Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: Северо-Восточная Азия – долгожитель среди систем международных отношений?

15 Марта 2013
Распечатать

Вы никогда не задавались вопросом, какая из ныне существующих систем международных отношений является самой древней?  Уточню, что международная система понимается как группа международных акторов, чьи взаимосвязи и взаимодействия достаточно существенны, для того чтобы они учитывали поведение друг друга в своих стратегиях.[1]

 

Глобальная мирополитическая система вряд ли является самой долгоиграющей, поскольку по историческим меркам она довольно молода. Ее формирование началось в 16-17 веках (эпоха Великих географических открытий) и целостная система мировой политики оформилась только в 20 веке. Значит, ответ надо искать среди региональных систем. 

 

Самый, казалось бы, очевидный кандидат – Европа. Европейская система международных отношений возникла с появлением государств-наций. Процесс ее вызревания проходил в 15-17 веках. Главной символической вехой здесь, конечно же, служит Вестфальский мир 1648 г., который зафиксировал систему,  просуществовавшую с разными модификациями до сегодняшнего дня.

 

Но «старушка-Европа» не так уж и стара. По крайней мере, если речь идет о ее международных отношениях. По возрастному параметру Европейская система вряд ли может конкурировать с Северо-Восточной Азией (СВА), которая непрерывно существует уже около двух тысяч лет.

 

Историю системы СВА можно разделить на два этапа: домодерновый и современный.

 

Домодерновый этап начался с появлением Китая как централизованного государства (основание в 221 г. до н.э. династии Цинь). Но для системы нужно, как минимум, два элемента. Во 2 веке до н.э. у северо-восточных границ Поднебесной образуется протокорейское государство Когурё. Это было довольно мощное государство, которое временами бросало серьезный вызов самому Китаю. Затем рождаются еще два древнекорейских государства – Пэкче и Силла. Три корейских государства вели друг с другом частые войны, борясь за господство на Корейском полуострове. Китай, в свою очередь, принимал самое непосредственное как в их войнах, так и в дипломатических комбинациях.

 

Наконец, во второй половине 3 века н.э. было создано единое японское протогосударство Ямато. Новая полития сразу же начала активно вмешиваться в дела Корейского полуострова, где столкнулась со стратегическими амбициями Китая.

 

Таким образом, в 3 веке в СВА уже сложилась рудиментарная система международных отношений, участниками которой были Китай, корейские государства (единое Корейское государство было образовано в 918 г.) и Япония. Эта система базировалась не только на военных и дипломатических взаимодействиях, но и на культурных и торговых связях.

 

Домодерновый период международной системы СВА завершился во второй половине 19 века, когда в регион начали вторгаться и закрепляться западные державы (Британия, Франция, Германия, США) и Россия. Это положило начало современному (модерновому) этапу развития системы международных отношений в СВА.

 

В течение 20 века Германия, Франция и Британия утратили все позиции в регионе и перестали быть элементами региональной системы. А вот Россия и США остались. Особенность российского и американского участия в системе СВА заключается в том, что они являются в ней периферийными игроками. Периферийными прежде всего  в том смысле, что их основное место прописки не в СВА, а в других регионах. Для России – это Европа и пост-советское пространство, для США – Западное полушарие и, возможно, Евроатлантика. Таким образом, Китай, Япония и Корея (две Кореи) по-прежнему образуют ядро региональной системы и отношения между ними будут определять характер ее функционирования.

 

Помимо чисто теоретического интереса, какое значение имеет  факт древности международной системы СВА? Сверхдолгая история международных отношений региона неизбежно отбрасывает «тень» на современную международную политику стран СВА. Вспомнить, хотя бы, разгоревшийся несколько лет назад между Китаем и Южной Кореей спор о принадлежности древнего Когурё[2]. Впрочем, эта тень необязательно темная. Домодерновый период истории СВА, особенно его последние тысяча лет, был сравнительно мирным, практически без крупных столкновений между тремя государствами[3]. Возможно, эта историческая память мирного сосуществования поможет Китаю, Корее и Японии выстраивать отношения уже в постсовременную эпоху.

 

Автор: Артём Леонидович Лукин, к.полит.н., доцент кафедры международных отношений, заместитель директора по науке, Школа региональных и международных исследований ДВФУ, artlukin@mail.ru


[1] Hedley Bull and Adam Watson (eds). The expansion of international society. Oxford: Clarendon Press, 1984. P.1.

[3] Единственное исключение – вторжение японцев в Корею в конце 16 века

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся