Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: На смену АТР идёт ИТР?

14 Февраля 2013
Распечатать

Термин Indo-Pacific и его производные все чаще встречаются в англоязычных научных статьях, выступлениях государственных деятелей и СМИ. Индо-Тихоокеанский регион обозначает  обширное морское пространство, включающее Индийский и Тихий океаны, а также окаймляющие их берега. По мысли авторов идеи,  новый географический концепт должен отразить рост и взаимопроникновение сфер влияния Китая и Индии, а также  значительное увеличение морских торговых потоков, особенно поставок энергоносителей, между Восточной Азией, Южной Азией и Ближним Востоком.  

 

Если верить Википедии, то понятие «Индо-Тихоокеанский регион» в политико-стратегическом смысле впервые было употреблено в 2007 году в статье индийского автора Гурприта Хурана[1]. Любопытно, что раньше оно тоже использовалось, но обозначало биогеографический район тропических вод Индийского океана, а также западной и центральной части Тихокого океана, для которого характерна общность многих морских видов.

 

 

Совершенно стремительно, буквально за последние один-два года, понятие Indo-Pacific превратилось из экзотики в заметный элемент международно-политического  дискурса. Это заставляет предположить, что новый геоконцепт целенаправленно и энергично продвигается.

 

Кто может быть заинтересован в Индо-Тихоокеанском регионе? Обращает на себя внимание, что с наибольшим энтузиазмом ИТР сегодня пропагандируют Австралия, Индия и США, а также Япония.

 

Интерес Индии понятен. Одноименный, «свой» регион, конечно же, льстит великодержавному самолюбию индийцев и повышает престиж страны. Если принадлежность Дели к АТР часто оспаривалась, то ИТР уже не должен оставлять в этом никаких сомнений. Концепт Indo-Pacific легитимизирует растущие стратегические интересы Индии в Восточной Азии и западной части Тихого океана[2].

 

Соединенным Штатам Америки ИТР нужен прежде всего для того, чтобы сбалансировать очевидное усиление Китая в Восточной Азии. Именно Восточная Азия является естественной осью Азиатско-Тихоокеанского региона. Значит, перефразируя знаменитое изречение Хэлфорда Маккиндера, тот, кто контролирует Восточную Азию, правит АТР, а впоследствии, возможно, и целым миром. Расширение геополитической картинки за рамки восточноазиатской литорали  и смещение ее в сторону Индийского океана позволяет ввести  новых игроков, которые будут «размывать» влияние Китая. Эти надежды, разумеется, возлагаются в первую очередь на Индию. Примечательно также, что Индо-Тихоокеанский регион практически точно соответствует зоне ответственности Тихоокеанского командования США.

 

Что касается Австралии, стране находящейся на стыке Индийского и Тихого океана, новый географический концепт дает Канберре шанс оказаться в самом центре переформулированного АТР и избавиться от некоторой маргинальности и периферийности  своей региональной идентичности[3]. Именно австралийские аналитики проявили на сегодня наибольшую активность в разработке идеи ИТР. Они также не скрывают, что одна из целей нового региона – обосновать необходимость сохранения ведущей стратегической роли главного союзника Канберры, Вашингтона, в индо-тихоокеанской Азии[4].

 

Судя по всему, идея ИТР близка и Японии. Премьер-министр Синдзо Абе выступает за то, чтобы Австралия, Индия, Япония и США образовали конфигурацию в виде «стратегического алмаза» для обеспечения безопасности морских пространств в Индийском океане и западной части Пасифики[5].

 

Регионостроительство, то есть целенаправленное создание политических регионов, феномен в международных отношениях не такой уж редкий. Можно вспомнить «Евро-Атлантику» (она же - «Северная Атлантика») – концепт, который был призван обеспечить нерушимое единство США и Западной Европы. Тот же самый АТР, который сейчас получил конкурента в виде ИТР,  – это тоже в значительной мере искусственное образование. Как справедливо отмечает Олег Арин, нарратив об АТР, создававшийся в 1970-80-е годы, во многом был вызван  потребностью в идеологическо-политическом обосновании сохранения и упрочения господствующих позиций США на Тихом океане и в Восточной Азии[6]. Россия тоже не остается в стороне от подобных регионостроительных проектов для обеспечения своих геополитических интересов, яркий пример чему продвижение концепта Евразии и Евразийского союза.

 

Насколько успешной окажется попытка сконструировать Индо-Тихоокеанский регион, покажет время. Очевидно, что далеко не всем эта геополитическая конструкция придётся по вкусу. Прежде всего, конечно же, она  не нравится Китаю.

 

Для России идея ИТР тоже не сулит радужных перспектив. Тихий океан, конечно же, никуда не исчезнет и Россия не перестанет быть тихоокеанской державой, но смещение геополитического акцента  на запад от Малаккского пролива скорее всего ослабит влияние Москвы в регионе: в Тихом океане наши позиции никогда не были особенно сильными, а уж в Индийском они практически отсутствуют.  Поэтому затея с Индийско-Тихоокеанском регионом – это не наша игра.

 

Автор: Артём Лукин, к.полит.н., доцент кафедры международных отношений, заместитель директора по науке, Школа региональных и международных исследований ДВФУ, artlukin@mail.ru

 


[2] Shyam Saran. Mapping the Indo-Pacific. 29 October, 2011. http://www.indianexpress.com/news/mapping-the-indopacific/867004/0

 

[3] Rory Medcalf. Indo-Pacific: What’s in a name? 16 August, 2012. http://www.lowyinterpreter.org/post/2012/08/16/Indo-Pacific-Whate28099s-in-a-name.aspx

[4] Ibid.

[5] Shinzo Abe. Asia’s democratic security diamond. 27 December, 2012. http://www.project-syndicate.org/commentary/a-strategic-alliance-for-japan-and-india-by-shinzo-abe

 

[6] О.А. Арин. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность. М.: Флинта, Наука, 1997.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся