Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Новое измерение «китайской угрозы»

27 Января 2013
Распечатать
Поделиться статьей
Эксперты ДВФУ

Коллективный блог экспертов ДВФУ

Блог: Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Рейтинг: 10


Прошедший 2-9 сентября 2012 года во Владивостоке Саммит АТЭС выявил крайне серьёзную для региона проблему – кризис доверия со стороны иностранных партнёров при одновременной незрелости наших предложений.



 



Cотрудничество Приморского края даже с географически близкими провинциями КНР крайне нерезультативно. Туризм работает только на въезд в Китай, и то до относительно недавнего времени 90% потока составляли «челноки» и «шопники» - граждане, отправляющиеся в КНР исключительно ради закупки коммерческих партий или транспортировки «чужого» груза. Сегодня китайская сторона активно развивает рекреационную составляющую -  у россиян пользуются все большим спросом лыжные курорты, озёра и культурные достопримечательности северо-востока страны. Открыто регулярное авиасообщение Владивосток–Муданьцзян, при этом значительную часть издержек несут партнёры из КНР. Вместе с тем, регулярное движение пассажирских поездов Владивосток–Харбин так и не начато, несмотря на долгую историю договорённостей по этому поводу. Россия же только вырабатывает концепцию создания туристско-рекреационной ОЭЗ на острове Русский, объекты внутреннего туризма развиваются слабо и непоследовательно с ориентацией на максимизацию прибыли за короткий сезон.



 



Несмотря на инициативы по «сращиванию» ФЦП «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья» с китайскими инициативами по возрождению промышленной базы северо-восточных провинций, Приморский край не включён в логистический цикл – из разработанных нескольких десятков вариантов маршрутов и «коридоров» прорабатывается лишь малая часть, не реализован ни один.



 



Существуют очевидные проблемы с реконструкцией пунктов пропуска через государственную границу на нашем участке (Пограничный, Краскино, Полтавка, Турий Рог). Практически на нулевом цикле находятся проекты по использованию китайцами портов Приморья (прежде всего Зарубино, Славянка, Посьет), налаживанию регулярного ж.д. сообщения через Хасанский район. Китайским бизнесом активно продвигаются идеи создания транспортного коридора Харбин (Шэньян)–Хунчунь–Зарубино-Ниигата для обеспечения доступом к морю континентальных городов в интересах их развития. Однако инвестиционное предложение российским контрагентам не сформировано, а транспортное сотрудничество китайцы ведут с южнокорейскими и японскими партнёрами без нашего участия.



 



Внешнеторговый оборот Приморского края с провинциями КНР в 2011 году превысил 4,1 млрд. долларов (при этом импорт превышает экспорт в три раза), объём китайских инвестиций в экономику региона относительно невелик – 33,7 млн. долларов, половина из которых – торговые кредиты.



 



В Приморье при содействии китайского капитала созданы две «зоны экономического роста»: «Канцзи» в г.Уссурийске и «Юаньдун» в Михайловском районе. Ожидаемый объем вложений – 10 млн. долларов за три года, а объём производства и сбыта в перспективе исчисляется миллиардами долларов. При этом по китайским данным, будет создано порядка 7 000 рабочих мест для жителей Приморского края. Однако в настоящее время нет возможностей для расширения номенклатуры производства на данных объектах, во многом из-за неготовности китайской стороны вести полностью «белый» бизнес (например, не использовать полулегальные схемы ввоза, повысить степень локализации производства, не выводить предприятия из-под налогообложения), равно как и конкурировать по объемам и качеству произведенных на территории РФ товаров с крупными импортёрами. Будущее зон достаточно туманно также из-за переориентации китайских предпринимателей на удовлетворение внутреннего спроса в КНР за счет расширения бизнеса в пределах страны и отказа от зарубежных проектов.



 



В сельском хозяйстве сотрудничество развивается в основном по линии муниципалитетов, земля зачастую берётся в субаренду у российских физических и юридических лиц. Единого учёта площадей, обрабатываемых китайцами в Приморье, нет - по разным данным, от 25 до 70 тыс. гектаров. При этом природоохранными ведомствами регулярно отмечается крайне расточительное отношение иностранных фермеров к нашим землям и  ресурсам для извлечения максимальной выгоды, особо тревожная обстановка складывается в районе озера Ханка.



 



Проекты, связанные с технологической обработкой древесины представителей КНР слабо интересуют и осуществляются, в основном, за счет средств российских инвесторов. Размещения деревообрабатывающих предприятий на территории Приморского края на основе китайских инвестиций не произошло во многом из-за непоследовательной торговой политики РФ - возобновление поставок необработанного леса на экспорт стимулировало рост числа фабрик в КНР вблизи границы.



 



Усиливается и фактическое присутствие китайского (прежде всего, гонконгского) капитала в рыбодобывающей отрасли Приморского края, что крайне негативно сказывается на стимулировании внутреннего потребления в Приморье и доступности рыбопродукции для населения.



 



Несмотря на наши традиционные проблемы (коррупция, несовершенство законодательства, высокие налоги, тарифы, низкая ёмкость рынка), решающую роль играет все же нежелание китайского руководства включаться в долгосрочные, инфраструктурные проекты в России.  Растёт степень заинтересованности Пекина в импорте сырья, экспорте продукции с высокой добавленной стоимостью, организации эффективного транспортного сообщения для обслуживания товаропотока в интересах КНР, увеличении потребления в Приморье китайских товаров и количества задействованной китайской рабочей силы.



 



Напрашивается вывод,  «китайская угроза» сегодня для Приморского края и всего Дальнего Востока России состоит как раз в недостаточно развитом и продуктивном взаимодействии,  равно как и неспособности регионов Дальнего Востока использовать потенциал соседнего государства в своих интересах, а вовсе не в мифических «жёлтых ордах» и тотальной экспансии. Соответственно, ключевой вызов для Приморского края -  отсутствие как эффективной модели, так и успешных примеров равноценного сотрудничества с Китаем.



 



Китайцы настойчиво требуют «особых условий» сотрудничества и крайне негативно восприняли слова первого заместителя Председателя Правительства РФ И.Шувалова о нежелательности предоставления на Дальнем Востоке иностранным инвесторам режима наибольшего благоприятствования.



 



Не видно и реальной готовности деловых кругов КНР полностью отказаться от принципа «сиюминутной выгоды любыми средствами». В этой связи ожидать всплеска китайской деловой активности на нашей территории не следует и, вероятно, стоит обратить внимание на «нестратегических», но весьма перспективных партнёров – Республику Корея, Японию, Вьетнам, США, Австралию, страны ЕС.



 



Автор: Андрей Губин, руководитель научных программ Российского института стратегических исследований на Дальнем Востоке, доцент Школы региональных и международных исследований ДВФУ, к.полит. н. E-mail: andrey.gubin@mail.ru


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся