Актуальные тенденции международного развития в материалах зарубежных экспертно-аналитических центров

Зарубежные экспертно-аналитические центры: обзор материалов (конец мая – начало июня 2015 г.)

23 Июня 2015
Распечатать

Обзор подготовлен в рамках проекта кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ.

Руководитель проекта и главный редактор: О.В. Павленко, авторы: Е.В. Васильев, И.Ю. Кравченко, И.А. Баскакова.

В современную эпоху, которую захлестывают мощные информационные потоки, особое значение приобретает деятельность мозговых центров. Недаром их называют «пятой властью», влиятельным игроком мировой политики. Они имеют разные источники финансирования и вовлеченность в международные коммуникации, разное воздействием на принятие внешнеполитических решений и формирование фоновых представлений. Нас часто спрашивают о критериях для отбора аналитических материалов. За последние годы на кафедре зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ была создана обширная база данных о деятельности аналитических и университетских центров. Была разработана система анализа и мониторинга текущей информации, персональные и институциональные блоки.

 Отбирая материалы для РСМД, мы пытаемся, во-первых, обратить внимание читателей на тенденции, которые развиваются «в тени» актуальных дискуссий, но имеют шансы перерасти в крупные тренды. Во-вторых, особый интерес вызывают информация и комментарии к ней локальных мозговых центров. Их эксперты анализируют ситуацию в своей стране или у соседей, исходя из детального знания внутренней обстановки. Нам важно представить читателям тексты и идеи, где аналитики мыслят не только глобальными категориями, но и в масштабе локального  пространства. В-третьих, мы понимаем, что любое сопоставление мнений, идей, интерпретаций, создаваемых в экспертно-аналитической среде  — своего рода «игра зеркал», каждая грань имеет свою чистоту отражения реальности. Тем интереснее дискуссии и комментарии наших читателей, в ходе которых вырабатываются исследовательские подходы и критическое понимание феномена мозговых центров.      

          

 Деятельность турецких центров подробно исследуют армянские эксперты. По оценкам руководителя арменоведческого центра Научно-образовательного фонда «Нораванк» (Армения) Арестакеса Симаворяна, за последние 12 лет в Турции было создано порядка 120 исследовательских стратегических центров. Часть из них финансируется государством, часть – частными лицами и партиями. Активно действуют в Турции также  филиалы иностранных фондов. При университетах были созданы более ста исследовательских структур, но их деятельность «крайне нестабильна». Все эти стратегические центры оказывают, по мнению А. Симоваряна, серьезное влияние на властные решения. Анкара пользуется их интеллектуальными разработками, особенно в сфере внешней политики, дипломатии, национальной безопасности. Турецкие лидеры — Эрдоган, Гюль, Давутоглу регулярно посещают наиболее влиятельные центры и выступают там с лекциями. В 2013 г.  Эрдоган заявил, что мозговые центры играют большую роль во всех сферах жизнедеятельности турецкого государства. Ряд их руководителей был отправлен послами в страны Африки и Ближнего Востока.  

Особое внимание армянские эксперты обращают на усилившуюся в последнее время конкуренцию между Ираном и Турцией за региональное лидерство. События в Йемене стали камнем раздора между двумя странами. Президент Эрдоган выступил с резкой критикой в адрес Тегерана. По мнению армянского политолога Айка Габриеляна, основная причина в том, что Турция «сдает позиции в региональной конкуренции с Ираном на Ближнем Востоке», а Иран, напротив, укрепляется. В обзорах армянских аналитиков прослеживается стремление доказать, что Турция утрачивает влияние крупной региональной державы и свой посреднический потенциал в разрешении конфликтов.   

Турецких аналитиков в начале июня волновали другие темы. Прежде всего — перспективы Ирана в связи с отменой санкций. По мнению турецкого аналитика Исмета Озгула, Иран, владеющий 10%  мировых запасов нефти (4-ое место) и 20% мировых запасов газа (2-ое место) в случае отмены санкций имеет все шансы превратиться в  «нового азиатского тигра». В этой связи обсуждаются различные сценарии партнерства Турции с Ираном. Иной ракурс турецкой темы был представлен в материалах Брукингского Института (Brookings Ins., CША). Американские аналитики подчеркивают значение курдского фактора  для выстраивания нового баланса сил в регионе. Образование даже «полунезависимых курдских территорий на границе с Турцией» могло бы дать исторический шанс курдам, но это невозможно в краткосрочной перспективе. «США предоставили Турции полную свободу действий в Сирии», однако турецкие власти не спешат вмешиваться в сирийскую войну, которая может затянуться на долгие годы и «подорвать экономические и политические достижения за последние двенадцать лет». По мнению экспертов Брукингского Института, США нужно убедить Анкару в полной поддержке ее военных начинаний, которые «только усилят ее позиции, следовательно, и позиции США в регионе».

Для американских мозговых центров характерна в начале июня увлеченность моделированием нового баланса сил на Ближнем Востоке. Особый интерес приобретает тема сотрудничества с Ираном и Турцией. Усиление взаимодействия с ними рассматривается как необходимое условие борьбы с радикальным исламом. Особенно активно аналитики разрабатывают сценарии ирано-американских отношений. Стоит отметить такие публикации, как «Роль Ирана в Ираке» (Корпорация РЭНД, RAND Corporation, США), «Региональные предпосылки для ядерной сделки с Ираном» (Брукингский Институт, Brookings Institution, США), «Что Иранская сделка значит для России» (Центр стратегических и международных исследований, Center for Strategic and International Studies, США). Можно выделить следующие рекомендации американских аналитиков для Белого Дома в отношении Ирана.

Во-первых, Соединенные Штаты «должны с особым вниманием» отнестись к этой стране, хотя «тесное сотрудничество весьма проблематично». Тегерану нужно дать понять, что без него победить «исламское государство» будет сложно. Для этого нужно «предоставить Ирану немного бóльшую свободу действий, в том числе, и в военной сфере». Во-вторых, Россия будет стремиться использовать Тегеран для поддержки сирийского режима Б. Асада и «контроля за «исламским государством», представляющим опасность для ее южных границ. США необходимо доказать Ирану, что только «Запад сможет помочь Тегерану в реализации его амбиций». Для начала можно «усилить товарооборот между США и Ираном, а также предоставить доступ американским компаниям на иранский рынок». Но эффект, по мнению экспертов, может иметь американская поддержка снятия части санкций с Ирана, «чтобы общим фронтом выступить против сближения Тегерана с Москвой». Таким образом, логика новой иранской стратегии США включает противодействие России как обязательный компонент.

Тема Ближнего Востока сохраняет свое приоритетное положение в исследованиях американских мозговых центров. Все отчетливее проявляется скептичное отношение к ближневосточным стратегиям Президента Обамы. Возможно, по этой линии будут вести прицельный огонь критики кандидаты на президентские выборы 2016 г. Ведь с начала июня стартовала президентская кампания в США. Спад поддержки внутри страны внешнеполитических действий Б. Обамы чутко улавливают мозговые центры. Отсюда — рассуждения о кризисе идей в Президентской администрации и Государственном департаменте. В то же время заметна тенденция переключения внимания на внутреннюю повестку, которая и будет определять предвыборные программы кандидатов в президенты. Дискуссии разгораются вокруг увеличения расходов на вооружение и выдвижения кандидатов внутри Демократической и Республиканской партий. Что касается отношения к России, то здесь продолжает пока сохраняться общеамериканский консенсус.  

Стратегия сдерживания России обсуждалась в докладе Королевского института международных отношений (Chatham House, Лондон) «Вызов России» в начале июня. В нем британские эксперты весьма пессимистично оценивают перспективы отношений Европы и России. По их мнению, интересы российской власти «не всегда совпадают с интересами российского народа». Но это «внутреннее дело России» и странам Запада «не следует стремиться к смене режима в России». Западная политика в отношении Москвы должна быть ориентирована на «создание эффективной системы сдерживания»; «укрепление европейской системы безопасности»; «объяснение европейской позиции лидерам КНР и постсоветских государств». Этот доклад не содержит никаких «прорывных идей». В нем обобщаются позиции, которые обсуждаются в европейских мозговых центрах в последние месяцы. Но этот вариант «новой европейской политики» в отношении России, по сути, возрождает реалии «холодного противостояния». Складывается мнение, что влиятельные силы Трансатлантики подталкивают мир снова к биполярной конструкции. 

Если проанализировать «русский контент» мозговых центров ЕС, то можно прийти к выводу, что поляризация мнений и оценок продолжается. Влиятельный германский интернет-журнал «Internationale Politik und Gesellschaft» (Международная политика и общество) разместил на своем сайте видео выступления Министра иностранных дел Словакии и вице-премьера Мирослава Лайчака, который говорит о необходимости восстановления партнерских отношений с Россией. Интересно, что другой словацкий дипломат – Петр Коларж (бывший посол Словакии в России и в США) утверждает в интервью чешскому Rádio Impuls, что «путинская Россия представляет для Запада угрозу», и вся политика России основана на «устрашающей риторике». Здесь же приводится мнение премьера Украины Яценюка, который откровенно признает, что «хотел бы тотальной войны с Россией». Но пока Запад подобные «импульсы» предпочитает не замечать, хотя политика Киева приобретает все более рискованный и непредсказуемый характер. Европейский Совет по международным делам разместил подборку материалов о современном состоянии Украины и происходящих в стране изменениях , которые можно охарактеризовать, как «сильный народ, слабая власть». Кроме того, экспертами Совета подготовлен сборник статей «Что думают украинцы?» по вопросам национальной идентичности и политики, реформирования страны. Пульсирующее напряжение в Приднестровье и на востоке Украины, возрастающая угроза военной провокации Киева – эти темы не входят в зону «тревожного внимания» западных экспертов.

Политическая двойственность настолько очевидна, что заставляет задумываться о роли смыслов и принципов современной политики. Так, Гилберт Докторов, специалист по российско-американским отношениям, европейский координатор Американского Комитета по Соглашению «Восток - Запад» (American Committee for East West Accord)в Брюсселе, выступил с тезисами «Тирания ценностей. Как западная политкорректность отравляет отношения с Россией?». Он считает, что под «пуховым одеялом» мифологии ЕС об универсальных ценностях «скрывается национальный эгоизм». «Универсальные ценности не подразумевают никаких компромиссов и отказывают дипломатии в подобающем ей месте. Универсальные ценности должны утверждаться через диктат. Такая политкорректность может привести к новой мировой войне». Но этот призыв к более гибкой и реалистичной политики вызвал на сайте интернет -журнала весьма жесткие комментарии.

Европейский Совет по международным отношениям (European Council on Foreign Relations) опубликовал доклад, посвященный «Путиномике». Падение российской экономики, как предсказывают его эксперты, «будет затяжным… Ключевую роль в определении уровня спада играет продолжительность действия западных санкций». Это, наравне с возможным снижением «патриотического энтузиазма в отношении антизападной политики» российского лидера, может в ближайшем будущем поставить перед ним вопрос о «необходимости изменения ожидания российских людей и укрепления своих авторитарных институтов для борьбы с долгосрочной стагнацией». Правда, не совсем понятно, на каких данных делаются скоропалительные выводы.

Тема евразийской интеграции вызывает большой интерес и дискуссии. Эффективные форматы взаимодействия обсуждались в начале июня казахстанскими экспертами. Помогут ли экономические интересы преодолеть противоречия в борьбе за многополярный мир? Поймут ли постсоветские государства, что выживать и развиваться легче с «историческими партнерами и соседями»? Обсуждая потенциал Евразийского экономического союза (ЕАЭС), участники казахстанского экспертного клуба «Мир Евразии» пытались найти ответы на вопросы, что будет дальше и какие риски несет в себе расширение ЕАЭС? Не прошло и полгода, как ЕАЭС уже сделал первый шаг далеко за пределами постсоветского пространства, подписав соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Вьетнамом. По мнению казахстанских экспертов, сам факт свидетельствует, что «ЕАЭС не является реинкарнацией СССР». По их подсчетам, «более 40 государств дальнего зарубежья заинтересованы в сотрудничестве с Евразийским союзом». Особое внимание они обращают на выгодные перспективы включения в состав членов ЕАЭС Азербайджана. Но «из-за давнего двустороннего конфликта с Арменией» Баку «вряд ли захочет присоединиться к Союзу». Что же касается Кыргызстана, то низкий уровень его экономического развития вызывает скептическое отношение. Но есть и другие соображения. Участники клуба предполагают, что следующим членом ЕАЭС должен стать Таджикистан — член ОДКБ. Не исключается возможность присоединения и Узбекистана.

При этом далеко не последнее значение в популяризации евразийской интеграции имеет фактор «мягкой силы». По мнению эксперта киргизского Института стратегического анализа и прогноза Замиры Мураталиевой, России необходимо усилить работу в этом направлении в Кыргызстане. Политолог отмечает, что инструменты «мягкой силы» являются дорогостоящими и рассчитанными на длительное, но непрекращающееся воздействие. Эффект может быть незаметен в краткосрочной перспективе, но гарантирует долговременные результаты. Он доказывает необходимость усиления российской «мягкой силы» в Кыргызстане, расширение представлений о привлекательности образа  русских и России, стратегий евразийства, общей истории, культуры.

Тема евразийской интеграции была продолжена в начале июня и в материала Института оборонных исследований и анализа (Institute for Defence Studies and Analyses, Индия). В центре внимания — перспективы присоединения Индии к ШОС на ближайшем саммите, который пройдет в Уфе в июле 2015 г. Однако, как указывают индийские эксперты, «механизм расширения до сих пор четко не разработан». Эта Организация, по их мнению, используется Пекином для расширения своего влияния в Центральной Азии. Однако значение ШОС «может возрасти в рамках растущего российско-китайского партнерства, взаимодействия между ЕАЭС и проектом «Новый Шелковый путь». В случае успеха, «этот проект станет основой евроазиатской интеграции», что не вполне соответствует индийским интересам. С другой стороны, присоединение к ШОС будет способствовать увеличению контактов Индии с центральноазиатскими республиками, сотрудничеству с Китаем и Россией в области безопасности, энергетики и по некоторым другим вопросам. Также в Институте была проанализирована новая военная стратегия Китая. Индийские эксперты делают рекомендации: «усиление уверенности КНР в собственном морском доминировании» должно стать сигналом для Индии. Необходимо перейти «к более активной политике, нежели эпизодическое взаимодействие» в регионе Индийского океана». Стремление Пекина играть особую роль в глобальной безопасности «основано на объективной оценке собственной мощи». Это – серьезное изменение баланса сил в регионе Индийского океана, которое может значительно повлиять на положение Индии.

Подводя итог, можно выделить несколько тенденций, которые привлекали повышенное внимание зарубежных аналитиков в начале июня: перспективы партнерства с Ираном и Турцией; дальнейшая поляризация мнений о России в ЕС; возрастание интереса к различным форматам евразийской интеграции в Казахстане, Кыргызстане и Индии. Но вызывает тревогу игнорирование западными экспертами резкого повышения опасности военных провокаций  со стороны Киева и Кишинева по границам Приднестровья и регионам Восточной Украины…        

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся