Блог Лео Энзеля

Спасти, что можно спасти! – или: От «Общего Дома Европа» к «Европе сотрудничества»?

4 Апреля 2017
Распечатать

Если верить некоторым ведущим русским публицистам, то идея «Общего Дома Европа», принадлежащая Горбачеву, для официальной русской политики – и, возможно, также для широких кругов населения России – между тем окончательно умерла. Бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов некоторое время назад сухо констатировал: „Возвращения ситуации к осени 2013 года не будет. Мы дрейфуем друг от друга – не на годы, а на десятилетия!“[1]

И уж если принять это заявление за актуальный наиболее неблагоприятный вариант и отказать себе во всяком принятии желаемого за действительное, то все люди, которые стремятся к продолжительной деэскалации в новом конфликте между Западом и Востоком и до сих пор видели в «Общем Доме Европа» главное решение, задают вопрос об альтернативе. Прежде чем начнется отказ или будут придуманы совершенно новые концепты, возможно, было бы полезно, несмотря ни на что, вернуться к идее «Общего Дома Европа», чтобы проанализировать, какие моменты этого концепта также при измененных геополитических рамочных условиях могли бы быть спасены и перенесены в сегодняшнее время и в ближайшее будущее – в случае, если у важных политических действующих лиц на Западе (США/ЕС) и России было бы для этого твердое желание. Конструктивные указания в этом направлении в недавнем прошлом показательно дал сам Иванов: „Слишком долго мы пытались строить этот дом с крыши, а не с фундамента, с общих политических деклараций, а не с конкретных дел. (...) Поэтому наиболее практичным и продуктивным в данный момент представляется выстраивание сотрудничества вокруг конкретных проблем, где наши интересы объективно совпадают.“[2] Более точное исследование покажет, что большинство ‚Основ‘ – при условии доброй воли со всех сторон – как индивидуальные проекты также реализовались и за пределами концепта «Общего Дома Европа». Обязательным условием было бы прощание с – и без того постоянно волюнтаристски сконструированными и политически инструментализированными – дебатами о ценностях! Одновременно была бы желательно параллельное пошаговое сглаживание политики обоюдной игры с нулевой суммой между Западом (США/ЕС) и Россией.

В общем выделяются четыре уровня действий: военно-политический уровень, уровень политики в узком смысле, экономический и общественный уровни. На всех этих уровнях необходимо развивать главные реалистические ближайшие и отдаленные цели для защитников политики деэскалации.


Военно-политический уровень


Высшей целью является и остается предотвращение «горячей войны» между Россией и Западом.

Если воспринимать эту цель всерьез, то также все шаги, которые означали бы скольжение с потерей высоты в (старую или новую) холодную войну, должны приниматься в расчет. – В частности, это означало бы:

Точное соблюдение всех договоров о разоружении и контроле вооружения;

Деэскалация в выборе слова;

Возобновление непрерывного диалога между НАТО и Россией для улучшения коммуникации, обмена информацией и прозрачности (в рамках старых или новых действующих многосторонних органов);

Вывод всех войск по линии разграничения между НАТО и Россией, а также всех систем оружия, которые могли бы спровоцировать (в худшем случае больше неконтролируемую) эскалацию;

Немедленное прекращение всех демонстраций военной силы в международном пространстве – в воздухе, воде, на земле и в космосе – даже если они не нарушают действующее международное право; (цель: препятствие дальнейшему ‚Dangerous Brinkmanships‘)[3] ‚опасному балансированию на грани войны‘;)

Прекращение военных действий на Украине и замораживание украинского конфликта на основе Минских соглашений-2, а также предотвращение дальнейших ‚замещающих конфликтов‘ внутри и за пределами постсоветского пространства;

Немедленное прекращение всех односторонних действий по изготовлению защитного щита от ракет;

Немедленное прекращение ‚модернизации‘ соотв. нового размещения атомного оружия на европейской территории между Атлантикой и Уралом, а также размещения ракет-носителей ближнего и среднего радиуса действия; параллельно с этим: начало переговоров между НАТО и Россией с целью создания безатомной Европы от Атлантического океана до Урала;

Возобновление переговоров между НАТО и Россией о пошаговом сокращении всех стратегических ядерных боевых комплексов, а также начало переговоров о контроле и ограничении обычных боевых комплексов;

Повышение престижа ОБСЕ; начало нового ‚Хельсинского процесса‘ с целью новой политики разрядки международной напряженности и обновленной ‚Парижской хартии‘ на основе отказа от угрозы и применения силы, а также уважения государственного суверенитета и неприкосновенности границ;

Прекращение дальнейшего территориального расширения НАТО, а также начало переговоров между НАТО и Россией с целью создания трансатлантической структуры безопасности, включая Россию на равных правах.


Уровень политики в узком смысле


Высшая ближайшая цель могла бы здесь заключаться в словах Игоря Иванова: „Наша общая задача – пройти этот опасный путь с наименьшими потерями.“

На политическом уровне от всех действующих лиц потребовалось бы прорвать самостоятельно усиливающуюся спираль эскалации посредством просчитанных шагов односторонних подготовительных работ на материальном и символическом уровнях.

Для государств постсоветского пространства (за исключением Прибалтики) следовало бы всегда искать условия на политическом, военном и экономическом уровнях, которые освободили бы эти государства от альтернативы Или – Или между Россией и Западом.

После заморозки украинского конфликта нужно – насколько это еще возможно – найти решение для Крыма, которое с точки зрения международного права корректно регулирует его государственную принадлежность a posteriori.

Санкции, введенные в ходе украинского конфликта, должны быть отменены всеми сторонами.

К конструктивному равноправному ‚относящемуся к проекту‘ сотрудничеству между Западом и Россией нужно стремиться там, где представлены общие интересы (например, в борьбе с исламским терроризмом, пролиферации коммутируемого материала, изменении климата и т.д.). Первыми идеями, обещающими успех этого ‚относящегося к проекту‘ сотрудничества, были ведение переговоров по Минскому соглашению, соглашение по атому с Ираном.

В той мере, в которой ‚относящееся к проекту‘ сотрудничество должно было бы быть успешным – т.е.: противопоставляя конфронтации успешную кооперацию на ограниченных территориях, увеличились бы шансы постепенно сломать логику эскалации.


Экономический уровень


Достигнутые до сих пор формы экономической кооперации между Западом и Россией должны быть сохранены, насколько это возможно, даже в условиях нынешних санкций.

После – рано или поздно предсказуемой – всесторонней отмены санкций временно отрезанная кооперация должна быть снова как можно скорее возобновлена и расширена.

Нужно целенаправленно стремиться, способствовать и укреплять взаимную экономическую зависимость (например, в секторе энергии).

Общее экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока должно быть намечено как цель и пошагово реализовано.


Общественный уровень


Высшая целью на общественно-гражданском уровне – остановить процесс разрозненности обществ двух сторон, увеличивающегося отчуждения между людьми в России и на Западе и имплементировать новую культуру взаимного прислушивания и прямого диалога.

Первоочередным приоритетом здесь являлась бы реконструкция доверия на всех уровнях.

Доверие не может быть восстановлено ни по приказу, ни как чистое волевое усилие. Реконструкция доверия требует наряду с обязательной волей не в последнюю очередь также наличия способствующих рамочных условий, которые воодушевят все стороны к сотрудничеству над общими проектами. Если эта кооперация происходит успешно, то в этом процессе доверие может вырасти шаг за шагом. У официальной политики – при условии доброй воли – здесь было бы много возможностей поддержать общественные инициативы поcредством содействия подходящим рамочным условиям.

Под реконструкцией доверия следует понимать ‚многоаспектное задание‘, которое должно целенаправленно начинаться в рамках всех би- и многосторонних контактов (экономические контакты, содружество городов-побратимов, молодежный обмен, межконфессиональные диалоги, также и в спорте).


Предварительный вывод


В случае, если измененные геополитические рамочные условия передвинут реализацию „Общего Дома Европа“ в необозримое будущее, то потеря этого видения не оказалось бы катастрофой при более точном рассмотрении, если бы все стороны были готовы вместо этого ‚поступаться своими интересами‘ – и это действительно делать! Освободившись от давления все труднее достигаемого видения и груза бесконечных и бесполезных диспутов о ценностях, прагматический и относящийся к проекту подход мог бы облегчить выход из спирали эскалации и реконструкцию доверия и тем самым мог бы даже лучше содействовать мирному сосуществованию в Европе. Другими словами: Вместо того, чтобы из-за – окончательной или предварительной – потери видения „Общего Дома Европа“ погружаться в парализующий пессимизм, сторонникам политики деэскалации следовало бы направить свою энергию на менее амбициозный и более устойчивый проект и „вокруг конкретных проблем“ построить „Европу сотрудничества“[4].

Существенные моменты исходного видения могли бы быть реализованы также хорошо, возможно, еще и легче в этих более прагматических рамках.

1 http://russiancouncil.ru/en/analytics-and-comments/analytics/zakat-bolshoy-evropy/

2 http://russiancouncil.ru/en/analytics-and-comments/analytics/rech-na-vstreche-rabochey-gruppy-proekta-stroitelstvo-bolsho/

3 http://www.europeanleadershipnetwork.org/avoiding-war-in-europe-how-to-reduce-the-risk-of-a-military-encounter-between-russia-and-nato_3045.html

http://www.europeanleadershipnetwork.org/medialibrary/2015/06/23/f9c1b2bb/ELN%20NATO%20Russia%20Roundtable%20Report.pdf

http://www.europeanleadershipnetwork.org/russia--west-dangerous-brinkmanship-continues-_2529.html

4 Я заимствую это понятие из международной „Task Force on Cooperation in Greater Europe“.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся