Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Дмитрий Шелест: Политика Нарасимха Рао «Смотри на Восток» как инструмент формирования будущего Индии

9 Мая 2018
Распечатать
После обретения независимости от Британской короны в 1947 году Индия осталась наедине с огромным количеством проблем во всех областях политической, экономической и общественной жизни страны. Десятилетия ушли у руководства государства и, прежде всего клана Неру-Ганди, для решения задач борьбы с бедностью, запуска процесса модернизации экономики и формирования внешнеполитической повестки.
Вместе с этим эклектичный курс государственного капитализма, доминирование Индийского национального конгресса (ИНК) в политической жизни, замедление темпов экономического роста, снижение эффективности накоплений, замедление темпов роста национального дохода [3, с. 98] и рост социальной напряжённости порождали новые проблемы. К 90-гг XX столетия Индия пришла с конфликтами в Кашмире 1987-1989 годах, активизацией сикхского сепаратизма, коррупционного скандала с участием семьи Ганди, неудачной попыткой решить этнический конфликт в Шри-Ланке и межфракционной борьбой в ИНК.
Все эти события «...стимулировали поиск альтернативных путей развития страны и объективно вели к организации оппозиции Конгрессу» [1, с. 459]. Неудивительно, что на парламентских выборах 1991 года ИНК получил 225 мест из 541 в Народной палате [3, с. 473]. Трагическая гибель лидера Конгресса Раджива Ганди от руки тамильского террориста усугубила кризис власти. На фоне этих событий премьер-министром правительства Индии стал Памулапарти Венката Нарасимха Рао, который заменил погибшего главу ИНК.
Новый руководитель кабинета министров заявил о перемене экономического курса, утверждая, что имеет мандат на радикальные перемены даже со стороны политических оппонентов [6]. Фактически он запустил новую экономическую политику, которая должна была подкрепляться определёнными внешнеполитическими шагами, в том числе и концепцией политики «Смотри на Восток» (Look East Policy (LEP)). При этом девятый премьер-министр не использовал слепо идеологию свободного рынка в духе президента США Рональда Рейгана или своего английского коллеги Маргарет Тэтчер. Его шаги в области реформ скорее напоминали экономическую политику канцлера Германии Вилли Брандта [5]. В свою очередь, упомянутый посыл, как попытается далее показать автор, являлись не только ответом на текущие вызовы, но и удачной попыткой построить модель будущей Индии.
То, что стране нужны перемены, было очевидно большинству политиков того времени. Для этого существовало несколько основных предпосылок.
1. Необходимо было менять экономическую модель, что являлось приоритетом для Рао [10]. В свою очередь решение лежало в плоскости перемены экономической парадигмы. 2. Стояла задача ослабить социальное давление внутри страны исходившее от радикально настроенных индуистов и перехватить националистическую повестку у «Бхаратия джаната парти» [4, с. 250]. 3. Во внешней политике стране необходимо было противостоять Китаю, который претендовал на ту же зону влияния, что и Индия [17]. 4. Распался Советский Союз, который был основным экономическим и стратегическим партнёром Индии в изучаемый период [15]. 5. Для укрепления статуса региональной державы следовало упрочить лидирующие позиции в отношении стран Восточной части Индийского океана в условиях снижения роли Движения неприсоединенияв странах Третьего мира [17].
Вместе с этим Индия достигла значительных успехов в построении независимого государства. Страна имела ядерное оружие, была создана армия и проведена индустриализация производства. Нью-Дели оставалось лидером Движения неприсоединения. Естественно, что государство Индостана нуждалось в переменах и для того, чтобы сохранить предыдущие достижения.
Рассматривая события более чем 35 летней давности, уместно предположить, что отсутствие реформ при консервативном сценарии развития Индии могло привести к стагнации во всех государственных и общественных сферах на долгие годы, если бы руководство не просто начало решать текущие проблемы, но и определять будущее на десятилетия вперёд.
Ошибочно было бы говорить о том, что Рао первым в истории независимой Индии счёл необходимым развивать сотрудничество с восточными соседями. Расположение государства Индостана в силу исторических и географических причин предполагало наличие интересов в Юго-Восточной Азии. Это чётко обозначил Джавахарлал Неру на Афро-Азиатской конференции в Бандунге (Индонезия) в 1955 году. Однако в нерувианской Индии развитие конструктивных отношений сдерживалось тем, что «…внешняя политика по отношению к Восточной Азии была смесью отстранённости и патриархальной напыщенности» [15, с. 267]. Далее Раджив Ганди в период нахождения у власти с 1984 по 1989 год посещал Индонезию, Таиланд, Бирму, Вьетнам и Китай. Нью-Дели посещали лидеры Вьетнама, Индонезии, Кампучии, Малайзии и Сингапура[13]. Уместен вопрос: почему же преемник семьи Неру-Ганди не добился столь впечатляющих успехов?
По сути здесь и сыграло свою роль стратегическое мышление премьер-министра Рао [15], который с одной стороны чётко определил проблемность существования государства в установленном режиме, невозможность полагаться на прежнего союзника – распадающийся Советский Союз, а с другой имел определённое видение будущего Индии, которое выходил за пределы решения текущих задач. Поэтому некорректно говорить только о том, что избранный курс был продиктован тактическими проблемами: Нью-Дели необходимо было соперничать с Пекином, или выполнять требования МВФ [6].
Прежде всего «Экономический курс правительства Нарасимха Рао предполагал денационализацию части государственной собственности, акционирование ряда предприятий государственного сектора в целях повышения эффективности и увеличения финансовых поступлений в бюджет» [4, с. 249]. Вместе с этим была проведена девальвация индийской рупии, отменены экспортные субсидии и промышленное лицензирование в большинстве отраслей, открыт внутренний рынок для зарубежных инвестиций и импортных поставок [4, с. 249]. В этом отношении вся экономическая политика того периода «…исходила из признания важнейшей роли частного иностранного капитала в развитии индийской экономики вообще и её привлекательности в особенности» [3, с. 203], что в целом оправдало ожидания реформаторов. Если «среднегодовой темп прироста ВВП в дореформенное десятилетие (1981/82 – 1990/91 гг.) составил 5,6%. В годы реформ он увеличился с 1,3% в 1991/92 году до 5,1%-5,9% в 1993/93, 1993/94 годах и до 7,3%-7,8% в 1994/95-1996/97 годах» [2, с. 538]. И более того, по мнению экономического обозревателя Айяра, кумулятивный эффект реформ сработал и в «нулевые», когда после 2000 года Индия достигла 8,5% экономического роста [5].
Действия девятого премьера Индии по преодолению финансового кризиса в 1991 году вызвали заинтересованность Наставника-министра Сингапура Ли Кван Ю (Lee KuanYew), премьера этого государства Го Чок Тона (Goh Chok Tong), малазийского премьер-министра Махатира Мохамада (Mahathir Mohamad), руководства Вьетнама и других стран Юго-Восточной Азии [11]. Неудивительно, что следующий шаг индийского лидера, а именно, реализация политики «Смотри на Восток» получила одобрение лидеров государств региона и их готовности к сотрудничеству. Как утверждает Пилаи, даже «США пересмотрело свою стратегию в Индо-Тихоокеанском регионе, найдя общую схожесть с индийской политикой «Смотри на Восток», которая позволила скрепить дальнейшие отношения со странами Юго-Восточной и Восточной Азии» [14, с. 136].
Индийский премьер-министр посетил с визитом большинство стран, входивших в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Уже в 1992 году Индия обрела статус «регионального партнёра по диалогу» с АСЕАН. Затем «Были созданы соответствующие механизмы для такого сотрудничества – Деловой совет Индия-АСЕАН, Совместный управляющий комитет АСЕАН-Индия» [2, с. 987].
В качестве стратегического результата на тот период индийскими исследователями отмечается, что «Индия переоткрыла Восточную Азию в 1992 году, когда запустила политику «Смотри на Восток» как последствия окончания холодной войны и начала либерализации индийской экономики» [7]. А с точки зрения австралийского исследователя Дэвида Брюстера внешняя политика Нью-Дели изучаемого периода вполне достойна того, чтобы её называли «Азиатская доктрина Монро» [9, с. 103].
Благодаря шагам премьер-министра Рао были инициированы многие программы, которые реализовались и после ухода политика с руководящего поста (1997 год), а также действуют после его смерти в 2004 году. Так в 2000 году было подписано соглашение с Токио «Японо-индийское глобальное партнёрство в 21 веке». В октябре 2003 года Договор о дружбе и сотрудничестве между Индией и АСЕАН. К 2003 году объём внешней торговли вырос до 140 млрд. долларов США в сравнении со 40 млрд. в 1990 году [17]. Участие в работе Бенгальская инициатива по многосекторному техническому и экономическому сотрудничеству (БИМСТЭК)1 с июля 2004 года, когда было принято рамочное соглашение о создании зоны свободной торговли со странами Бенгальского залива. БИМСТЭК стала интегрирующим региональным фактором под влиянием Индии как в конкретных областях экономики и промышленности, так и в сферах культуры и экологии. В 2010 году подписано соглашение о свободной торговле со странами АСЕАН.
LEP предопределила программу развития Северо-Восточной Индии (North East Industrial Policy) в 2007 году и стратегическую программу развития Северо-Восточных штатов до 2020 года (NER Vision Document 2020)2. Уместно заметить, что тезисы политики Нарендры Моди «Действуй на Востоке» (Act East Policy)3, озвученные в ноябре 2014 года, также прямо отсылали к «Look East Policy».
Неудивительно, что обозначенная как «новый прагматизм» [8, с. 144], политика LEP содержала в себе гораздо больше своего названия. Нарасимха Рао видел Индию не как страну Третьего мира, одну из множества. Его стараниями Индия одновременно осознала себя региональным игроком и, в перспективе, глобальным актором. Вместе с этим в Нью-Дели чётко видели необходимость партнёрства с Западным миром. Другая сторона такого партнёрства было очевидна: уступки Западным государствам могут привести к «мягкой форме» колониальной зависимости. В этом отношении провозглашение доктрины «Смотри на Восток» являлось условным символом, означающим независимость внешней политики страны. Закономерным является и то, что визиты премьера в Москву и Вашингтон в 1994 году демонстративно состоялись уже после его посещений государств Юго-Восточной Азии [12].
Таким образом, частный пример реформ внешней и внутренней политики Индии в период с 1991 по 1996 года показывает, что политические решения тем более удачны для развития государства, чем более они концентрируются на решении не только текущих задач в рамках электорального цикла, но и долгосрочную перспективу. Работа Нарасимха Рао на посту премьер-министра сопровождалась политическими скандалами и обвинениями в коррупции, тем не менее, на сегодняшний день большинство исследователей в Индии (Бару, Ситапати и др.) называют его «отцом индийских реформ» [8; 16].
Рао показал, что «индийская экономика и политика могли мечтать о нормальных временах; что Индия могла бы открыть XXI век как открытое общество, открытая экономика и нормальное демократическое политическое устройство» [8, с. 130]. Он смог найти курс, при котором удалось достичь приемлемого баланса между краткосрочными задачами и долгосрочными мерами.Сама стратегия девятого премьера выдержала проверку временем и доказала, что рациональный подход, помноженный на видение перспективы, способен при самых жёстких внешних и внутренних ограничениях дать не просто положительный результат, но и изменить политический ландшафт государства и региона.
Примечания: 1. См. сайт организации: www.bimstec.org/area-of-cooperation/ 2. Полный текст документа: http://www.mdoner.gov.in/content/vision-document 3. Полный текст документа: http://www.icwa.in/pdfs/ssreports/2014/ eventreportpapermanipur29jan2016.pdf
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Алаев, Л. Б., Вигасин, А. А., Сафронова, А. Л. История Индии/ Л. Б. Алаев, А. А. Вигасин, А. Л. Сафронова. – М.: Дрофа, 2010. – 541 с. 2. Кузык, Б. Н., Шаумян, Т. Л. Индия – Россия: Стратегия партнёрства в XXI веке/ Б. Н. Кузык, Т. Л. Шаумян. – М.: Институт экономических стратегий, 2009. – 1224 с. 3. Медовой, А. И., Галищева, Н. В. Экономика Индии: монография/ А. И. Медовой, Н. В. Галищева. – М.: МГИМО-Университет, 2009. – 352 с. 4. Родригес, А. М., под редакцией. Новейшая история стран Азии и Африки: XX век. В трёх частях. Часть 2, 1945-2000 гг./ Под редакцией А. М. Родригеса. – М.: ВЛАДОС, ИМПЭ им. А. С. Грибоедова, 2001 – 320 с. 5. Aiyar, Swaminathan S. Anklesaria. Unsung hero of the India story//Swaminomics.26.06.2011 [Электронный ресурс]: https://swaminomics.org/unsung-hero-of-the- india-story/ 6. Badhwar, Inderjit, Purie, Aroon. Our confidence has increased, says PV Narasimha Rao// India today. 31.07.1991.[Электронный ресурс]: http://indiatoday.intoday.in/story/ we-are-continuing-many-of-things-rajivji-did-pv-narasimha-rao/1/318577.html 7. Bajpaee, Chietigj. India rediscovers East Asia// Asia Times Online. 31.10.2007. [Электронный ресурс]: http://www.atimes.com/atimes/South_Asia/IJ31Df01.html 8. Baru, Sanjaya. 2016. 1991: How P. V. Narasimha Rao made history. Alef Book Company. 7/16 Ansari Road, Daryaganj New Delhi 110 002. 9. Brewster, David. 2012. India as an Asian Pacific Power. 711 Third Avenue, New York, NY, 10017, Routlege. 10. Chakravarti, Sudeep. Economy: Need for a cure// India today. 15.10.1991. [Электронный ресурс]: http://indiatoday.intoday.in/story/with-fiscal-machinery-going -nowhere-new- government-priority-is-to-stabilise-economy/1/318511.html 11. Jayanth, V.Narasimha Rao and the `Look East' policy// Thehindu. 24.12.2004. [Электронный ресурс]: http://www.thehindu.com/2004/12/24/stories/2004122407541200.htm 12. Komireddi, Kapil. PV Narasimha Rao reinvented India – so why is he the forgotten man?// The National. 19.05.2012. [Электронный ресурс]: https://www.thenational.ae/lifestyle/pv-narasimha-rao-reinvented-india-so-why-is-he-the- forgotten-man-1.455990 13. Muni, M.DIndia’s ‘Look East’ Policy:The Strategic Dimension//Institute of South Asian Studies. 16.08.2017. [Электронный ресурс]: https://www.files.ethz.ch/ isn/126612/ISAS_Working_Paper_121-_Email -_India%27s_%27look-east%27_policy_ the_strategic_dimension_01022011145800.pdf 14. Pillai, B. Mohanan. 2015. India-U.S. Relations and Asian Rebalancing// U.S. Rebalancing Strategy in the Indo-Pacific Region. Under edited by Josukutty, C.A. New Century Publications, New Delhi, India. 15. Sikri, Rajiv. An interview with Ambassador Rajiv Sikri// IPCS Special Report, India’s Look East Policy: A Critical Assessment. 10.10.2009. [Электронный ресурс]: http://www.ipcs.org/pdf_file/issue/SR85-SEARP Interview-Sikri1.pdf 16. Sitapati, Vinay. 2016. Half Lion: Haw P. V. Narasimha Rao Transformed India. Penguin Books India Ptv. Ltd. 7-th Floor, Infinity Tower C, DLF Cyber City, Gurgaon 122 002, Haryana, India. 17. Sundaram, A. Look East Policy// International Journal of Advancements in Research & Technology, Volume 2, Issue5, May-2013. http://www.ijoart.org/docs/Look-East-Policy.pdf
Об авторе: Дмитрий Александрович Шелест, заместитель директора Экспертно-аналитического центра ДВФУ.
Статья впервые напечатана в журнале «Вопросы политологии», № 3, 2018.

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся