Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Безопасность // Аналитика

20 февраля 2017

О некоторых итогах Мюнхенской конференции по безопасности — 2017

Владислав Белов К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД
Фото:
REUTERS/Michael Dalder
Вольфганг Ишингер выступает на
открытии 53-й Мюнхенской конференции
по безопасности

Беспрецедентное внимание к Мюнхенской конференции по безопасности — 2017 было обусловлено неясными перспективами будущего мирового и европейского миропорядка. В основном это было связано с отсутствием конкретной информации о содержании будущей внешней политики США, в том числе ее евроатлантического вектора и перспектив развития НАТО. Это стало существенным фактором роста неуверенности и растерянности в Брюсселе и столицах стран Евросоюза, решающего непростую задачу создания развития единой европейской политики безопасности и оборонной политики вплоть до формирования собственной армии.

Евросоюз находится в турбулентном состоянии — Brexit, масштабный миграционный кризис, рост праворадикальных настроений, которые могут оказать существенное влияние на президентские выборы в текущем году во Франции и парламентские в Голландии и Германии. В начале года существенно обострилась ситуация на Востоке Украины, а Минский процесс фактически оказался в тупике. На Ближнем Востоке сохраняется кризисная ситуация (кризисы в Ливии, Сирии, Ираке, Афганистане, фактор ИГ и пр.). Выросла опасность исламского терроризма, гибридных войн, киберпреступности, распространения эпидемий.

Прозвучали их заверения в преданности США трансатлантической солидарности и совместным ценностям, однако больше ясности в содержание будущей американской внешней политики они не внесли.

Не случайно среди более 500 участников МКБ были около 30 глав государств, 80 руководителей внешнеполитических ведомств и министерств обороны. Ожидания участия в конференции Д. Трампа и В. Путина не оправдались.

Накануне состоялась встреча министров обороны стран НАТО и заседание министров иностранных дел «Группы двадцати». Однако ожидаемого «разогревающего эффекта» для МКБ не получилось, что только усилило интерес к ней. Надо отметить публикацию за несколько дней до начала конференции годового доклада Munich Security Report 2017: Post-Truth, Post-West, Post-Order? и программной статьи председателя МКБ В. Ишингера, в которой были определены основные дискуссионные вопросы.

Цитата от участника.
Андрей Кортунов:
Атмосфера на Мюнхенской конференции —
американцы притворяются, что при Трампе
все будет по-старому, а европейцы
притворяются, что они верят американцам.

Заслуживает похвалы хорошее информационное освещение выступлений и дискуссий на МКБ — Баварское радио и Немецкая волна передавали их live в Интернете, видео важнейших докладов сразу размещались на сайте конференции.

Вот наиболее интересные итоги работы Мюнхенской конференции по безопасности — 2017.

Первый. Американская делегация и выступления ее ведущих представителей несколько успокоили своих европейских партнеров, дезавуировав наиболее резкие высказывания Д. Трампа. Прозвучали их заверения в преданности США трансатлантической солидарности и совместным ценностям, однако больше ясности в содержание будущей американской внешней политики они не внесли. Возможно, что недоверия, в том числе в контексте ценностного подхода, стало даже больше. Открытым остался вопрос о том, что Соединенные Штаты будут делать, если европейские партнеры не выполнят к 2024 г. взятые на себя обязательства по росту военных расходов. Примечательно, что американские докладчики отказались от дискуссий и ответов на вопросы.

10-летие Мюнхенской речи В. Путина не было использовано западными участниками для критического осмысления ее основных положений, которые во многом были подтверждены последующим развитием мировых событий.

Второй. Европейские политики (в первую очередь из Германии — канцлер А. Меркель, министр обороны У. фон дер Ляйнен, министр иностранных дел З. Габриэль) в своих посланиях постарались довести до американских партнеров / Д. Трампа свои озабоченности в отношении будущей политики США, в том числе недопустимости приоритетности двусторонних отношений по сравнению с единым блоковым подходом / союзническими обязательствами. В основном это относилось к России, которая, с одной стороны, критикуется США («это правильно»), а с другой — рассматривается в качестве партнера («это неправильно»). В этом же контексте критике было подвергнуто высказывание Д. Трампа о том, что он одинаково доверяет А. Меркель («правильно») и В. Путину («неправильно»). Была подтверждена готовность постепенного повышения военных расходов. При этом не были конкретизированы перспективы европейской оборонной политики и ее соотношения со стратегией Североатлантического Альянса.

Д. Браун, В. Ишингер, И. Иванов, С. Нанн:
Обеспечение безопасности в
Евроатлантическом регионе

Третий. Никто (осторожные высказывания З. Габриэля — не в счет) не поставил вопрос о целесообразности повышения расходов стран – членов НАТО (на сегодня более 800 млрд долл.) и о качественном содержании будущей оборонной политики и политики безопасности этой организации в условиях новых вызовов.

Четвертый. Россия по-прежнему рассматривается в качестве основного вызова и угрозы для НАТО и ряда ее членов — стран Прибалтики, Польши и пр. (в контексте ситуации вокруг Крыма и нарушения международного права).

Пятый. 10-летие Мюнхенской речи В. Путина не было использовано западными участниками для критического осмысления ее основных положений, которые во многом были подтверждены последующим развитием мировых событий. Восприятие ими речи С. Лаврова (как и речи Д. Медведева в 2016 г.) свидетельствует о том, что уровень стереотипизации / демонизации высшего российского руководства остается на высоком уровне.

Мюнхенская конференция по безопасности — 2017 послужила поводом для начала предвыборной борьбы по внешнеполитическим вопросам.

Шестой. Мюнхенская конференция в очередной раз стала площадкой для обвинения России в агрессии против Украины и невыполнения обязательств в рамках Минских соглашений. Не было предпринято попыток начать экспертную дискуссию о причинах кризиса на Донбассе, реальных механизмах выхода из него и способности / готовности участников Минского процесса (особенно украинской власти) прийти к общему знаменателю, который обеспечит постепенный прогресс. Достигнутая на уровне министров иностранных дел договоренность о прекращении с 20 февраля 2017 г. огня — в этом отношении слабое утешение, и нет уверенности, что она будет выполняться.

Седьмой. Среди западных лидеров есть понимание необходимости сохранения и постепенного восстановления отношений с Россией на фоне сохранения санкционного давления и непризнания перехода Крыма из украинской в российскую юрисдикцию.

Восьмой. Конструктивной дискуссии по основным ближневосточным вопросам не получилось. Может быть, за исключением вынужденного признания роли России в урегулировании сирийского кризиса.

Девятый. Достаточно осторожная критика социал-демократа З. Габриэля (о необходимости повышения военных расходов) прозвучала легким диссонансом по отношению к высказываниям представителей ХДС А. Меркель и У. фон дер Ляйнен. В этом отношении можно констатировать, что Мюнхенская конференция по безопасности — 2017 послужила поводом для начала предвыборной борьбы по внешнеполитическим вопросам.

Десятый. С 1962 г., когда по инициативе немецкого издателя Эвальда фон Кляйста была создана Wehrkundetagung (как считается, прообраз МКБ), прошло 55 лет. Достаточный срок для того, чтобы критически оценить эффективность этого уважаемого неформального форума и подумать, как повысить его будущую результативность с точки зрения поиска конкретных путей решения актуальных проблем современных международных отношений.

Оцените статью:

  11 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги