Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: Всегда ли молчание золото?

13 Декабря 2013
Распечатать

В конце ноября Китай заявил об установлении опознавательной зоны противовоздушной обороне над Восточно-Китайском морем (ВКМ). Этот шаг вызвал немалое возмущение со стороны Японии и Южной Кореи – прежде всего потому, что в китайской зоне ПВО оказались зоны ВКМ, которые Токио и Сеул считают находящимися под своей юрисдикцией. Явное недовольство действиями Китая высказали и США.

 

На фоне поднявшегося в Северо-Восточной Азии шума примечательна официальная позиция России: вернее, ее полное отсутствие. Молчание Москвы по ситуации в ВКМ можно объяснять по-разному. Возможно, что Кремль слишком поглощен перипетиями с Украиной и ему некогда обращать внимание на другие международные проблемы, тем более такие далекие от Москвы как Восточно-Китайское море. В конце концов, российских гражданских авиалайнеров через воздушное пространство ВКМ пролетает не так много, а наши военные самолеты сегодня там и вовсе редкие гости. Но не исключено и другое: российское руководство пристально следит за развитием событий в Северо-Восточной Азии, но сознательно воздерживается от каких-либо публичных выступлений. Возможен и промежуточный вариант: проект заявления по ВКМ подготовлен МИДом, но застрял на стадии согласования где-то в высших инстанциях.

 

Как бы то ни было, но Россия молчит. И это затянувшееся молчание вызывает недоумение у некоторых наших соседей, особенно у южных корейцев. Разумеется, Сеулу бы хотелось, чтобы Россия выступила с заявлением, порицающим создание Китаем расширенной зоны ПВО в ВКМ. И столь же очевидно, что Москва вряд ли на это пойдет: было бы странно осуждать действия своего главного стратегического партнера, тем более по такому чувствительному для него вопросу.

 

 Мне уже доводилось писать, что Россия старается соблюдать строгий нейтралитет по проблеме территориальных и морских споров в Восточной Азии: интересы Москвы непосредственно в этих спорах не затрагиваются и мы не хотим портить отношения ни с одной из сторон в них участвующих, тем более что некоторые из спорщиков – наши важные партнеры (Китай, Вьетнам, Южная Корея).[1]

 

 Позиция нейтралитета разумна, но должна ли она всегда заключаться в гробовом молчании? Может ли великая азиатско-тихоокеанской держава – а именно так себя позиционирует Россия – демонстративно игнорировать наиболее острые проблемы в АТР?  Если постоянно отмалчиваться, есть вероятность, что нас вообще перестанут брать в расчет.

 

Оптимальным вариантом могло бы стать заявление МИДа, из которого бы было ясно, что Россия внимательно следит за ситуацией в Восточно-Китайском море, но при этом не выражалось бы явной поддержки (или осуждения) в адрес какой-либо из участвующих в споре сторон. В некоторых случаях все же лучше говорить, чем молчать.

 

Автор: Артём Леонидович Лукин, к.полит.н., доцент кафедры международных отношений, заместитель директора по науке, Школа региональных и международных исследований ДВФУ, artlukin@mail.ru

 

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся