Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Кому стоит бояться корейских «Иджисов»?

1 Ноября 2012
Распечатать

Так ли «холодно» на Корейском полуострове?

Значительное внимание мировой общественности приковано к Корейскому полуострову, что объясняется и военными демаршами Пхеньяна, и явным усилением военной мощи Сеула.

Республика Корея традиционно была скорее номинальным актором тихоокеанской системы безопасности, чья роль сводилась только к сдерживанию КНДР, в том числе с помощью американского военного присутствия. Но сегодня политические намерения Сеула идут дальше, чем конфронтация с Севером, поскольку для гарантированного обеспечения собственной безопасности «зонтика» США не хватает. Более того, страна испытывает явное неудовольствие от укрепления Японии и настороженно относится к попыткам Китая выйти из прибрежной морской зоны в мировой океан. Безусловно,  Сеул видит себя в роли державы регионального уровня и претендует если не на лидерство, то на исключительные права в Северо-Восточной Азии.

На этапе становления корейские ВМС получали устаревшие американские корабли и подводные лодки, но со второй половины 1980-х годов Сеул взял курс на повышение боевых возможностей флота. Судя по официальным источникам, перед военно-морскими силами Республики Корея в настоящее время стоят следующие задачи:
- защита морских коммуникаций в операционной зоне флота;
- оборона портов и военно-морских баз;
- противодесантная оборона побережья совместно с армией и ВВС;
- оказание помощи сухопутным войскам на приморских направлениях;
- проведение десантных и разведывательно-диверсионных операций;
- нарушение морских коммуникаций противника;
- участие в блокаде Корейского пролива совместно с флотами Японии и США;
- патрулирование территориальных вод и экономической зоны.

По данным на 2009 год ВМС РК насчитывали 68 000 человек, в том числе 28 000 – в морской пехоте, а также 9 000 - в резерве. Основными морскими базами и пунктами базирования ВМС являются ГВМБ Чинхэ (в районе порта Масан), Тонхэ (Первый флот, зона ответственности – Японское море), Пхёнтэк (Второй флот, Желтое море), Пусан (Третий флот, Корейский пролив). ВМС насчитывают до 200 кораблей, катеров и судов. В состав входит также бригада специального назначения, которая отвечает за проведение разведывательно-диверсионных действий в тылу врага, уничтожение кораблей и судов, захват объектов на побережье и обеспечивает противодиверсионную оборону флота.

Удар из-под воды

В рамках реализации первой части программы «Корейская боевая субмарина» (Korean Attack Submarine) ВМС получили 9 дизельных подводных лодок немецкого проекта 209/1200. Первая лодка была построена в Германии, остальные – на национальной судоверфи «Дэу» в Окпо с 1992 по 2000 г.г. Данные лодки обладают адекватными боевыми характеристиками для своих задач. На втором этапе программы осуществляется строительство новых дизельных субмарин проекта 214/1700, которые являются экспортной модификацией новейшей германской лодки проекта 212. Головная из 3 единиц была построена на верфи комании «Хёндэ» в 2007 году и получила название «Сон Вон Силь». Лодка отличается увеличенными размерами, вооружена торпедами, минами, может оснащаться ПКР типа «Гарпун». «Изюминками» являются воздухонезависимая силовая установка, особое покрытие, увеличивающее гидро- и радиолокационную скрытность. Стоимость одной лодки составляет 365 млн. долларов, в 2009 году планируется ввести в строй все 3. В 2010-2015 г.г планируется внести усовершенствования в конструкцию лодок, до 2020 года в строй должны войти до 9 субмарин нового типа.



"Сон Вон Иль" позирует на фоне американского авианосца, ВМБ Пусан

Также в 2007 году начато проектирование новой лодки водоизмещением до 3 500 тонн по программе KSS III. Первые три единицы должны поступить на вооружение в 2018-2020 годах, до 2030 года планируется построить 9 таких лодок. Примечательно, что данные лодки будут оснащены помимо торпедо-минного вооружения установками вертикального пуска крылатых ракет морского базирования «Хюнму-3С» (по образцу американской «Томахок») с дальностью до 1 500 км для атаки наземных целей.
Военные специалисты не исключают, что после постройки лодок данного типа и отработки тактики их использования, Республика Корея может решиться на постройку или приобретение в лизинг многоцелевых атомных подводных лодок, например выводимых из боевого состава ВМС США МнПЛА «Лос-Анджелес». Отмечается, что такие лодки сами по себе не запрещены существующими договоренностями для неядерных государств, но пока никто кроме «ядерной пятерки» ими не обладает, и Республика Корея может стать первой «неядерной» державой с таким оружием.

Главный калибр

Главная ударная сила южнокорейского флота - эскадренные миноносцы, построенные по программе KDX. В ходе первого этапа (1992 – 2000) построено 3 корабля проекта KDX-I (головной – «Квангэтхо») по проекту компании «Дэу». Эсминец вооружен 8 противокорабельными ракетами «Гарпун», зенитно-ракетным комплексом «Си Спарроу, торпедным противолодочным вооружением, вертолетом. Корабли вступили в строй в 1998-2000 г.г. и имеют весьма посредственные боевые возможности. С комплексом противовоздушной обороны только ближней дальности они могут использоваться в прибрежной зоне, либо как эскортные корабли. Ну или топить сомалийские доу и «зодиаки».

Первым кораблем, построенным по проекту KDX-II, является ЭМ «Чхунмугон Ли Сун Син». Он предназначен для действия как самостоятельно, так и в составе соединения кораблей. Эсминец построен в 2003 году на верфи «Дэу» в Окпо, но часть из остальных 5 кораблей серии строилась компанией «Хёндэ». Данные корабли обладают серьезными боевыми возможностями, особенно в области противовоздушной и противолодочной обороны, их вооружение – 8 противокорабельных ракет «Гарпун», установка вертикального пуска с 32 зенитными ракетами «Стандарт-2 мод.3А», комплекс ПВО самоообороны RAM, противолодочные ракеты «АСРОК», артустановки, вертолет. Радиоэлектронное оборудование представлено современными американскими системами. Всего в строю 6 кораблей (последний вступил в строй в 2008 году), но ожидается, что в 2016-2017 г.г. будет построено еще 6 с некоторыми усовершенствованиями.

Прототипом для проекта KDX-III послужил американский эсминец типа «Орли Бёрк». Первый корабль серии – «Сэджон Тэван» - спущен на воду весной 2007 года и вошел в боевой состав в декабре 2008 года. Планируется до 2012 года иметь три корабля, а до 2020 года – шесть, которые станут частью так называемых мобильных сил для решения задач противовоздушной и противоракетной обороны. Главной отличительной особенностью ЭМ УРО данного типа является наличие системы «Иджис», которая позволит кораблям данного типа помимо характерных задач осуществлять и защиты территории Южной Кореи от ракетного удара со стороны КНДР. Корабли данного типа оснащены 8-16 ПКР «Хэсун» («Гарпун» корейского производства), УВП с 80 ЗУР «Стандарт – 2 мод.3Б», ЗРК самообороны RAM, 32 крылатые ракеты морского базирования «Хюнму-3С» и 16 противолодочных ракет «Касрок» («корейский Асрок»), артустановками, увеличенным запасом противолодочных торпед, 2 вертолетами. Примечательно, что общий боезапас ракет в пусковых установках составляет 128 вмeсто 96 у американских «Орли Бёрк» и японских «Конго» - корабль имеет больший ударный потенциал.



"Король Седжон Великий" собственной персоной

Сбивай, топи, высаживайся!

Военные специалисты также отмечают, что в ВМС страны разработана программа развертывания собственных элементов ПРО морского базирования. На первом её этапе предусматривается развертывание трех ЭМ УРО «Сэджон Тэван» к 2012 году. В 2019 году будет начата серия из 6 эсминцев меньшего водоизмещения (5 600т) с оснащением их новейшими системами радиолокационными системами обнаружения, слежения и управления огнем, а также ЗУР «Стандарт-2» мод.4 (SM-2 Block IV), способными перехватывать БР на конечном участке траектории. Данные корабли войдут в строй к 2026 году.

После инцидента с корветом «Чхонан», предположительно потопленного бравыми чучхеистскими подводниками 27 марта 2010 года, ВМС Республики Корея планируют уделять особое внимание противолодочной обороне. В 2009 году оборонное ведомство уже сообщало о разработке легкой высокоточной противолодочной управляемой ракеты «Ред Шарк» («Хонсангео») с дальностью 20 км, которой будут оснащаться эскортные корабли. Между тем, считается, что устаревшие дизельные субмарины ВМС КНДР вряд ли могут стать причиной развертывания столь недешевого оружия (стоимость одной ракеты – более 1,5 млн. долларов), истинный противник – современные китайские и японские субмарины.

Амфибийные силы представлены десантно-вертолетным кораблем-доком «Докдо» (фактически – универсальный десантный корабль) и 4 танкодесантными кораблями типа «Коджунбон», 40 катерами (в т.ч. 2 российских типа «Мурена» на воздушной подушке). «Докдо» может перевозить до 800 человек десанта, 10 танков, 20 единиц техники, 2 катера на воздушной подушке. Авиагруппа корабля может включать до 15 летательных аппаратов (вертолетов, самолетов «Харриер», а возможно, и F-35). «Докдо» является самым большим кораблем в ВМС РК и существенно превосходит аналогичные японские корабли типа «Осуми». Первый корабль данного проекта вступил в строй в 2008 году, второй и третий планируется сдать до 2016 г.г. Корабль может осуществлять высадку на неподготовленное побережье, действовать в дальних океанских операциях. Министерство обороны Корея уже объявило, что будет использовать корабль в миссиях ООН по поддержанию мира и в гуманитарных операциях.  Название корабля при этом носит политический подтекст: Докдо – самый восточный корейский остров в центре Японского моря, претензии на который выдвигает также и Токио.



Большой и серьезный "Докдо"

Примечательно, что «Докдо» назывался экспертами Минобороны в качестве альтернативы французскому «Мистралю» при заключении контракта на закупку для ВМФ России и последующую постройку на отечественных верфях. Корабли при этом практически равноценны по характеристикам, но «француз» дороже и «гламурнее». Впрочем, как отшучиваются офицеры из штаба ВМФ России, «летать во Францию для обмена опытом и изучения матчасти гораздо приятнее и интереснее, чем в корейскую глубинку».

Угроза непрямая и неявная

В рамках оперативной и боевой подготовки корейскими флотоводами серьезное внимание уделяется вопросам взаимодействия с другими видами вооруженных сил, американскими войсками и кораблями.
Главное направление строительства ВМК РК – реализация долгосрочной программы развития этого вида вооруженных сил, являющаяся частью крупнейшей в истории страны программы модернизации национальных вооруженных сил до 2020 года. Основная цель программы – создание таких сил, которые при серьезном сокращении численности личного состава и общего количества боевых кораблей будут располагать расширенными возможностями по выполнению боевых задач. Приоритетной задачей ставится использование флота в дальних морских операциях, а также обеспечение адекватных действий на удар со стороны вероятного противника.

Осуществляемая программа модернизации ВМС осуществляется в три этапа (2005-2009, 2010-2014, 2015-2019), в ходе которых планируется повысить боевые возможности национальных ВМС и превратить их в современные, компактные, мобильные, эффективные и гибкие силы. В период с 2020 по 2025 г.г. ожидается появление принципиально новых кораблей и подводных лодок – прежде всего, авианосец и эсминцы новых типов, ударные подлодки.


Можно утверждать, что к 2012 году флот Южной Кореи будет в числе главных региональных ВМС. По своим боевым возможностям он приблизится к японскому (который, как мы помним, представляет собой «флот Шредингера» - он есть и одновременно его нет). Бесспорно, такие силы, какими Корея уже обладает, избыточны для противодействия северным оппонентам - налицо соперничество с Токио и Пекином, а также стремление Сеула снизить зависимость от 7-го оперативного флота ВМС США.

Отличительная особенность среди региональных флотов – начало развертывания морских крылатых ракет с дальностью до 1 500 км для ударов по наземным целям (объекты ПВО, аэродромы, базы, штабы и т.д.), которые считаются наступательным видом оружия. Флоты Японии и КНР таким оружием не обладают, по крайней мере пока. Развитие амфибийных сил в проводимом ключе также не может считаться оборонительной мерой. Однако трудно представить высадку на неподготовленное побережье при поддержке боевых средств флота и авиации без дальнейшего развития наступательной операции.




Китайский флот технологически уступает южнокорейскому, но это сводится на нет наличием у Китая атомных подводных лодок, да и ядерного оружия, а также гораздо большей численностью. Вместе с тем, наиболее боеспособная группировка создается Китаем на южном рубеже, что говорит о намерении оспорить американскую гегемонию в регионе и защитить собственные морские коммуникации. Потому как с юга на Китай нападать более некому. Анализ публикаций позволяет судить о том, что первоочередная цель для китайских товарищей – Южно-Китайское море, которое некоторые считают "слишком китайским для такого южного". Явных намерений Китая по достижению превосходства над Республикой Корея в военно-морском отношении не наблюдается – усиление Северного флота представляет собой необходимый противовес ВМС как Республики Корея, так и Японии, и России вместе взятым. Говоря о корейском флоте, можно предположить, что соперничество с Японией более явно выражено, нежели с КНР, что свидетельствует и о характере взаимоотношений между странами – Япония, будучи формальным союзником, воспринимается в РК с большей настороженностью и опаской, нежели КНР.

Существует мнение, что японские и корейские эсминцы, оснащенные системой «Иджис» представляют собой дополнение к американским эсминцам и крейсерам 7-го флота. Основное предназначение американских кораблей вместо декларируемого перехвата северокорейских ракет - блокирование запусков баллистических ракет с российских подводных лодок Тихоокеанского флота из района Охотского моря. Корабли данного типа могут обнаруживать и поражать баллистические ракеты подводных лодок на стартовой траектории с расстояния 150 км (в случае модернизации ракетного оружия по современным американским и японским технологиям дальность перехвата может быть увеличена до 300 и даже до 500 км. Проводятся испытания и по перехвату баллистических целей на конечном участке траектории с помощью противоракет морского базирования). Возможно, существует и разделение компетенций (вероятнее всего – негласное), и южнокорейские «Иджисы» будут ориентированы на КНДР и частично на КНР, чтобы США могли сконцентрироваться на решении "собственных задач".

В начале 2009 года по сообщению корейского оборонного ведомства начато производство крылатой ракеты класса «поверхность-поверхность» с дальностью свыше 1 000 км под названием «Хюнму-3». Ракеты оснащена системой корреляции по контуру рельефа TERCOM и способная поразить цель с погрешностью 5 м. Агентство оборонных разработок уже ведет НИОКР по созданию КР «Хюнму-3а» с дальностью до 1 500 км. Правительство Республики Корея фактически уклоняется от подтверждения данных фактов из опасения осложнений отношений с КНР, Японией и КНДР. Между тем, как указано ранее, военные эксперты полагают, что эти ракеты уже разворачиваются оперативно. Трудно назвать миролюбивой страну, которая готовится наносить удары с моря по береговым объектам.

Размещение на кораблях типа «Сэджон Тэван» ударного оружия дает возможности не только перехватить «потенциальную северокорейскую» ракету с помощью комплекса тактической ПРО, но и уничтожить пусковую и командную инфраструктуру. Потенциал свидетельствует о готовности скорее к наступательной, нежели к оборонительной операции. Отрадно, что направленность ВМС РК против России представляется маловероятной из-за несовпадения региональных интересов и отсутствия двусторонних конфликтов.

Однако, если учесть состояние дел на северной части Корейского полуострова, то можно говорить о том, что Сеул готов к военному решению уже не только морально. Тем более развивается не только флот – качественно растут и армия, и ВВС. А последует ли за технической готовностью соответствующая политическая воля – вопрос риторический и крайне неоднозначный…

 

Андрей Губин, к.полит.н., доцент кафедры международных отношений Школы региональных и международных исследований, ДВФУ. andrey.gubin@mail.ru

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся