Река Иртыш во взаимоотношениях Казахстана, Китая и России

Вода без границ

1 Августа 2013
Распечатать
Воду уже давно называют нефтью XXI века. Только в отличие от нефти ее нечем заменить. Оттого она ценнее. Год за годом потребление воды растет. Уже сейчас от вододефицита страдают больше двух миллиардов человек. Почти треть населения всей планеты. И эта цифра, по оценкам ученых, будет стремительно расти. А значит, недалек тот день, когда именно питьевая вода, а не нефть, золото или другие природные ресурсы, станет недоступной многим роскошью, признаком благосостояния и мощным рычагом в международных отношениях.
 
Эксперты говорят, что ситуацию с мировым вододефицитом может усугубить жесткая гидрополитика некоторых стран. В их числе Китай. На территории Поднебесной берут начало многие реки Центральноазиатского региона и большой части Южной и Юго-Восточной Азии. Согласно нормам международного права, Китай является хозяином этих речных стоков, но обязан распоряжаться этими водами рационально, то есть без ущерба для экологии и хозяйственной деятельности территорий, находящихся ниже по течению этих рек. В Пекине уже не раз обещали не обделять соседей водой, но на деле руководствуются только своими интересами. Власти КНР не ставят подписи под международными соглашениями, которые регулируют правила водопользования и тем самым избавляют себя от необходимости информировать соседей о своей деятельности и компенсировать им негативные последствия в случае неумеренного использования вод трансграничных рек. В том, что такие последствия не заставят себя ждать, мало кто сомневается. Перенаселенный Китай активно осваивает свои западные, наименее обеспеченные водой, территории. Согласно амбициозным замыслам китайского руководства, засушливые земли должны превратиться в цветущий сельскохозяйственный, промышленный и густонаселенный регион.  Поить новые китайские города будет Иртыш – важная водная артерия для Казахстана и России. Судьба соседей Пекин, похоже, не сильно заботит, поскольку китайская сторона ежегодно без стеснения увеличивает водозабор из Черного Иртыша (название реки в ее верхнем течении). Его воды питают два канала, построенных в Синьцзянь-Уйгурском Автономном Районе: Черный Иртыш-Карамай и Иртыш-Урумчи. По первому часть стока Иртыша перебрасывают в озеро Улюнгур. Благодаря этому площадь водоема выросла на 200 квадратных километров. Кроме того, этот канал питает Карамайский нефтяной промысел. Второй канал обеспечивает водой территории Таримского нефтегазового бассейна. Там также идет активная разработка месторождений черного золота. В будущем для этих двух каналов Китай планирует отбирать из Черного Иртыша порядка 5-6 кубических километров воды ежегодно. А это половина общего стока реки. Казахстанские эксперты бьют тревогу и предупреждают, что даже если Китай будет забирать только 30% от общего стока Иртыша ежегодно, то это уже грозит масштабной экологической катастрофой на территории Казахстана и России. Там, где еще недавно ходили многотонные суда, воды скоро будет по колено. Иртыш может превратиться в череду илистых островков, топей и стоячих вод, а уникальное озеро Зайсан, которое питается водами этой реки – в огромное высыхающее болото.
 
Заложниками эгоистичной гидрополитики КНР могут стать и районы вдоль другой трансграничной с Казахстаном реки - Или, впадающей в озеро Балхаш. Эти территории уже сегодня признаны вододефицитными. А китайская сторона намерена только увеличивать водозабор. Власти КНР собираются развернуть у истоков Или масштабное строительство. В планах - возведение свыше 30 электростанций, больше десяти крупных водохранилищ, плотин и других гидротехнических сооружений. По оценкам экспертов, реализация этих проектов приведет к тому, что к 2050 году сток реки Или в Казахстане уменьшится на 40%. Это грозит резким обмелением Балхаша. Ведь Или обеспечивает почти 75% от всего притока воды в озеро. Эксперты не исключают, что Балхаш может повторить судьбу Арала. И тогда ветры поднимут тысячи тонн соли со дна высохшего озера и отнесут их в сторону Восточного Казахстана. А это, в свою очередь, грозит таянием ледников Алатау и селями крупнейшему мегаполису Республики – городу Алматы. При этом стоит отметить, что если уровень воды в жизненно важных для Казахстана реках будет падать, то уровень их загрязнения с реализацией планов китайской стороны будет неуклонно расти. Набирающие обороты промышленные мощности Синьцзянь-Уйгурского Автономного Района не могут не сказаться на объеме вредных сбросов в Иртыш и Или. 
 
Надо понимать, что такой, без преувеличения, апокалиптический сценарий грозит не только проблемами с водообеспечением населения Казахстана и России, но и, в целом, нарушением экологического равновесия в регионе, необратимыми изменениями климата,  опустыниванием поймы многих рек, исчезновением лесов, сокращением урожайности, деградацией животноводства и ухудшением эпидемиологической обстановки. Столь стремительный и масштабный природный дисбаланс в столь немаленьком регионе планеты неминуемо повлечет за собой сбой в ее экологической и экономической системах. 
 
Казахстан пытается договориться с китайской стороной вот уже 15 лет, но ощутимых результатов до сих пор нет. Справедливо поделить пока удалось только одну реку – Хоргос. После 10 лет непростых переговоров Астана и Пекин договорились и уже построили на ней объединенный гидроузел, который позволяет равномерно забирать воду с обеих сторон. Но это капля в море. По остальным трансграничным водным артериям (а по территории Казахстана со стороны КНР протекает более двух десятков рек) договориться пока не удается. Пекин не только отказывается присоединяться к международным конвенциям по трансграничным водам, но и упорно настаивает на урегулировании этих вопросов путем проведения только двусторонних переговоров, по отдельности с Астаной и Москвой. Мол, для каждой из сторон нужен индивидуальный подход. Вполне очевидно, к чему это ведет: решение жизненно важных не только для Казахстана, но и всего региона вопросов может вылиться в долгие дискуссии. Логично предположить, что Пекин избрал такую тактику, чтобы просто потянуть время и завершить собственные проекты в запланированные сроки, а уже потом поставить соседей перед фактом. 
 
 
Надо сказать, что не менее эгоистично Китай ведет себя и с другими соседями. В Пекине разрабатывают проекты отвода в северо-западные районы вод Брахмапутры, что определенно повлечет обмеление реки на территории Индии и Пакистана. Кроме того, КНР активно осваивает ресурсы реки Меконг – крайне важной водной артерии для Таиланда, Вьетнама и Камбоджи. Урегулировать вопрос водопользования с Китаем этим странам тоже пока не удается. 
 
Назвать тактику КНР рациональной и добрососедской трудно. Насколько она дальновидна и выгодна даже в собственных интересах,  покажет время. Нужно лишь помнить, что во взаимосвязанном и взаимозависимом мире невозможно выиграть  в одиночку: или выигрывают все или никто. Земля не дает другого выбора.  
Кроме того, ученые предупреждают, что в новом мире, где вода станет главным стратегическим ресурсом, доминировать, как ни парадоксально, будут вовсе не те, кому она принадлежит. Ведь продавать воду в глобальных масштабах, как нефть, например, не получится. Слишком дорого обойдется ее транспортировка на большие расстояния. Дешевле будет экономить воду и эффективно ее использовать. 
 
 
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся