Место России в многополярном мире

МОСТ НАД БЕЗДНОЙ

16 Июня 2016
Распечатать
Поделиться статьей


МОСТ НАД БЕЗДНОЙ



Из беседы с руководителем Школы публичной дипломатии Красноярска Василием НИКУЛЕНКОВЫМ в рамках круглого стола на тему «Содействие внешней политике России через региональные программы общественной дипломатии».



ИСТИНА В ПРОШЛОМ



В самые опасные годы существования российского государства – вдохновлялось общество. Когда наш русский мир, наше спокойствие и право на жизнь оказывались между Сцилой и Харибдой: монголов и ливонцев, поляков и турок, французов и англичан, европейских фашистов третьего рейха и японцев, европейских фашистов четвертого рейха и США, то, как правило, регулярная армия не выдерживала молниеносного нападения и начинала отступать. Поднимался только простой горожанин, крестьянин, служащий, студент и школьник. В них просыпался некий дремавший витализм, сила, которой нет равных в секретных лабораториях врага, которую не раздавить оружием и не обдурить пропагандой. Эти люди вставали в разные ряды единого Ополчения – информационного, правового, экономического, творческого, вооруженного. А, в конце концов, когда враг был уже внутри нашей крепости – они просто брали в руки оружие, а затем уже превращались в легенду для наших учебников истории и в неописуемый ужас для рядового солдата и офицера захватнической армии, который писал в своем дневнике о том, что даже русские мертвецы встают в атаку и добивают нас штыками. Потом эти дневники находили в окопах рядом с их погибшими хозяевами.



Однако, не мы с вами приходили в чужие дома. Не мы уничтожали целые города и деревни, мы не сжигали немецкой Хатыни, и не бомбили города с детьми, мы не устраивали концлагерей для беззащитного населения и не проводили геноцид целых народов, которых под видом депортации гнали без воды и пищи, а на привалах насиловали всех, кто оказывался рядом. Мы никогда не были дикими животными, сохраняли лицо. Понимали, что даже если пройдет сто лет, то будущим поколениям не отмыться от позора военных преступлений. И чтобы нашим внукам не пришлось скрывать факты геноцида и в истерике это отрицать с высоких трибун, чтобы ни одна из мировых религии не поставила черную печать на преступной истории, чтобы не опозорить славные дела Рюрика и Олега, московских князей, святого Александра Невского, великого Суворова и Кутузова, генералов Первой Мировой и маршалов Победы – мы всегда жили и играли по правилам. За это оказываемся и ненавидимы наши нестабильным окружением, которое не смотря на труды своих просветителей-гуманистов, почему то из всех идеологии человечества регулярно возвращается к любимому нацизму – самой ничтожной, мелкой идеологии слабых, неконкурентоспособных народов, которые просто не состоялись.



ДРЕМЛЮЩИЙ И ОПАСНЫЙ



Внутри нашего общества, которое стало чрезвычайно сложным и многослойным – мы видим ситуацию ожидания. К сожалению, среди руководителей низшего и среднего звена мы не видим армию Президента, которая готовая вынести все тягости военных походов со своим генералом, от Дагестанской операции в 1999 до Цхинвала 2008, Крыма 2014 и Сирии 2015-16 годов. Президенту некого вести в бой, потому что его опора сегодня выжидает и ждет исторического поворота, при котором так называемая элита готова брать ответственность только за Победы, но не промахи. Зачем вам такие офицеры, генерал? Это потенциальный удар в спину.



Огромную ставку идеологическое противостояние всегда делает на молодежь. Мне нравится мягкая позиция нашего Президента, которая не навязывает ультрапатриотических идей, не формирует единую точку зрения, а предоставляет полную свободу самоопределения в идеологическом пространстве. Именно поэтому, когда я прихожу на встречу с молодежью, то слышу десятки разных мнений, от грубостей в адрес правительства до циничного уничижительного юмора в адрес собственной страны, ее интересов и истории. Несколько голосов обязательно будут отданы и в поддержку нашего внутреннего и внешнего курса. Находясь в центре такого калейдоскопа мыслей, я еще раз благодарю внутри себя Путина за то, что он стал первым примером национального лидера, который научился управлять неуправляемыми вселенскими масштабами России, не поправ свободы мысли. «Я ненавижу ваши взгляды, но я готов умереть за ваше право их отстаивать. Очень здорово, что мы построили общество дискуссии, когда у вас нет раздражения смотреть в глаза собеседнику, который напрочь с тобой не согласен. И тогда только включается искусство педагога объяснять разнополярной аудитории необъяснимые для них вещи. Убеждать и зажигать, спасать молодые души от революционной клоаки , приглашая их в ряды созидателей и государственников. Очень важно уметь объяснить горячему студенту, почему не дешевеет бензин с падением цены на нефть, почему литр нефти в России не может стоить как литр воды, почему мы обязаны поддерживать операцию в Сирии и не должны считать стоимость каждой бомбы, ведь в Сирии на самом деле защищается и Красноярск, и наш с вами спокойный сон. Трудно объяснить, с исторической точки зрения, почему там не так как здесь. Молодежь накопила очень много вопросов к власти, и даже к законодательной – к народным избранникам, членам правительства, губернаторам, чиновникам. На эти вопросы ответить некому, тк никто из перечисленных выше с ними не ведет диалог, а задать вопрос Президенту России оказывается проще, чем региональному чиновнику. В этом случае у меня возникает некое ироническое чувство, когда ты для дела добра и мира должен аргументированно объяснять молодежи – почему нельзя даже задумываться над этим омерзительным словом- майдан. Почему нельзя просто взять и раскулачить чиновника декларирующего по нескольку десятков миллионов доходов в год (это только по открытой информации), почему нельзя даже забрать у него эти деньги для социальных нужд города и края. Приходится за них самих аргументированно объяснять , что все эти доходы – это часть жизни политической элиты, многоуровневые квартиры, особняки, зарубежные автомобили стоимостью в несколько миллионов, внедорожники и моторные лодки, загородные дома – что это нормально, естественно и может быть где-то правильно. Но убедительным здесь быть сложно, однако, ссылаясь на спокойствие в истерзанной за сто лет России, любимой родины, которая не должна никогда больше перенести социальных потрясений – огонь в их душах стихает и возможно своими усилиями я еще на один шаг отодвигаю страшную вероятность бунта. А внутри себя снова питаю надежду, что у Моего Президента все получится, что еще не время для деприватизации, нельзя нанести удар по целой плеяде сошедших с ума от роскоши казнокрадов уже завтра, что всему нужен холодный, научный расчет, что все будет сделано также правильно, как в Сирии, как в Крыму, как на Кавказе, как с Евразийским союзом и ШОС. Я глубоко уважаю личный управленческий опыт Президента и его стратегическое мышление, а также тех неизвестных нам советников, которые влияют на мнение нашего лидера и России шаг за шагом на шахматном поле все делает правильно. Работать на опережение, сражаться за лояльность собственного подрастающего поколения – наша стратегическая задача.





https://vk.com/krasmun



 



МОСТИК ИЗ ХВОРОСТА И КАМЕННЫЙ ВИАДУК



Почему я считаю, что за общественной дипломатией будущее ответить просто – линия фронта давно изменилась. Ее перенесли в наш тыл по планам, разработанным уже после Второй мировой. Китайский автор Сунь Цзы, написавший правила искусного ведения войны уже 2500 лет назад говорил о том, что лучшая победа может достигаться только без ведения боя. Кстати говоря, к труду Сынь Цзы серьезно отнеслись европейцы и американцы уже после 1945 года, когда встал вопрос о противостоянии СССР через удары по болевым точкам внутри, расшатывании морально-нравственного основания, воспитании недовольства и презрения к истории и современности своей страны и народа. В то время, когда в наших вузах сдавали диалектический материализм, а сотрудники КГБ тратили время на партсобрания и переподготовку по научному коммунизму, - наши западные партнеры прошли семимильный путь вперед в технологии оранжевых революции и сменах политического режима без войны, разукрупнению государств, разжиганию гражданских войн по искусственно созданным поводам. Если бы наши спецслужбы осваивали бы все эти навыки, то вероятно они бы имели противоядие от этой политической отравы, то возможно они знали бы как вести себя для предупреждения катастрофы развода народов СССР, который сопровождался кровью. Вероятно, они бы смогли проанализировать горбачевские реформы на этапе их внедрения, а уже не по факту, возможно они бы в одночасье смогли устранить все точки нестабильности, политических авантюристов и сотрудников ЦРУ на государственных должностях. Страна могла бы сохраниться и не откатываться снова в 17 век, и территориально, и экономически, и нравственно, как это случилось в 1991 г.. Однако, трудно быть профессионалом и контратаковать архитекторов цветных революции, когда постоянно борешься с радиоперехватами Голоса Америки, преследуешь за книги Пастернака или подслушиваешь разговоры на кухне. Как оказалось – эта работа не только не дала результатов, а усугубила положение страны, когда тотальный контроль оказался ничем кроме как тоннами ненужной информации, которая не помогла избежать вспышек насилия по всем границам СССР в бывших братских республиках и спасти собственно сердце самой России от толпы московских интеллектуалов, макаревичей и других артистов, вышедших с жиру на танки, отвоевывать себе личную коммерческую демократию, приняв решение за весь двухсотмиллионный народ. Затем, когда наступила ужасная реальность прославленных артистами и бизнесменами 90-х годов, нашим силовым структурам пришлось повышать конкурентоспособность по сути в военных условиях и сегодня мы видим прекрасный уровень профессионализма, не раз спасавший Россию из бездны, возводя над ней иногда хворостовый мостик, а иногда каменный виадук. Сегодня безопасность нашей страны – это главный вопрос повестки дни у национального лидера. Мы подошли к тому моменту, когда ядерная угроза больше не является образом пропаганды, а стала реальным положением дел. Пограничные военные базы, попытки прямого вмешательства в государственные дела, политические провокации на высшем уровне от лица лидеров западных стран, сотни научно-образовательных программ с попыткой перековать мировоззренческие установки молодежи и поствать ее в ряды своей пехоты в этой новой гибридной войне.



ВОЙНА БЕЗ БОЯ: С 90-Х ПО НАШИ ДНИ



Но наши зарубежные коллеги за последние 25 лет прошли еще больший путь и не уставали повышать свою квалификацию снова не в теории, а на практике. Практикой я называю развал Югославии, утонувшей в крови, уничтожение Ирака, Афганистана, Ливии, Сирии, Украины. Были неудачные попытки уничтожить Армению, Кыргызстан, Македонию, Беларусь, Китай (события в Гонконге). На очереди Молдова. Такой технике может только позавидовать любой аналитик или практик Джеймс Бонд, прозябающий в мирное время и теряющий бесценный профессионализм.



Итак, чему они научились с 1991 года? года когда мы оголили все, что только было возможно и стояли ко всему миру в одном интересном положении в ожидании гуманитарной помощи или транша МВФ. Я хотел бы сказать только про гуманитарную сферу, т.к., экономисты, силовики, оборонка сами могут рассказать, как правила Сунь Цзы – «войны без боя» отразились в их профессиональной среде. Мне интересно проследить как мягкая сила уничтожила наши науку и образование и как можно остановить расползающиеся трещины сегодня.



Все началось с признания неэффективности как советской школы, так и вуза, лоббирования вхождения России в Болонский и Лиссабонский договоры. Формальная цель простая – найти себе применение за рубежом, в Европе. Т.к. ни Россия, ни постсоветский мир, ни страны Востока не были центром притяжения, а любовь к самобичеванию и самонасмешкам привели нас в 90-е годы к черте ненависти и презрения ко всему отечественному. В том числе науки и образования. У меня складывается впечатление, что в этой атмосфере презрения мы до сих пор с протянутой рукой стоим в очереди международных рейтингов вузов и научные международные базы данных. Постепенно, воспитанники Болонской системы российского образца сменили в школах и вузах поколение высоких профессионалов советской научно-образовательной школы, которые могли еще поставить в ряды государственников эффективно обученную молодежь. Затем в научно-образовательный сегмент пришла либерастия в том смысле, в каком вы это слово понимаете. Желание быть свободным в ущерб окружающим и придумывать бесчисленные права, требующие удовлетворения ненавистным государством, в котором, кстати (по их мнению), все не так, как нужно.



Идеологами бесконечной либерализации становятся люди, точка зрения которой, граничит с крайней нетерпимостью, но это не мешает им состоять в значимых структурах, которым дано право и потенциал разрабатывать и внедрять в головы повестку дня внутренней и внешней политики. Просматривая ленту несогласных-интеллектуалов всегда найдете «доктора Иноземцева». Так, этот человек входит в научные советы организаций (например, Российский Совет по международным делам, возглавляемый эксминистром иностранных дел России), существующих во многом за государственные деньги. Он читает лекции в высших учебных заведениях нашим студентам, выступает на радио и в печати. Живет и зарабатывает в нашей стране. Он поднимает очень много разных тем и утверждает, что разбирается в них. Наверное, это "очень серьезный ученый", если он так востребован. Посмотрим теперь заголовки его публикаций: «Обыкновенный фашизм. Правда о Владимире Путине» (прямое оскорбление главы государства и 85% его поддерживающих в стране. Здесь без комментариев), «Путин плох для экономики» (рост ключевых экономических показателей говорит обратное), «Как рухнет режим. Возможный сценарий» (экстремистские настроения в научно-популярном стиле), «Персональная неприязнь: почему антироссийские санкции не отменят никогда» (подтачивание острой международной обстановки, причем даже вершины айсберга, «Первые боевые потери в Сирии: пора делать выводы» (напоминает радость русских оппозиционеров времен Крымской и русско-японской войн), «Почему Россия опаснее СССР», «Почему Российская модель бесполезна для других народов» (а мы разве ее навязываем? А когда навязывали разве она была бесполезна? Посмотрите на новые суверенные страны бывшего СССР. Каждая из них состоялась). Дальше комментариев нет. Только есть вопросы.



Задача гражданского сектора внимательно читать прогнозы и мысли таких ученых и правильно их растолковывать. Потому что делать этого больше некому. Ведь образовательная модель, в указах президента заданная очень верно, но реализуемая с определенным уклоном, растолковать тезисы Иноземцева про «обыкновенный фашизм» не сможет. Потому что не захочет. Потому что может быть согласна с автором, только вслух этого не произносит. Да и приоритеты другие – занять свое место в рейтинге, причем международном.



ГОНКА ЗА РЕЙТИНГОМ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБМЕНЫ: СОТРУДНИЧЕСТВО ИЛИ РАЗЛОЖЕНИЕ - КАК НАЙТИ ГРАНЬ?



это еще одна странность. И не смотря на то, что жизнь построена на брендах и вуз, как и часы, выбирают по этому критерию; однако, известный бренд не гарантирует качества. Вузы готовят квалифицированных безработных; погоня за международными рейтингами - значит игра по чужим правилам, которая угрожает российскому образованию в стратегической перспективе; нужно развивать частный образовательный сектор - есть конкуренция - будет качество; международные рейтинги вузов - это чисто рыночная имитация качества для решения коммерческих вопросов; необходим национальный отечественный рейтинг, а не в коем случае не международный; мы должны производить таких конкурентоспособных выпускников, а они , в свою очередь научные исследования и инженерные продукты, с которыми никакие санкции не страшны. - а почему эти золотые, уникальные, самые правильные слова Зернова Владимира Алексеевича (Доктор технических наук, профессор, председатель Совета Ассоциации негосударственных вузов России (АНВУЗ) и Карамурзова Б. С. -доктор технических наук, профессор, ректор Кабардино-Балкарского государственного университета, «Заслуженный деятель науки РФ»). не доходят до ряда ответственных лиц от образования? Рано или поздно, Россия придет к этим постулатам.



Многие из образовательной среды слышали названия - Фулбрайт, Хамфри, Маски, Future Leaders Exchange, AIESEC, Global UGRAD Program. Сегодня презентации этих программ проводятся в сибирских вузах, студентов активно вовлекают в них и стоит отметить, что они этому рады и согласны за свой счет оплачивать вакансии уборщиков и официантов по американской программе «Работай и путешествуй», а что говорить, если тебя еще везут на Запад не в качестве рабочей силы, а уважаемого субъекта силы мягкой.



В концепции «мягкой силы» во внешнеполитической

стратегии ЕС и CША международные обмены занимают одну из главных позиций.



До какого-то момента "мягкая сила", форма борьбы в международных отношениях интерпретировалась в отечественном дискурсе как идеологическая. Безусловно, идеология, наряду с внешнеполитической пропагандой, составляла значительную, если не основную часть «холодной войны». Вместе с тем развал Советского Союза продемонстрировал удивительное явление: противостояние идеологий после 1990 г. отошло в прошлое, а «пропагандистские», как они тогда характеризовались, инструменты внешней политики – пропаганда идей демократии, свободы, рыночной экономики – по-прежнему продолжали использоваться США и, в меньшей степени, европейцами в своей международной деятельности.



Перед США уже не стояла задача борьбы с советской идеологией, но сформированный ими имидж борца за свободу и справедливость, так же как и образ ведущей военной державы, экономического и технологического лидера, много раз помогал США собирать международные коалиции, укреплять свои позиции в других регионах мира, формировать мировую повестку дня, реализовывать лидерство во многих мировых делах.



Самым распространенным среди стран присутствия и универсальным направлением политики «мягкой силы» можно назвать образовательные и научные программы, в том числе программы обменов:



– Программа Фулбрайта Fulbright Program для иностранных студентов предоставляет студентам, молодым специалистам и художникам возможность пройти обучение или проводить научные исследования в США в течение одного года или более.

AIESEC, программа Хьюберта Хамфри, программа стипендий Эдмунда Маски, 

Программа Летнего института им. Бенджамина Франклина,

Программа стипендий на изучение английского языка Access 2012–2014, 

Программа обмена для старшеклассников (Future Leaders Exchange), Программа глобального студенческого обмена (Global UGRAD Program).



Эти программы оккупировали наше научно-образовательное, культурное пространство. Зашагали по России они в период "перестроечной операции" президента СССР М.С.Горбачева и зарубежных спецслужб. А после 1991 года - дорога на Россию была свободна на 100%. Президенту СССР вручили Нобелевскую премию официально за "Миротворчество" с подтекстом "Спасибо за удар в спину из собственного тыла". А России вручали всевозможные премии, как например, «Наиболее развивающаяся страна AIESEC» в аккурат в 1991 году. В год гибели Советского государства. Цит. " На международной конференции в 1991 году AIESEC СССР получает награду «The most developing country of AIESEC» («Наиболее развивающаяся страна AIESEC»)."



А нужна ли нам такая награда!? А нужны ли нам эти программы? Для чего? для очередного 1991 года?



Один из результатов неофициальной "обработки" участников обменов – это появление у возвращенцев устойчивого желания под названием "Пора валить!" Однако, "свалить" могут не все, а только по-настоящему, ценные для Запада специалисты (вспомним "утечку мозгов" 1990-х, когда забирали первоклассных ученых, а что делать с простыми гуманитариями?). Остальным же поручают разлагать свою страну, проживая в ней же.



Внимание! Пропаганде - нет! При написании текста выше были использованы научные материалы авторитетного журнала "Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика" ученых М.В. Братерского, А.С. Скриба.



 



НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНУЮ МОДЕЛЬ МЫ ДОЛЖНЫ ОРИЕНТИРОВАТЬ НА ЛУЧШИЕ РОССИЙСКИЕ ВУЗЫ, А С МЕЖДУНАРОДНЫМИ РЕЙТИНГАМИ СТОИТ ВЕСТИ СЕБЯ ПРИЛИЧНО И СДЕРЖАННО



Все мы понимаем, что в международных научных базах данных и громких рейтингах есть и место для некого контроля за интеллектуальной элитой государства. Выступая на круглом столе "Российская наука в мировых рейтингах: перспективы и угрозы" я отметил, что:



Научная дипломатия - это очень важный инструмент к завоеванию позиции страны на международной арене. Закрепить свои позиции в этой сфере должна каждая уважающая себя страна. Это значит построить собственную, а не заимствованную модель российского образования и науки: ориентироваться на собственный рынок труда, потребности промышленности, обороны, сельского хозяйства и гражданской отрасли. Исходить в научных исследованиях не из природных ресурсов и леса, куда нас тыкает носом ЕС, США и Канада, а из собственной интенсивной стратегии переработки ресурсов и производства собственных качественных товаров, которыми нужно заваливать мир, а не наоборот.



Именно на этой строчке хочется сказать и про модель науки и образования, которую "нас попросили" принять лет 25 назад, которую мы привили и уже смирились с тем, что когда-то у нас может быть собственная модель. Все признаки научно-образовательной модели сегодня вторят, что высокие технологии и интенсивное развитие недр не для нас, что мы можем даже не браться за это. «Вот скоро поднимется стоимость барреля нефти и ситуация исправится!» - появилась эта ужасная, расхожая фраза, которая словно приговором отражается в головах тех людей, кто понимает что это значит. Отсюда и модель науки, которую можно отразить очень емким словом – встраиваться. Нет ничего хуже для уважающего себя государства и человека – куда-то встраиваться.



Наша величайшая, космическая, не требующая пояснений и сомнений история науки и техники, общемировые изобретения русских инженеров, унижены уже тем, что мы "куда-то вступаем и встраиваемся". И надо еще выискать такие места, куда не каждый может еще и вступить, как то Болонский или Лиссабонский процесс. Почему не Московский, Новосибирский, Томский, Красноярский? Что же происходит вообще? Ведь это мы придумали радио, телевидение, компьютер, мобильную связь, самолет, вертолет и даже летательную штуку на которой раньше всех достигли Космоса! Почему мы даже не задумываемся над тем, что у нас сегодня могут быть собственные международно-значимые научные журналы, наукометрические базы данных, программы научных стажировок? За такие слова уже сумасшедшим могут счесть, но почему сумасшествием не считается то, что перспективный молодой ученый, чтобы подать конкурсные документы должен в обязательном порядке регистрироваться в международных научных базах? Но если мы не хотим в них вступать, если мы хотим говорить только на русском языке, если мы хотим жить только в России, то кто тогда защитит наши права и будет уважать наши интересы? Пока во всем сквозит сырьевая модель науки и экономики, то наши западные партнеры, будут с иронией относиться к нам вдвойне, а к эмигрантам-ученым втройне. Пусть и от науки, но все равно гастербайтеры.



РФ славится своими учебными заведениями на весь мир. Студенты из разных стран мира пытаются попасть в Россию для учёбы, потому что вузы РФ стремительно приближаются к уровню таких маститых европейских и американских учебных заведений, как Гарвард, Кембридж и др. Сегодня совершенно неудивительно увидеть какую-либо из отечественных высших школ в определённом международном ТОПе. Российские вузы в мировом рейтинге являются постоянными гостями.



Мы не должны допустить, чтобы, мягко сказать, интеграционные процессы в науке захватили засекреченные области знаний и поставили под угрозу национальную безопасность страны. Все мы понимаем, что в международных научных базах данных и громких рейтингах есть и место для некого контроля за интеллектуальной элитой государства. Хотя с историей, культурой, экономикой и экологией тоже нельзя "играть". Украина нам это хорошо показала. ЕС в любом случае отменит санкции, ведь это может стать настоящим ударом по экономике и науке. И, похоже, они это понимают. Их цель – не допустить полного импортозамещения, лишить Россию шансов выстроить самостоятельную безрисковую на международном уровне образовательную и экономическую модель. Тогда они нас точно потеряют в списке на уничтожение.



К сожалению, курс на интрнационализацию в образовании взят сегодня не смотря на все опасения. История необдуманных реформ в России говорит о том, что через несколько лет новая плеяда реформаторов будет строить свою политику на критике «марксизма-ленинизма, царизма или западничества». Так какой смысл допускать эти ошибки сегодня. Научно-образовательный сектор – это главный переход от независимости к колониальности любой страны. Бисмарк сказал, что успех войны – это винтовка нового образца и школьный учитель. Также он сказал, что Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности и тогда они победят сами себя". ) Потому, наверное, стоит побороться, чтобы эти заветы в жизнь не воплотились. Иначе некому будет объяснить, что Крым Наш был всегда, а американцы вступили в войну, чтобы разделить Европу, а не помочь Сталину, что оправдывать фашизм опасно для жизни человечества, что Европа в глубоком кризисе и на пороге очередной войны в регионе и что в этом противостоянии России снова предстоит быть самой сильной и обезопасить Евразийский континент, что ставка сделана на молодежь и завтра они должны выбрать в чьи ряды встать. Ведь в наших рядах – многовековая справедливость, всецивилизационное многообразие и спасение, а в их рядах – бездна, над которой мы и должны воздвигнуть мост.



 



Записала Екатерина Дубова



В продолжении темы необходимости организации в Красноярском крае молодежной воспитательной политики в области международных отношений, в следующих номерах хотелось бы рассказать о том, как в рамках закона отвечать на вызовы извне во второй части работы «Мост над бездной».



30 МАЯ 2016 ГОДА Ученый Совет СФУ выдвинул кандидатуру Василия Никуленкова на Премию президента Российской Федерации за вклад в укрепление единства российской нации.



 



С 2010 года герой публикации возглавляет единственную в крае организацию, обеспечивающую реализацию воспитательной политики молодежи в сфере международных отношений, отстаивающей основы государственности и патриотизма, внешней политики России и продвигающей позитивный образ нашей страны в зарубежных СМИ и аудиториях



 



 


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся