Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: Владивостокский саммит АТЭС наконец оценили по достоинству

21 Октября 2013
Распечатать

Больше года назад (8-9 сентября 2012 г.) на острове Русском во Владивостоке проходил 20-й саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). А буквально на прошлой неделе на индонезийском острове Бали завершился очередной 21-й саммит самого представительного интеграционного форума АТР.

 

Все познается в сравнении: Владивостокский саммит АТЭС оказался успешнее Балийского. Причем эта лестная для России оценка принадлежит не кому-нибудь, а главному печатному рупору западного мира – The New York Times. Вот цитата из статьи в этой газете, посвященной итогам индонезийской встречи лидеров АТЭС:

 

Два дня встреч, обедов и ужинов с участием лидеров 21 экономики Тихоокеанского региона, Тайваня и Гонконга оказались малорезультативными. Несколько высокопоставленных чиновников признали, что встреча, организованная на роскошном курорте Нуса Дуа на индонезийском острове Бали, произвела даже меньше содержательных результатов, чем прошлогодняя конференция, где участники форума утвердили соглашение о снижении таможенных тарифов до уровня не более 5% на 54 вида экологических товаров и услуг, таких как солнечные панели[1].

 

Газета не посчитала нужным уточнить, где именно была прошлогодняя встреча АТЭС, но мы-то знаем, что речь идет о российском Владивостоке.

 

 Примечательно, что перед Владивостокским саммитом среди зарубежных экспертов преобладали негативные прогнозы. Российскому председательству в АТЭС предрекали неуспех или даже провал. Ссылались прежде всего на неопытность России в делах АТЭС и неготовность инфраструктуры Владивостока принять столь крупное международное мероприятие. Однако иностранные, да и отечественные, скептики оказались посрамлены. В результате встреч лидеров государств и министров был достигнут ряд субстантивных договоренностей. С логистической и инфраструктурной точки зрения, саммит на  Русском тоже прошел более-менее гладко. Гости были должным образом впечатлены островным кампусом Дальневосточного федерального университета, который послужил площадкой для саммита, и грандиозными мостами. Спустя два месяца после Владивостокского саммита американские аналитики признали: он прошел «относительно продуктивно»[2]. И вот теперь уже The New York Times делает вывод, что Россия провела атэсовские встречи эффективнее, чем Индонезия. А ведь Индонезия – одна из стран-основательниц форума, на территории которой был проведен саммит 1994 года, принявший ключевую Богорскую декларацию АТЭС.

 

Это, конечно, не может не радовать. Печалит же то, что Россия, отстояв свою вахту председателя АТЭС, резко снизила свою интеграционную активность в АТР[3]. Будем дожидаться следующего саммита?

 

Автор: Артём Леонидович Лукин, к.полит.н., доцент кафедры международных отношений, заместитель директора по науке, Школа региональных и международных исследований ДВФУ, artlukin@mail.ru



[1] Jane Perlez and Joe  Cochrane. Pacific Rim Leaders Urge New Focus on Global Trade Talks // The New York Times, Oct. 8, 2013. http://www.nytimes.com/2013/10/09/world/asia/asia-pacific-economic-cooperation-summit.html?pagewanted=1&_r=0&src=rechp

 

[2] Michael F. Martin. The Asia-Pacific Economic Cooperation (APEC) Meetings in Vladivostok, Russia: Postscript. Congressional Research Service. Nov. 19, 2012.

[3] Kirill Muradov. Russia’s pivot to Eurasia and the battle for Ukraine. Ep. 17, 2013. http://www.eastasiaforum.org/2013/09/17/russias-pivot-to-eurasia-and-the-battle-for-ukraine/

 

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся