Блог Кирилла Гуськова

Великая сланцевая революция?

1 Мая 2014
Распечатать

В начале лекции С. Мельникова сразу же дала понять, что она относится к сланцевой революции с большой долей  скептицизма. «При катастрофическом обилии материалов на эту тему, а материалов просто океан, крайне сложно вычленить источники, которые заслуживают уважение».

В своих исследованиях ученые из РАН используют только официальные данные, включая отчетность компаний, непосредственно занимающихся добычей сланцевого газа. Однако такие компании часто публикуют отчеты как по США, так и по своим зарубежным операциям без разграничений. Следовательно, их данные не всегда дают полную картину для анализа.  

 

«Разоблачение» началось с данных по запасам сланцевого газа в мире. В 2009 году процессы, происходящие в Северной Америке (именно там началась «сланцевая революция»), вышли на мировой уровень.  В этом году  МЭА (Международное энергетическое агентство) опубликовало свой ежегодный доклад «Прогноз развития мировой энергетики» (World Energy Outlook) с оценкой запасов сланцевого газа в мире.  Доклад является своего рода «библией» для энергетического сообщества, поэтому он пользуется большим доверием у экспертов. При подробном анализе доклада у ученых из РАН возникло огромное число вопросов. МЭА оценило мировой объем сланцевого газа в 456 трлн. кубических метров, что почти в 2,5 раза превышало доказанные запасы газа (190 трлн. кубических метров на конец 2010 года) в мире. Это произвело «эффект разорвавшийся бомбы». Сланцевая революция была больше похожа на массированную пиар- кампанию, подхваченную экспертным сообществом и ведущими мировыми изданиями (FT, Washington Post, New York Times и т.д). Интересно, что английское слово сланцевый газ «shale gas» имеет 43,500,000 упоминаний в google, а базовая ценность западного мира - демократия - лишь 37,800,000 (личный анализ автора статьи на 11.03.2014), что свидетельствует как об огромном интересе к данной теме, так и о хорошо проделанной пиар-кампании. Проблема заключается в том, что эта цифра - мифическая, но данный миф имел огромное воздействие на мир.

 

В докладе «Прогноз развития мировой энергетики» 2009 года МЭА в своих оценках запасов сланцевого газа ссылалось на несколько авторов. Однако все указанные авторы брали в качестве первоисточника работы одного ученого - Х. Рогнера.  В работе «Оценка мировых углеводородных ресурсов» (An Assessment of World Hydrocarbon Resources) он впервые приводит данные по запасам сланцевого газа, которые были перепечатаны  МЭА и многими другими изданиями.  Однако в этой работе Х.Рогнер четко дает понять, что его данные являются «гипотетическими, предполагаемыми» (speculative), особенно по «оценкам регионального распределения». Это ставит под вопрос приведенные в докладе МЭА данные.  В 2012 году та же цифра- 456 трлн. кубических метров - была приведена в докладе международного газового союза. Получается, что эти данные были полностью одобрены отраслевым сообществом. 

 

Очередной прогноз по запасам сланцевого газа МЭА вышел в 2013 году. Всего за четыре года МЭА кардинально изменило свою оценку этого вида топлива. Из общего объема (810 трлн. кубических метров) «технически извлекаемых ресурсов» на сланцевый газ  приходилось лишь 212 трлн. кубических метров. Это связано с изменением методологии подсчета газа. В последнем докладе МЭА авторы использовали понятие «технически извлекаемые ресурсы», тогда как в докладе 2009 года был использован термин «запасы газа в пласте» (gas in place). «Ни одна серьезная классификация природных ресурсов... не содержит такого термина «технически извлекаемые ресурсы». Есть хорошо вам известная категория доказанных запасов, которая ставится на баланс каждого государства...  Эта категория строгого учета»- подчеркнула С. Мельникова. Такое изменение  произошло, потому что термин «технически извлекаемые ресурсы» снимает ответственность с авторов доклада за приведенные данные из-за методологической путаницы. Интересно, в этом докладе на регион «OECD Americas» (США и Канада) приходилось 48 трлн. кубических метров сланцевого газа.  Однако картина по доказанным запасам сланцевого газа в США на этот период уже выглядит по-другому: около 4 трлн. кубических метров.

 

Революцией, по мнению С. Мельниковой, можно назвать метод добычи такого вида газа (гидроразрыв пласта). О сланцевом газе знали еще в 20 веке, но добыча стала выгодной лишь в последние несколько лет благодаря этому методу.

 

С. Мельникова очень подробно  рассказала о проблемах, связанных с добычей сланцевого газа. Прежде всего, она выделила особенности «отдачи» сланцевой скважины, экологические риски и высокую себестоимость добычи газа.  Сланцевая скважина дает огромный прирост добычи только на первоначальных этапах эксплуатации. Через 2-3 года она угасает,  тогда как многие наши скважины могут служить по 20-30 лет. Добыча сланцевого газа несет огромные экологические риски. Среди них можно выделить загрязнение воды, испарения при утилизации бурового раствора, огромные расходы воды и т.д. Средняя цена на добычу сланцевого газа в США по подсчётам специалистов из РАН  колеблется от 120 до 190 долларов за тысячу кубических метров, что значительно выше рыночной цены (в данном случае за рыночную цену (90 долларов) была принята цена Henry Hub на 2012 год). Интересно, что стоимость добычи газа из российской скважины составляет 37 долларов за тысячу кубических метров. Стоит отметить, что цена на газ в США для конечного потребления действительно снизилась благодаря сланцевому газу, но она все же остается довольно высокой (более 450 долларов за тысячу кубических метров для домохозяйств в 2013 году).  Несмотря на все проблемы, добыча сланцевого газа в США постоянно увеличивается.

 

В основе успеха сланцевой добычи в США лежат следующие компоненты: низкие транспортные издержки, одновременная добыча всех углеводородов, применение сложных финансовых инструментов, высокая оптимизация издержек,  хорошая инфраструктура, благоприятные геологические условия, относительно низкая плотность населения, слабое регулирование со стороны государства и высокий уровень конкуренции среди компаний.

 

В конце своей лекции С. Мельникова подчеркнула, что сланцевая революция реально свершилась лишь на североамериканском континенте. Вторым регионом мира, который всерьез задумался о добыче сланцевого газа, стала единая Европа. ЕС увидел в сланце некое спасение от российской газовой зависимости, но пока добыча сланцевого газа в крупных объемах остается лишь мечтой. Пионером среди европейских стран по добыче сланцевого газа стала в 2007 году Польша, куда пришли десятки мировых компаний. Однако большинство из них уже прекратили свои проекты из-за их нерентабельности. Экологические проблемы также препятствуют  добыче сланцевого газа в Европе. Франция, например, запретила гидроразрыв пласта как метод добычи сланцевого газа.

 

Будущее сланцевой революции довольно туманно из-за проблем, связанных с добычей этого вида топлива. В США сланцевый газ можно добывать на огромных пространствах благодаря относительно низкой плотности населения. В ЕС плотность населения гораздо выше, поэтому все проблемы, связанные с добычей сланцевого газа, несут огромные риски. Следовательно, Европа не станет «энергетически независимой» даже в среднесрочной перспективе. Смогут ли США в долгосрочной перспективе нарастить экспорт сланцевого газа для изменения расстановки сил на мировом газовом ранке? Пока на этот вопрос нельзя дать однозначный ответ.

 
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся