Блог проекта "Москва Наций"

Эксперты о Волгоградской трагедии: эпизод или системный сбой?

23 Октября 2013
Распечатать

21 октября 2013 г. в Волгограде произошла трагедия: в одном из автобусов прогремел взрыв, в результате которого погибли шесть человек, а десятки - получили тяжелые ранения. Мощность взрыва составила около трех килограммов тротила. Взрыв в Волгограде ставит под угрозу зимнюю Олимпиаду 2014 года в Сочи,- считают одни. Это реакция террористов на непримиримую позицию Москвы по Сирии,- считают другие. Теракты давно стали бизнесом, причем очень доходным, это недобросовестная, жесткая конкуренция в экономике, - говорят третьи. В чем причина трагедии? Стоит ли ожидать продолжения терактов? Что должна предпринять власть? - с такими вопросами портал «Москва наций» обратился к экспертам по межнациональным отношениям.

Георгий Мирский, известный политолог, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, считает, что настоящий мусульманин не может быть террористом. «Это своеобразная форма протеста, как когда-то это было в 30-е годы в Европе, когда люди, разуверившись во всем, в политике, власти, в жизни, не видели перспективы и обращались к исламу, как к религии, предлагающей им новый путь в более справедливую жизнь, где можно достичь гармонии с самим собой. И если уж человек перешел в ислам, то тут рано или поздно надо показать, что ты борешься за его идеалы. Вот они и борются. Что касается власти, то она оказалась в сложной ситуации, она не знает, как себя вести: ссориться с мусульманским миром, в котором 20 млн человек, нельзя, а если говорить о русском национализме, то власть обвинят в том, что она действует против собственного народа. Пассажиры автобуса, который взорвала террористка, никакого отношения к Кремлю и его политике не имели, это невинные жертвы. И цель у террористов одна – спровоцировать вражду между русскими и мусульманами, спровоцировать антирусские и антимусульманские настроения». Тогда русские будут считать, что мусульмане враждебны, что Кавказ нам не нужен. А кавказцы, таджики, узбеки станут говорить о том, что здесь, в России их не любят, что спокойствия и жизни здесь не будет. Поэтому важно не поддаваться на провокации, не ожесточаться и не враждовать,- заключает Г. Мирский.

Алексей Малашенко, профессор, доктор исторических наук, эксперт Московского центра Карнеги, считает, что проблема носит частный характер, хотя и разворачивается, безусловно, на фоне противостояния с исламом. «Это жесткая религия с огромными амбициями, и забывать об этом не стоит,- говорит он.- Помимо этого, мы живем в таком ужасном мире, где терроризм, и не только индивидуальный, увы, стал частью глобального мира. Это происходило и в Норвегии (Брейвик), и в Белгороде (Помазун), и вот в Волгограде». Вряд ли можно такие вещи рассматривать в качестве «открытия сезона к Олимпиаде», считает эксперт, слишком далеко еще до 2014 года, да и террористы в таком случае обычно спешат расписаться, позиционируют себя. Если это системный терроризм, то спецслужбы быстро разберутся, если же, как я считаю, частный случай, то здесь будет сложнее. Думаю, что теракты продолжатся. Власть, на мой взгляд, не понимает, что происходит. Я же призываю перестать вести дискуссии о политкорректности, забыть, хотя бы на время этот термин, и называть вещи своими именами: фактически в Дагестане уже несколько лет идет гражданская война. Власть должна говорить правду, и тогда мы быстрее придем к миру и согласию.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся