Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Антон Киреев: Border Studies сегодня: новые границы исследований границ

6 Мая 2013
Распечатать
Поделиться статьей
Эксперты ДВФУ

Коллективный блог экспертов ДВФУ

Блог: Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Рейтинг: 10


Медленный, но от того не менее уверенный дрейф центра мировой системы в направлении АТР происходит не только в области международно-политических отношений. Со смещением пространственных балансов политических сил весьма тесно связаны сходные процессы в различных сферах общественного сознания, и в т.ч. в науке.



 



Развитие науки (даже науки политической), безусловно, не является прямым отражением политических сдвигов. Во-первых, потому, что часто (пусть и не так часто как хотелось бы, но не в этом ли все-таки состоит миссия науки) это развитие опережает и теоретически предвосхищает происходящее в политике. Во-вторых, наука все же не столь национальна и классова как политика, и партикулярные интересы разного происхождения реализуются в ней обычно не в чистом виде, но в той или иной комбинации с ценностями, составляющими универсалистский этос «мировой республики ученых».



 



Тем не менее, связь между динамикой международно-политических процессов, с одной стороны, и развитием науки, с другой, достаточна сильна и содержательна, чтобы заслуживать специального рассмотрения. Ярким примером в данном случае может служить эволюция в последние годы такой растущей на стыке политологии, географии, социологии, экономики и целого ряда других дисциплин научной области как исследования границ (Border Studies). Идущие здесь бурные процессы международной кооперации и конкуренции, интеграции и размежевания различных научных центров, концепций и подходов любопытны не только с внутринаучной, историографической точки зрения. Их внимательное и панорамное изучение могло бы рассказать немало интересного о нынешнем состоянии дел в сфере самих международно-политических отношений, а также о вероятных тенденциях развития последних.



 



13 – 16 ноября 2012 г. состоялось крупное для области исследований границ событие. В эти дни в городах Фукуока (Япония) и Пусан (Южная Корея) прошла XII международная научная конференция «Border Regions in Transition» (BRIT – XII). Организаторами данного форума выступили Slavic Research Center of Hokkaido University (Центр славянских исследований университета Хоккайдо, Япония), Kyushu University (Япония) и Dongseo University (Корея). Участниками BRIT – XII стали свыше 220 ученых из 47 стран, главным образом стран Евразии и особенно восточноазиатского региона. Конференция, с 1994 г. объединяющая исследователей общественных и государственных границ и трансграничных отношений всего мира, была впервые проведена в Восточной Азии.



 



При подведении итогов подобных международных мероприятий их участники нередко склонны давать преувеличенные оценки их значимости. Однако в данном случае восприятие прошедшего события как исторической вехи представляется вполне оправданным. И дело здесь даже не в масштабах и содержании самой BRIT – XII, а в том месте, которое эта конференция занимает в общем контексте современного развития исследований границ. За последние годы в данной научной области можно проследить целую цепь событий, в которой названная конференция оказывается особенно заметным и, вместе с тем, вполне закономерным звеном.



 



При всей глубине интернационализации современных научных процессов, исходным географическим пунктом для этого ряда событий есть все основания считать Японию и в особенности университет Хоккайдо. Сегодня, как и в прошлом, Япония играет роль лидера в области общественных, и в т.ч. международных и пограничных, исследований в Восточной Азии, причем в последние десятилетия такое лидерство стимулируется неослабевающим интересом властей, бизнеса и общественности этой страны к различным интеграционным проектам в рамках данного региона и АТР в целом. Японское правительство оказывает существенную поддержку представителям национального научного сообщества, занимающимся изучением границ и трансграничных отношений самой Японии и сопредельных с ней стран. Так, около 5 лет назад, благодаря средствам, выделенным по программе «Global Center of Excellence» (подпрограмма «Обновление японских исследований границ»), исследования границ были включены в состав основных направлений работы Центра славянских исследований при университете Хоккайдо [1].



 



Следующим шагом в реализации этой программы стало начало издания Центром славянских исследований в 2010 г. научного журнала «Eurasia Border Review». Миссией этого выходящего дважды в год издания заявлена публикация результатов полидисциплинарных научных исследований, посвященных изучению границ и приграничных территорий в масштабах всей Евразии. Такое определение пространственных пределов сферы интересов «Eurasia Border Review» отражает во многом справедливое представление японских ученых, и в частности руководителя программы «Обновление японских исследований границ» и главного редактора EBR профессора А. Ивасита, о том, что Евразия (и особенно ее азиатская часть) является «белым пятном» на карте исследований границ, пространством, требующим исследовательского освоения и научно-организационной интеграции.



 



Стремление к расширению географии изучения границ в Евразии и объединению работающих в этой области ученых разных стран под эгидой японских научных центров нашло выражение не только в исследовательских проектах и издательской деятельности, но и в развитии различных форм прямой научной коммуникации. За последние годы Центр славянских исследований провел серию разномасштабных тематических конференций и круглых столов, с участием, прежде всего, ученых из АТР. Проведение этих научных встреч было тесно сопряжено с научно-образовательной работой Центра: за тот же период в рамках ряда летних школ стажировку в нем прошли несколько десятков исследователей из России (в т.ч. РДВ), Китая, Южной Кореи, Индии, стран Центральной Азии, а также США и Европы.



 



Международная активность Центра славянских исследований (и других японских центров [2]) в области изучения границ, безусловно, оказала как прямое, так и косвенное влияние на развитие этого научного направления в сопредельных с Японией странах Восточной Азии. Рост интереса к пограничной проблематике, увеличение числа сфокусированных на ней исследований и научных мероприятий наблюдались в эти годы в Китае и Южной Корее. Впрочем, с точки зрения своего географического и тематического размаха и программированности корейские и китайские исследования границ все еще на порядок уступают японским.



 



Деятельность японских коллег способствовала также определенному оживлению исследований границ в России, и прежде всего, на российском Дальнем Востоке. К началу второго десятилетия XXI в. в этом регионе обозначились три географических центра таких исследований – в Хабаровске, Благовещенске и Владивостоке. Так, в Хабаровске исследования социально-экономических проблем трансграничных отношений проводятся в Институте экономических исследований ДВО РАН (директор – П.А. Минакир). В октябре 2011 г. в Благовещенске было создано подразделение ИЭИ ДВО РАН – Амурская лаборатория экономики и социологии (заведующая – Н.П. Рыжова). Одним из приоритетов для Амурской лаборатории стало изучение процессов экономической интеграции на границе России и Китая. Позднее, в июле 2012 г. во Владивостоке, в Школе региональных и международных исследований ДВФУ, была образована лаборатория международных институтов и многостороннего сотрудничества АТР (заведующий – С.В. Севастьянов), одним из главных направлений работы которой служит изучение политических проблем трансграничных отношений в регионе. Исследования трансграничных процессов, кроме того, ведутся во Владивостоке сотрудниками Тихоокеанского института географии и Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН.



 



Подъем и наметившаяся институционализация исследований границ в некоторых странах ВА (и АТР) в начале XXI в. явились той необходимой основой, без наличия которой успешное проведение в ноябре 2012 г. BRIT – XII было бы невозможным. Именно исследователи из АТР составили бо́льшую часть участников конференции, а темы их докладов, связанные с формированием, функционированием и регулированием границ в регионе, определили ее содержание. Это можно считать серьезным достижением, учитывая, что еще совсем недавно основные научные кадры Border Studies были сконцентрированы в Северной Америке и Европе, и в осуществляемых ими исследовательских проектах Азия в целом занимала весьма скромное, периферийное место. Соглашаясь с мнением ряда участников BRIT – XII, можно сказать, что она действительно наглядно продемонстрировала новую реальность, состоящую в том, что Восточная Азия (и я бы добавил – азиатский регион Евразии в целом) перестала быть местом разрыва, лакуной в пространственной структуре мировых исследований границ.



 



Принятое в ходе BRIT – XII решение о проведении следующей конференции такого рода в Индии (в сентябре 2013 г.) закрепило тенденцию к расширению исследований границ на Восток. В пользу устойчивости этого тренда говорят события, произошедшие уже после окончания BRIT – XII. Так, в конце ноября 2012 г. являвшийся координатором BRIT – XII и занимающий пост вице-президента Японской международной сети исследований границ А. Ивасита был избран вице-президентом Ассоциации исследований пограничных территорий (ABS), старейшей и крупнейшей общественной научной организации в мире в данной области. Примечательно, что в настоящее время ABS все более превращается из преимущественно североамериканской в глобальную структуру, объединяющую в своих рядах ученых из всех основных регионов планеты. Поэтому избрание А. Иваситы на этот пост есть, помимо прочего, признание возросшей значимости азиатских исследований границ, важного места, принадлежащего им в современной мировой лимологии.



 



Отмечу и еще один заслуживающий внимания факт. На июнь 2014 г. ABS запланировала проведение своей первой мировой конференции [3]. Местом ее проведения станут Йоэнсуу (Финляндия) и Санкт-Петербург, а в роли со-организаторов выступят VERA Centre for Russian and Border Studies при университете Восточной Финляндии и две российских организации – Центр независимых социальных исследований и Европейский университет в Петербурге. Такой уровень участия российской стороны в научном форуме, который должен засвидетельствовать тесную международную интегрированность и глобальные амбиции современных исследований границ, также можно рассматривать как показатель изменений в географии этой отрасли научного знания.



 



Даже этот краткий обзор позволяет зафиксировать в развитии современных исследований границ ряд тенденций, подобных тем, которые присущи сегодня процессам в мировой политической системе. Как и для последней, для исследований границ в настоящее время характерна стремительная глобализация, форсированная по инициативе и под руководством западных и прежде всего североамериканских исследователей. Вполне отчетливо в нынешней эволюции Border Studies прослеживается и восточный, азиатский сдвиг мировой политики. При этом, как и в международных отношениях, конкретный пространственный формат «поднимающейся Азии» остается неопределенным: в ходе происходящего в Border Studies экспертно-научного регионостроительства на роль целостного и автономного интеллектуального пространства здесь претендуют и Восточная Азия, и Евразия, и АТР.



 



Каковы бы ни были географические рамки региональной интеграции в исследованиях границ, в ней, так или иначе, присутствует институциональная и концептуальная оппозиция японских и китайских центров. Опираясь на активное сотрудничество с западными учеными и специалистами из наиболее развитых азиатских стран (и прежде всего, несмотря на известные пограничные разногласия, из РК), Япония сегодня не только сохраняет, но и укрепляет свои ведущее положение в этой научной области в масштабах всего АТР. Ее интеллектуальное доминирование и притяжение в региональных Border Studies, как впрочем, и многих других областях политических и социальных исследований, служит по существу механизмом амортизации и компенсации преобладающей hard power Китая, который ввиду ограниченности своих кадровых ресурсов и организационной гибкости в этой сфере вынужден занимать отстраненную и относительно более пассивную позицию.



 



Довольно размытой остается роль в развитии региональных исследований границ России. Участие российской стороны в научной жизни Восточной Азии (не говоря уже об АТР) характеризуются пока даже бо́льшими случайностью, факультативностью и периферийностью, чем ее вовлеченность в международно-политическую систему региона. В области исследований границ основными причинами этого являются малочисленность и распыленность исследовательского сообщества, его неконсолидированность в организационном и программном отношениях, отсутствие сколько-нибудь внятного государственного интереса и поддержки. В таких условиях Россия не может претендовать не только на согласную с ее геополитическим и геокультурным положением роль интегратора регионального научного пространства, но и на место самостоятельного игрока в формирующемся на наших глазах концерте эпистемических сообществ АТР.



 



1. Центр славянских исследований университета Хоккайдо. URL: http://src-h.slav.hokudai.ac.jp/index-e.html



2. Исследователей и практиков в области проблем границ и трансграничных отношений в Японии объединяет Japan International Border Studies Network.



3. ABS 2014 World Conference. URL: http://www.uef.fi/en/abs2014world/etusivu



Автор: А.А.Киреев, к.полит.н., доцент кафедры политологии Школы региональных и международных исследований ДВФУ


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся