Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Голобоков: Морское взаимодействие – 2013: демонстрация силы или необходимые меры?

28 Августа 2013
Распечатать

Фактически, эти учения являются продолжением маневров с одноименным названием, которые прошли в Желтом море в апреле 2012 года. Однако по ряду ключевых аспектов «Морское Взаимодействие-2013» заметно отличается от прошлогодних учений. Так, китайцы в 2013 году совершили своеобразный «ход конем», представив рекордную по количеству группу боевых кораблей на учениях за пределами своего государства.

 

Четыре эсминца, два эскортных корабля (фрегата) и судно обеспечения явили собой быстроходную, маневренную, а главное - боеспособную группировку, способную решать широкий спектр задач в море: от борьбы с подводными лодками, кораблями и летательными аппаратами противника до охраны соединений кораблей или конвоев судов на переходе морем. Суммарно на кораблях было размещено до 160 зенитных ракет, а этого вполне достаточно для борьбы с крупной авианосной группой. Кроме того, все корабли были построены в 2000-х гг., и группу можно назвать современной.

 

Заметим, что в 2012 году, на учениях у себя дома китайцы представили куда больше кораблей – целых 18 единиц.  А на фоне 60 кораблей, задействованных Китаем во время первого совместного российско-китайского военно-морского учения «Мирная Миссия  2005», группа из семи китайских кораблей на «Морском Взаимодействии - 2013» и вовсе теряется.

 

Впрочем, и в 2005 и в 2012 годах Китай принимал учения, а в 2013 – был гостем российской стороны. И по сравнению с предыдущими маневрами, ударная сила Тихоокеанского флота также возросла - ракетный крейсер, эсминец, противолодочные и ракетные корабли общим количеством 11 единиц. Добавим, что в 2013 году на учениях от российской стороны были впервые задействованы истребитель-бомбардировщик Су-24М и малошумная дизельная подводная лодка класса «Кило», поэтому в целом тенденцию увеличения совокупной мощи участников «Морского Взаимодействия» можно назвать сложившейся.

 

Связан ли этот факт с изменившимися целями и задачами участников учений – России и Китая? По своему общему предназначению маневры не претерпели особых изменений и, как и прежде, были посвящены повышению уровня оперативной совместимости, углублению политического взаимодоверия и развитию стратегического взаимодействия между Россией и Китаем. А вот по отдельным практическим эпизодам учения 2012 и 2013 годов во многом разнятся.

 

Прежде всего, это касается антитеррористической составляющей, которая в прошлом году была выражена более ярко: подразделения антитеррора практиковались в освобождении захваченного судна с применением вертолетов и быстроходных лодок. Также в 2012 году стороны выполнили артиллеристскую стрельбу и отработали действия при совместном маневрировании группами кораблей.

 

В 2013-м артиллерийские стрельбы были дополнены эпизодами совместной обороны от подводных и воздушных противников, стрельбой по воздушным мишеням, сброшенных с самолета, поиском и уничтожением «неприятельской» подводной лодки условного противника. Таким образом, заметно расширилась «боевая» составляющая учений, которая дополнила ставшие уже традиционными эпизоды совместного эскорта и конвоирования судов, спасения угнанных кораблей, охраны и обороны на незащищенном рейде и поисково-спасательной операции по оказанию помощи аварийному кораблю.

 

Задействовав штурмовую авиацию и подводные силы на учениях 2013 года, Россия обеспечила отработку собственных задач по нанесению воздушных ударов по флоту, поиску и уничтожению подводной лодки условного противника. Это нормально, поскольку и китайцы на всех совместных учениях отрабатывают множество задач по своему усмотрению. Вспомним хотя бы пуски ракет с китайской подводной лодки на морском этапе «Мирной Миссии – 2005», ставшие для всех полной неожиданностью.

 

К слову, «ракетные» эпизоды пока никак не фигурируют в программе «Морского Взаимодействия». Но и без того понятно, что в задачах совместных учений России и Китая 2013 года была отработана не столько борьба с терроризмом, сколько отражение нападения противника, обладающего регулярной армией и флотом. Отметим, что антитеррористическая составляющая была все же реализована обеими сторонами, но несколько позднее – на учениях «Мирная Миссия 2013», прошедших в конце июля – августе этого года  в Челябинской области.

 

Очевидно, что увеличивая свой потенциал на совместных учениях, Китай продолжает «играть» на Тихоокеанском морском театре против США, которые за последние два года переориентировали более половины своих ВМС в Азиатско-тихоокеанский регион. В Китае считают, что посредством «стратегии поворота» Вашингтон может блокировать морские пути сообщения и ограничить Пекину доступ к источникам энергии на азиатско-тихоокеанском направлении. 

 

Наращивание китайской  и российской морской мощи – это и адекватный ответ на учения проводимые США по периметру тихоокеанских границ КНР. Заметим, что «Морское Взаимодействие - 2013» года по масштабам и количеству кораблей вполне сопоставимо с маневрами, которые США проводят в этом регионе с другими странами.

 

Так, в июне 2013 года, перед началом «Морского Взаимодействия — 2013», США совместно с морскими силами самообороны Японии провели учения по высадке десанта у южного побережья Калифорнии («Блиц на рассвете»), а также учения военно-воздушных сил около острова Хоккайдо (всего в 800 км. от места проведения российско-китайских учений в заливе Петра Великого). На учениях японцы совместно с американцами имитировали отражение высадки китайского десанта на островах Сенкаку (Дяоюйдао), и оборону островов от воздушного нападения. Схожая история произошла и в 2012 году, когда за несколько дней до начала «Морского Взаимодействия — 2012» состоялось проведение военно-морских учений США и Филиппин «Баликатан», целью которых было отражение атак условного противника на объекты, находящиеся в приграничной зоне.

 

Таким образом, наращивание боевой мощи участников российско-китайских учений, как и расширение спектра совместных задач - с антитерроризма и борьбы с пиратством до противовоздушной защиты, противолодочной обороны и ведения морского боя имеет вполне конкретные причины. Одновременно продолжает укрепляться тенденция повышения роли для Китая крупных надводных соединений, которые, с учетом высоких требований к организации, управлению и материально-техническому снабжению обеспечат высокую конкурентоспособность ведения боевых действий ВМС Китая на Тихоокеанском театре.

 

Что касается целей России, которых она достигает при проведении совместных учений с Китаем, здесь налицо четкие стратегические приоритеты, реализация которых предусматривает использование реальных геополитических партнеров Москвы. Этому соответствуют и официальные цели совместных учений – укрепить стратегическое партнерство и повысить координацию между флотами двух стран. А на фоне резкой активизации российской военно-морской составляющей на Дальнем Востоке, что было продемонстрировано во время внезапной проверки Тихоокеанского флота в июле и крупных учений ТОФ в августе 2013 г. интерес со стороны иностранных государств к применению российских морских группировок на Тихом океане в ближайшей перспективе будет только усиливаться.

 

Автор: Андрей Голобоков, кандидат политических наук, капитан-лейтенант Тихоокеанского флота

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся