Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: Игры в балансирование?

23 Октября 2012
Распечатать


Неуклонный рост могущества Китая неизбежно порождает попытки конструировать коалиции государств, которые могли бы выступить ему противовесом. В качестве одного из потенциальных участников таких группировок нередко записывают и Россию. Большинство таких идей рождается в США, что и неудивительно – именно Вашингтон, привыкший быть безраздельным гегемоном в АТР, сегодня в наибольшей степени обеспокоен увеличением китайской мощи.



 



Свежим примером проектов, направленных на «уравновешивание» Китая и предусматривающих вовлечение России, является статья старшего аналитика Hudson Institute Ричарда Вейца (Richard Weitz)[1]. Заголовок статьи – «Могут ли  Москва и Вашингтон объединить усилия в Тихом океане?» - уже говорит сам за себя. Автор подчеркивает, что США «хотят видеть Россию более активным азиатским игроком, чтобы можно было лучше контролировать подъем Китая, например, в области свободы мореплавания». Далее он отмечает, что важным приоритетом для следующей администрации США должно стать содействие разрешению территориального спора  между Россией и Японией. «Улучшение отношений между Москвой и Токио, - утверждает Вейц, - может послужить катализатором для давно ожидаемого изменения геополитической конфигурации, при котором Россия займет более сдержанную позицию в отношении КНР, укрепляя связи с соседями Китая, в том числе с Японией». Это, по мысли Вейца, поможет России справиться с потенциальной угрозой от возникновения новой сверхдержавы у ее восточных границ. 



 



Интересно, что мысли схожие с теми, что высказывает Вейц, можно найти в «Совместном заявлении участников трехсторонней конференции экспертов Японии, России и США по проблемам безопасности в Северо-Восточной Азии», которое было принято в июне этого года в Москве представителями Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, Японским институтом международных отношений (JIIA) и Центром стратегических и международных исследований (CSIS) США[2]. Только в данном случае – это уже не мнение одного исследователя, а консолидированная позиция трех авторитетных организаций, тесно аффилиированных с правительствами своих стран.



 



 Трехстороннее заявление констатирует, что Россия, США и Япония имеют много общих интересов, и призывает усилить их сотрудничество в сфере безопасности СВА. Авторы документа прозрачно намекают, что одним из главных мотивов для более тесного взаимодействия является усиление КНР.   Вот показательная выдержка:



 



- «Рост китайского влияния и мощи…является наиболее важным фактором при оценке стратегической обстановки в Северо-Восточной Азии, создавая как возможности, так и бросая вызовы. Эксперты отметили, что возросший военный потенциал Китая и его настойчивость в отстаивании своих интересов могут иметь серьезные последствия на фоне растущей напряженности вокруг споров по поводу морских границ в регионе… Эксперты единодушны в том, что политика сдерживания Китая является в настоящее время неприемлемой и контрпродуктивной…В то же время необходимые меры предосторожности должны быть приняты на случай нежелательного развития ситуации».



 



Кроме того, документ отметил «критически важную роль существующих двусторонних (то есть, по сути, американских – А.Л.) альянсов как инструмента поддержания мира и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Ни для кого не секрет, что эти альянсы, которые в годы холодной войны имели антисоветскую направленность, сегодня имеют основной задачей сдерживание Китая.



 



 В заключение Совместное заявление рекомендует правительствам Японии, России и США повысить статус трехстороннего диалог с нынешнего формата «второй дорожки» до уровня «полуторной дорожки».



 



Разумеется, ИМЭМО – это не МИД РФ и заявления его экспертов не определяют внешнюю политику страны. Тем не менее  ИМЭМО имеет репутацию одного из ведущих аналитических центров России в сфере международных отношений, обслуживая в том числе президентские и правительственные структуры. Его участие  в составлении данного документа  по крайней мере свидетельствует о том, что в российском руководстве существует запрос на различные геополитические варианты реагирования на «китайский вызов».



 



Не желая отказываться от экономических и политических выгод «привилегированного стратегического партнерства» с Пекином, Москва на всякий случай сигнализирует ему, что у России имеются и другие опции. В том числе – сближение с США и Японией. Заявления, сделанные в неофициальном формате «второй дорожки», очень хорошо подходят для такого рода сигналов.




 


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся