Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Дмитрий Реутов: Приоритеты России и Японии в развитии газового сотрудничества

8 Января 2014
Распечатать
Поделиться статьей
Эксперты ДВФУ

Коллективный блог экспертов ДВФУ

Блог: Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Рейтинг: 10


Повысить политический и экономический статус в регионе, способствуя развитию Дальнего Востока, Москва может, активно участвуя в проектах по строительству энергомостов со странами Северо-Восточной Азии (СВА). При этом для России, стремящейся к диверсификации энергетического экспорта, Япония является одним из наиболее перспективных рынков сбыта [2].



 



Япония импортирует более 95% газа, являясь крупнейшим в мире потребителем сжиженного природного газа (СПГ). В 2012 году в Японию было поставлено 87,31 млн. тонн СПГ, что составило около 35% всего мирового экспорта [7]. Токио стремится к обеспечению сбалансированности поставок: успехи Японии по диверсификации поставщиков СПГ можно проиллюстрировать с помощью индекса Херфиндаля-Хершмана по формуле HHI = S12+S22+…Sn2, где Sn – доля поставщика СПГ. Индекс принимает значения от 0 до 10000, чем ниже его значение, тем более сбалансирована географическая структура поставок. Доли экспортеров на японском рынке СПГ распределяются следующим образом: Австралия (18,2%), Малайзия (16,8%), Индонезия (7%), Бруней (6,7%), Катар (17,9%), ОАЭ (6,3%), Оман (4,5%), Россия (9,5%), Нигерия (5,5%), остальные страны (7,6%) [6]. Таким образом, HHI=1266, что свидетельствует о высокой степени диверсификации импорта СПГ. Опираясь на существующие показатели, можно сделать вывод, что максимально допустимая доля поставок одной страны не превышает 20% от совокупного импорта, а около 50% поставок обеспечивается странами Юго-Восточной Азии (ЮВА) и Австралией, что положительно сказывается на энергетической безопасности страны по причине стабильности поставок и сравнительно низких транспортных издержек. Однако в последние годы наблюдается замещение поставок из ЮВА поставками из других регионов, что соответствует реализации современной энергетической стратегии Японии. Поставки газа из стран Персидского Залива формируют 30% в импорте Японии, но сопряжены с рисками, определенными нестабильной политической обстановкой на Ближнем Востоке, ограниченной пропускной способностью Малаккского пролива и действиями пиратов в этом районе. Возрастает доля третьих стран, в том числе, России и стран Африки.



 



Энергетический рынок АТР становится весьма привлекательным для России. Согласно «Энергетической стратегии России на период до 2030 года», доля АТР в совокупном экспорте российского газа должна достигнуть 20% [5]. Российские поставки газа в Японию осуществляются с терминала СПГ на о. Сахалин, который был возведен в рамках проекта «Сахалин-2», где японские компании «Mitsui» и «Mitsubishi» имеют доли 12,5% и 10% соответственно. Японские корпорации построили первый в России и на сегодняшний день единственный завод СПГ, около 70% всего сжиженного газа которого поступает в Японию. Ориентация на российские поставки позволяет сократить транспортные издержки (доставка СПГ с о. Сахалин занимает 3-4 дня, а доставка с Ближнего Востока - 3-4 недели), а также нивелировать риски, связанные с пиратством и ограничением свободы судоходства в Южно-Китайском море в случае обострения китайско-японских отношений.



 



Развитие российско-японского газового сотрудничества предусматривает планы по расширению мощностей СПГ, а также прокладку подводного газопровода с о. Сахалин в Японию. В связи с этим представляется необходимым определить приоритеты сторон и проанализировать перспективы реализации проектов.



 



Тема строительства газопровода обсуждалась еще в начале 2000-х годов, однако не получила развития ввиду отсутствия интереса со стороны Токио. Вопрос вновь был вынесен на повестку в 2012 году в связи с резко возросшим спросом и, как следствие, ценами на газ после аварии на АЭС «Фукусима» в 2011 году, которая привела к сокращению выработки энергии на АЭС. Япония предложила проложить газопровод от о. Сахалин через о. Хоккайдо, далее вдоль побережья с выходом на сушу в районе порта Касима [8]. В качестве ресурсной базы предполагалось использовать газ проекта «Сахалин-1», оператором которого является «Exxon Neftegas Ltd.»



 



Токио также предложил «Газпрому» построить газопровод с месторождения «Сахалин-2», однако, по мнению российской газовой корпорации, его строительство нецелесообразно как с технической, так и с экономической точек зрения [9]. Исходя из запланированных Россией объемов экспорта СПГ в Японию, к 2020 году доля России на японском рынке составит около 17,5% от совокупного импорта Японии. Учитывая стратегию Японии по диверсификации географии поставок газа, Токио в будущем откажется от строительства газопровода, упуская возможность получения сравнительно недорогого трубопроводного газа, даже если инициатива реализации проекта будет исходить от российской стороны.



 



Среди рисков, которые сопряжены с реализацией данного проекта, следует отметить политические риски, связанные, в первую очередь, с территориальными претензиями Японии, которые периодически приводят к осложнению российско-японских отношений. Следует учитывать как возможность ограничения газоснабжения российской стороной, так и нарушение контрактных обязательств с японской стороны в случае военно-политического обострения территориального спора вокруг южных Курильских островов. К экономическим/корпоративным рискам следует отнести проблемы согласования условий поставок (стоимость газа и транспортировки, объемы и сроки поставок), а также вопросы последующих расчетов и текущей эксплуатации объекта, который будет находиться в территориальных водах и исключительных экономических зонах двух государств. Значительными представляются экологические риски, вызванные как антропогенным воздействием (ошибки при проектировании, строительстве, эксплуатации), так и природными факторами (сейсмическая активность, подводные течения, шторма). Кроме того, проект может оказать негативное влияние на морскую фауну.



 



Альтернативой газопроводу является строительство третьей очереди завода СПГ на о. Сахалин и завода СПГ в Приморском крае. Для обеспечения газом Приморского завода СПГ уже завершено строительство газопровода «Сахалин-Хабаровск-Владивосток». Ресурсной базой газопровода являются шельфовые месторождения «Сахалин-2» и перспективного проекта «Сахалин-3». Однако пока газопровод практически не используется, а из-за низкого давления в трубе и отступлений от проекта при строительстве наблюдаются систематические перебои в газоснабжении [1].



 



Помимо шельфовых проектов, газ для завода СПГ в Приморье планируется поставлять с Чаяндинского месторождения в Якутии и Ковыктинского месторождения в Иркутской области по газопроводу «Сила Сибири». Ожидается, что строительство газопровода будет завершено в 2017 году, однако осуществить это для «Газпрома» будет крайне сложно из-за неопределенности с финансированием и подписанием контракта с основным потребителем газа по данному маршруту - Китаем. Совокупная производительность газопроводов «Сила Сибири» и «Сахалин-Хабаровск-Владивосток» составит до 66 млн. тонн в год, однако для обеспечения таких значительных объемов поставок понадобится ускоренное освоение месторождений и создание новых транспортных коридоров для экспорта газа.



 



Запустить первую линию завода СПГ в Приморье планируют к концу 2018 года. Среди причин, по которым «Газпром» отдает предпочтение заводу СПГ, а не подводному газопроводу, следует указать следующие:



 



- возможность диверсификации поставок, т.е. отсутствие монопсонии (диктата цены единственным покупателем);



- бóльшая стоимость СПГ по сравнению с трубопроводным газом (в случае реализации трубопроводного проекта Россия упустит возможность получения добавочной стоимости, связанной с производством СПГ);



- возможность одновременного освоения нескольких месторождений для наполнения газопроводов «Сила Сибири» и «Сахалин-Хабаровск-Владивосток»;



- значительные инвестиционные затраты, которые положительно скажутся на развитии территорий, где будут построены газопроводы и инфраструктура СПГ;



- обеспечение занятости местного населения и налоговые отчисления в бюджеты субъектов и местные бюджеты;



- меньшие экологические риски.



 



Российские нефтегазовые компании не имеют опыта реализации шельфовых проектов и строительства заводов СПГ, которые необходимы для организации экспортных поставок в АТР. Поэтому в данной ситуации сотрудничество с иностранными компаниями на взаимовыгодных условиях было бы вполне логичным решением вопроса привлечения инвестиций, технологий и опыта.



 



В настоящее время «Газпром» ведет переговоры с крупными потребителями в СВА на предмет продажи 49%-ой доли в проекте компаниям, гарантирующим покупку 6 млн. тонн газа ежегодно по долгосрочным контрактам с нефтяной привязкой, хотя, исходя из логики реализации проекта, первоочередной задачей является не организация сбыта, а поиск технологического партнёра, который сможет построить завод СПГ. Скорее всего, в проекте будут принимать участие японские компании «Itochu», «Japex», «Marubeni», «Inpex» и «Cieco» [3], которые имеют опыт строительства инфраструктуры СПГ, поэтому финансирование, технологическая поддержка и обеспечение сбыта будут осуществляться одними и теми же компаниями.



 



Российский нефтяной гигант – «Роснефть» – также проявляет интерес к японскому газовому рынку. В мае 2013 г. делегация «Роснефти» провела встречи с руководством японских нефтегазовых компаний на предмет строительства завода СПГ на о. Сахалин и организации поставок в Японию, а уже в июне 2013г. на полях Петербургского международного экономического форума «Роснефть» заключила соглашение об условиях поставок СПГ с японскими «Marubeni» и «SODECO» с 2019 года. Контракт еще не заключен, но в компании планируют, что он будет долгосрочным [4].



 



1 декабря 2013 года в России вступил в силу закон о  либерализации экспорта СПГ, вследствие чего «Газпром» утратил экспортную монополию. Закон предусматривает возможность экспорта СПГ для российских компаний, которые уже имеют договорённости на поставку газа с потребителями. В первую очередь, это отразится на азиатском направлении, где такие соглашения, помимо «Газпрома», заключили «Роснефть» и «Новатэк». Либерализация экспорта повысит активность российских компаний в АТР и следует ожидать ускорения реализации проектов. При сравнении перспектив строительства газопровода и расширения поставок СПГ, как представляется автору, бóльшие шансы быть реализованными имеют проекты СПГ, которым российская сторона отдаёт предпочтение в силу экономических и политических соображений, возможности географической диверсификации поставок, обширной ресурсной базы, социально-экономического значения для регионального развития и экологической безопасности. Проект строительства газопровода, за который выступает Япония, противоречит интересам России, он представляется менее выгодным для Москвы с экономической точки зрения, а также сопряжен со значительными политическими и экологическими рисками, в том числе, для самой Японии. В то же время, в газовом сотрудничестве России с Республикой Корея стороны проявляют интерес к строительству газопровода через территорию КНДР, хотя данный проект связан с рядом рисков, в частности, военно-политического характера. Это свидетельствует о том, что транскорейский газопровод является не только коммерческим, но и геополитическим проектом, который направлен на повышение роли России на Корейском полуострове, а Южная Корея является приоритетным внешнеполитическим партнером РФ в регионе, тогда, как на японском направлении Москва руководствуется преимущественно экономическими соображениями. Следует отметить, что при запланированном росте поставок СПГ к 2020 году доля России в японском импорте без учета проекта «Роснефти» будет близка к предельно допустимым 20%. Поэтому Токио, руководствуясь соображениями энергетической безопасности, откажется от идеи строительства газопровода на ближайшие 15-20 лет.



 



В целом, Японии, развивая сотрудничество с Россией в газовой сфере, следует принимать во внимание, что для Москвы предпочтительно заключение долгосрочных контрактов с нефтяной привязкой. Строительство газопровода вместо терминала СПГ пока неприемлемо для российской стороны, однако если предложение Японии по газопроводу предусматривало бы привязку цены газа к СПГ или готовность законтрактовать будущие поставки СПГ на долгосрочной основе, то проект строительства газопровода, по мнению автора, мог бы заинтересовать Россию.



 



Задача России в контексте развития российско-японского газового сотрудничества заключается в привлечении японских инвестиций, технологий и опыта для совместного развития сектора СПГ. Участие японских компаний позволит реализовать проекты в срок и начать поставки газа до того, как предложение СПГ на рынке АТР превысит спрос.



 



В заключение стоит отметить, российско-японское газовое сотрудничество является одним из ключевых элементов обеспечения энергетической безопасности Северо-Восточной Азии и имеет значительный потенциал, который только предстоит раскрыть.



 



Автор: Дмитрий Реутов, магистрант Школы региональных и международных исследований Дальневосточного федерального университета, reutov.dmitrii@mail.ru.



 



1 Клименко О. Пробки на газопроводе Сахалин - Хабаровск - Владивосток продолжают образовываться – энергетики // Золотой Рог. 2013, 3 июля. [Электронный ресурс]. URL: http://www.zrpress.ru/business/vladivostok_ 03.07.2012_54716_probki-na-gazoprovode-sakhalin--khabarovsk--vladivostok-prodolzhajut-obrazovyvatsja--energetiki.html



2 Севастьянов С. В. «Новый регионализм» Восточной Азии: теоретические и практические аспекты // Полис (Политические исследования).-  2009.-  № 4. - С. 111-122.



3 Серов М. СПГ-заводам подбирают новых иностранцев: «Новатэк» и «Газпром» поделятся долями в проектах только с потребителями газа// Коммерсантъ. № 101 (5132). 2013, 14 июня. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2210939



4 Строганова П. «Новатэк» и «Роснефть» подготовились к экспорту СПГ // РБК daily. 2013, 21 июня. [Электронный ресурс]. URL: http://rbcdaily.ru/industry/562949987482163



5 Энергетическая стратегия России на период до 2030 года: утв. распоряжением Правительства Российской Федерации № 1715-р от 13.11.2009 г.



6 BP Statistical Review of World Energy 2013 // Pureprint Group Limited, UK, 2013.



7 Maeda R., Tsukimori O. Japan's 2012 LNG imports at record high on nuclear woes // Reuters. January 23, 2013. [Электронный ресурс]. URL: http://www.reuters.com/article/ 2013/01/24/energy-japan-mof-idUSL4N0AT00Y 20130124



8 Narusawa D., Yamawaki T. Japanese firms plan 1,400-km gas pipeline from Russia’s Sakhalin // The Asahi Shimbun. November 5, 2012. URL: http://ajw.asahi.com/article/economy/business/AJ201211050009



9 We are not afraid of competition from U.S. shale gas revolution: Russian gas executive // The Mainichi. October 15, 2013. URL: http://mainichi.jp/english/english/newsselect/news/20131015p2a00m0na007000c.html


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся