Блог Натальи Сергеевой

«Мягкая» Россия: сравнение российской и американской модели применения механизмов «мягкой силы» во внешней политике.

28 Января 2015
Распечатать

Механизмы мягкой силы уже являются признанными и эффективными в ведении внешней политики. До сих пор лидерами в применении мягкой силы являются США, соединившие методы культурной, публичной дипломатии и жестких методов экономического или военного влияния. Интересными представляются перспективы России в приспосабливании своей внешнеполитической идеологии к использованию культурно-идеологической привлекательности. Для этого необходимо сравнить институциональные, правовые и идеологические параметры осуществления политики мягкой силы в США и России и оценить перспективы и преимущества России в данной сфере внешней политики. 

Упоминание мягкой силы среди российских публичных документов  можно найти в основных внешнеполитических концепциях: «Неотъемлемой составляющей современной международной политики становится «мягкая сила» - комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии». [1](Из Концепции внешней политики России 2013 г.). «Решение задач обеспечения национальной безопасности в сфере культуры в среднесрочной и долгосрочной перспективе достигается за счет укрепления международного имиджа России в качестве страны с богатейшей традиционной и динамично развивающейся современной культурой; развития общей гуманитарной и информационно-телекоммуникационной среды на пространстве государств - участников Содружества Независимых Государств и в сопредельных регионах». [2](Из Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года).

Примечательно, что в официальных документах Белого дома редко используется понятие «мягкая сила». Однако ее принципы можно найти, например, в Стратегии национальной безопасности США 2010г., которая, в том числе, указывает на поддержку как правительственных, так и неправительственных институтов и гражданского общества других стран, а также распространение ценностей, присущих американскому обществу и имеющих универсальный характер.[3]

В институциональном плане главным органом в реализации политики мягкой силы России является, безусловно, Министерство иностранных дел. Однако непосредственно рассматриваемые нами механизмы применяются такими организациями, как Россотрудничество, Русский мир, Русский век, Институты Пушкина. Среди негосударственных организаций действуют такие проекты, как программа Transcript от Фонда Прохорова и Читай Россию\Read Russia – премия Института перевода. Также одной из наиболее крупных организаций, вовлеченных в продвижение народной дипломатии, является Российская Ассоциация Международного Сотрудничества, которая объединяет 96 обществ дружбы с зарубежными странами. Последние являются важнейшими институтами культурной кооперации между странами и характеризуются широким спектром деятельности, от международных выставок и круглых столов до Дней культуры России за рубежом.[4] С 2013 года основным институтом продвижения мягкой силы становится Россотрудничество. При этом акцент делается на оповещение в ходе реализуемых за рубежом программ о том, кто является источником инициативы финансирования (т.е. Российская Федерация). 

В США формальными институтами, занимающимися политикой мягкой силы, являются Бюро по делам образования и культуры Государственного департамента США (Фулбрайтовская программа, программы по изучению английского языка, стипендии для граждан стран СНГ, повышение престижа американского высшего образования, отдел гражданских обменов, программа по защите культурного достояния, распространение американских произведений искусств и т.п.); Информационное агентство США, филантропические и спонсорские организации. Также действует масса неформальных институтов распространения мягкой силы: Голливуд, СМИ, музыка и прочее.[5]

Как можно увидеть, основная доля программ культурной дипломатии создана в сфере образовательных обменов и повышения привлекательности американского высшего образования. Важность студенческих и научных обменов была отмечена в статье А.Торкунова «Образование как инструмент «мягкой силы» во внешней политике России»[6], где отмечен высокий потенциал российских высших учебные заведений на мировой арене. Здесь стоит добавить, что в рамках мягкой силы необходимо не только повышать доступность и качество российского образования, но также повышать привлекательность идеологической составляющей российской культуры, так как именно она распространяется посредством студенческих и научных обменов.

В своей статье про «русифицированную» мягкую силу, Е.Осипова представляет российскую стратегию использования мягкой силы в качестве противоположной американской. Акцентируя внимание на заявлениях В.Путина, В.Суркова, К.Косачева и других официальных лиц, автор делает вывод, что российское понимание мягкой силы сильно отличается как от американского, так и от западного в целом. Использование мягкой силой США представляется российскому руководству аморальным и противоправным, вовлекая такие методы действия, как скрытое финансирование неправительственных организаций в других странах, что является нарушением принципа суверенности независимого государства. Российское восприятие мягкой силы основывается на двух принципах: суверенность, независимость, отличность от «западного» демократического пути развития и, как следствие, централизация и консолидация власти; и второе – рассматривание инструментов мягкой силы как чисто американской стратегии, проецируемой жесткой силой.[7] Это подтверждается речью Путина 2012 года: «Следует четко различать — где свобода слова и нормальная политическая активность, а где задействуются противоправные инструменты «мягкой силы»… Активность «псевдо-НПО», других структур, преследующих при поддержке извне цели дестабилизации обстановки в тех или иных странах, недопустима.»[8]

Мягкая сила как инструмент внешней политики часто критикуется российскими исследователями и политиками за отступ от принципов цивилизованности и мультикультурализма (««Мягкая сила» в ХХI веке становится одним из главных способов борьбы за влияние, за территории и ресурсы. Мир словно возвращается в позднее Средневековье»[9]).  Отсюда идет речь о российском восприятии и переосмыслении механизмов мягкой силы. Таким образом, российская мягкая сила должна базироваться на альтернативной морали – на идеалах консерватизма и уважения суверенности государств.

Подобные идеи напоминают распространенную в 1960-х годах в США критику «культурного империализма», которая и сейчас сохраняется среди американских консерваторов. Ее последователи считали, что «западная культура представляет собой агрессивную, хищническую силу», которая стремится распространить собственную культуру, подчиняя и уничтожая коренную культуру.[5] Таким образом, России предстоит отойти от «жесткой» стороны применения мягкой силы, ориентируясь на открытые, легитимные методы, уважающие суверенитет стран-объектов реализации мягкой силы.

Так как российская внешняя политика ориентируется, в основном, на страны СНГ и ближнего зарубежья, где у России присутствуют явные геостратегические интересы, она в состоянии использовать указанные методы. В этом отличие от американской политики мягкой силы, которая распространяется на широкий диапазон вовлекаемых стран и, в основном, распространяет культуру, отличную от национальной культуры стран-объектов. Более того, российская мягкая сила ориентируется на поддержку консервативной политической элиты государств, поддерживая, в основном, действующее руководство. Американская мягкая сила направлена, как уже было сказано, на воздействие с оппозиционными силами государств, побуждая эти группы граждан к занятию активной гражданской позиции.

Такой подход представляет российскую и американскую внешнюю политику с использованием механизмов мягкой силы в качестве противовеса и противоположностей в рамках морали. В американо-российских отношениях это означает соперничество идеологических принципов в геополитически важных регионах мира. У российской политической идеологии и продвигаемых принципов есть свои сторонники на мировой арене. В последнее время, помимо стран СНГ, к ним присоединились Китай и другие страны БРИКС. Именно эти регионы стали объектами реализации российского мягкой силы. Какие же аспекты американской политики мягкой силы могут послужить примером для российской культурной дипломатии? Это, во-первых, вовлечение неформальных акторов в систему реализации мягкой силы. Представители российской культуры и СМИ должны в более широком масштабе поощряться государством при распространении продуктов творчества на внешний рынок. Во-вторых, критика американской мягкой силы при Дж.Буше младшем основывалась на нивелировании ее результатов за счет участия США в вооруженных конфликтах; таким образом, Россия должна реализовывать концепцию «умной силы», при которой «мягкие» и «жесткие» методы не противоречат гармоничной внешней политике государства. В-третьих, постепенное увеличение радиуса государств-объектов российской мягкой силы, что приведет к некой унификации ее принципов и добавление элементов «массовости»; однако в этом случае необходимо не отходить от выбранных консолидирующих идей и не прибегать к «агрессивной» мягкой силе, угнетающей коренную культуру государств.

Источники и литература:

1.Концепция внешней политики России 2013//http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

2. Стратегия национальной безопасности 2020// http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html

3.Стратегия национальной безопасности США 2010// http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf

4.Официальный сайт Российской Ассоциации Международного Сотрудничества// http://rams.org.ru/

5.Филимонов Георгий «Мягкая сила» культурной дипломатии США: Монография. – М.:РУДН, 2010. С.102-149

6.Торкунов А. Образование как инструмент «мягкой силы» во внешней политике России// /inner/?id_4=1467#top

7. Osipova E., ‘Rusification’ of ‘Soft Power’: Transformation of a Concept. / Exchange Journal of Public Diplomacy., Vol.5// https://www.academia.edu/9638758/_Russification_of_Soft_Power_Transformation_of_a_Concept

8.Россия и меняющийся мир. Речь Владимира Путина, 2012г.// http://www.mn.ru/politics/20120227/312306749.html

9.Пономарева Е. Железная хватка «мягкой силы»// http://www.odnako.org/magazine/material/zheleznaya-hvatka-myagkoy-sili/

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся