Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Элизабет Вишник: Россия: новый игрок в Южно-Китайском море?

27 Июля 2013
Распечатать

Долгое время находясь на обочине международной политики в Восточной Азии, сегодня Россия ощущает, что в ней нуждаются как в партнере по сотрудничеству в энергетической и военной сферах, что, в частности, проявляется в политике Вьетнама и все большего числа государств Юго-Восточной Азии. Рост внешнеполитического сотрудничества России со странами ЮВА, особенно в области энергетического и оборонного сотрудничества, а также развитии судоходства по северному морскому пути, являющегося альтернативой Малаккскому проливу, меняют восприятие потенциальной роли России в регионе на фоне желания ЮВА сдерживать растущий Китай.

 

В самом деле, не столько российско-китайское стратегическое партнерство делает Россию участником восточноазиатской политики, как считали российские политики всего пару десятилетий назад, сколько роль России в качестве противовеса китайской мощи в регионе, основанная на связях со странами Юго-Восточной Азии в энергетической и оборонной сферах. Несмотря на то, что Россия полагается на поддержку Китая на глобальном уровне, на региональном уровне российские лидеры долгое время искали возможности повышения свободы действий посредством участия в меняющейся дипломатии в ЮВА, включая традиционных партнеров, таких как Вьетнам, и совсем неожиданных, таких как Филиппины.

Что же открытие северного морского пути значит для Юго-Восточной Азии? Беспокойство по поводу безопасности энергоресурсов, в частности, идущих через Малаккский пролив (узкий транспортный коридор, через который проходит подавляющее количество мировых объемов нефти), а также свободы навигации являются источниками напряженности в ЮВА и Южно-Китайском море.

 

На фоне изменения мирового климата использование северного морского пути становится более целесообразным. Государства ЮВА видят в России возможность для снижения напряженности относительно доступа в Малаккский пролив. После того, как летом 2007 года в Арктике была зафиксирована рекордно низкая площадь морского льда, зафиксированным летом 2007 года, ученые прогнозируют, что к лету 2015 года в Северном Ледовитом океане лед возможно уже не будет препятствовать морской навигации.

 

Новые северные морские пути через территорию Канады (Северо-Западный проход) и России (Северо-Восточный проход) сократят время доставки грузов из Азии в Европу вдвое, в сравнении с тем временем, которое уходит на перевозку аналогичного объема через Малаккский пролив. Транспортировка грузов морскими путями выросла с 2010 года в 10 раз, а общий объем транспортируемых грузов в 2012 вырос на 53% по сравнению с предыдущим годом. Китай и Япония, в частности, являются одними из тех государств, которые зависят от поставок энергоресурсов через этот морской путь.

 

Азиатская политика России ориентирована в большей степени на развитие двусторонних отношений, особенно на стратегическое партнерство с Китаем и давние военно-политические связи с Индией, нежели на развитие многостороннего сотрудничества. В прошедшие два десятилетия  отношения России с Малайзией, Индонезией и Вьетнамом развивались в области торговли вооружением, продуктами авиационной промышленности и энергоресурсами. Недавно Россия попыталась расширить военное сотрудничество с Филиппинами.  По иронии,  посредством двусторонних мер России лучше удается расширять влияние на региональную безопасность в ЮВА, нежели посредством многосторонних региональных институтов.

 

 Исторически наиболее прочные отношения у России в регионе сложились с Вьетнамом. «Вьетсовпетро» – совместное российско-вьетнамское предприятие, учрежденное компаниями «Зарубежнефть» и «ПетроВьетнам» в 1981 году, сегодня добывает половину всей вьетнамской нефти. «Газпром» и «ПетроВьетнам» основали совместное предприятие (49% «Газпрома» и 51% «ПетроВьетнам») для разработки морских месторождений нефти и газа в Южно-Китайском море. Согласно китайским источникам, «Газпром» искал возможности разрабатывать месторождение, которое выходит за пределы «пунктирной линии из 9  точек», обозначающую акваторию Южно-Китайского моря, на которую претендует Пекин. Но «Газпром» оставил проект после того, как китайские власти попросили компанию отказаться от него. Однако даже несмотря на то, что «Газпром» и «ПетроВьетнам» работают на месторождениях нефти и газа, находящихся за пределами «пунктирной линии из 9 точек», издание «Глобал Таймс» опубликовало заявление, размешенное на официальном веб-сайте правительства КНР, в котором Пекин выразил недовольство действиями российской компании, отметив, что Россия «посылает противоречивые сигналы»  и «вмешивается» в вопрос о принадлежности территорий в Южно-Китайском море, что, в свою очередь, портит репутацию России в Китае. Издание подчеркнуло, что «соглашение «Газпрома» и вьетнамской компании может быть просто направлено на получение прибыли. Тем не менее, поскольку обе компании контролируются правительствами их стран, данная акция может отражать политику высшего руководства».

 

Россия и Вьетнам углубляют отношения также и в других сферах. Вьетнам предложил России использовать порт Камрань для технического обслуживания кораблей и оборудования российского флота. Россия также помогает Вьетнаму развивать подводный флот. Поскольку будущее доступа России к сирийскому порту в Тартусе находится под вопросом, Россия ищет новые доступные порты.

 

На фоне того, как Китай и США стараются играть более активную роль в ЮВА, государства региона стали замечать важность участия России. Остается неясным воспользуется ли Россия новым региональным климатом для того, чтобы занять более активную позицию в региональных институтах. Придавая российско-китайскому партнерству приоритетное значение, руководство России до сих пор делало осторожные шаги в сторону ЮВА, иногда упуская возможности укрепить свои позиции  в этом регионе.   

 

Тем не менее, Кави Чонгкиттаворн, главный редактор тайской газеты «The Nation», отметил в прошлом году, что, хотя инициативы России в области безопасности в Восточной Азии были до сих пор «неудачными», третий срок Путина в качестве президента «окажет влияние на Азиатско-Тихоокеанский регион, в частности, на АСЕАН больше, чем когда-либо ранее». Основанием для подобного суждения служит желание России перераспределить влияние в регионе, в отличие от США и Китая, которые ищут возможности увеличить собственное влияние.

 

 В период беспокойства стран ЮВА по поводу агрессивности Китая в регионе и «ребалансирования» США в качестве ответной меры, Россия может сыграть существенную роль, заключая  двусторонние сделки со странами региона в любой из этих областей: оружие, нефть и газ, а также северный морской путь, который может со временем стать альтернативой Малаккскому проливу.

 

Вместо того, чтобы играть ограниченную роль в азиатских многосторонних институтах, политическое руководство России стремится создавать альтернативные механизмы, например, приглашая Вьетнам к участию Евразийском таможенном союзе. После нескольких десятилетий разговоров относительно роли России в Азии, Москва, при условии, что она наконец-то готова последовательно развивать сотрудничество с соседями по региону в вышеозначенных областях, обнаружит, что интерес России в перераспределении силы в АТР перекликается с интересами других региональных игроков, таких как Австралия и Япония, что имеет потенциал для создания новых мостов между Евразией и АТР.

 

Автор: доцент Факультета политических наук и права Государственного университета Монтклера; старший научный сотрудник  Института Восточной Азии им. Уэзерхеда при Колумбийском университете.

 

Перевод: Семён Коротич, аспирант кафедры международных отношений Школы региональных и международных исследований ДВФУ

 

Расширенная версия статьи доступна здесь.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся