Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: «Мистрали» ждут во Владивостоке. Но что дальше?

25 Февраля 2014
Распечатать

11-12 февраля во Владивостоке побывал министр обороны Сергей Шойгу.  Министр проинспектировал начало строительства базы для двух десантных вертолетоносных кораблей-доков (ДВКД) «Мистраль», которые сейчас строят во Франции для российского военно-морского флота. Оба корабля, уже названные «Владивосток» и «Севастополь», войдут в состав Тихоокеанского флота (ТОФ). Они станут первым крупным пополнением надводных сил ТОФ с конца 1980-х годов.

 

Прежде чем привести «мистрали» на Дальний Восток военное ведомство загодя озаботилось подготовкой для них надлежащего места базирования. В истории Тихоокеанского флота такая предусмотрительность наблюдалась далеко не всегда. В 1970-80-е годы Москва пыталась бросить вызов господству американских ВМС на Тихом океане и форсированными темпами наращивала боевые возможности отечественного Тихоокеанского флота. В рамках программы усиления советской военной мощи на Тихом океане в конце 1970-х – начале 1980-х годов на верфях Николаева для ТОФа были построены два тяжелых авианесущих крейсера (ТАКР) «Минск» и «Новороссийск».

 

Однако причалов и другой необходимой инфраструктуры для таких крупных кораблей построено не было. Совершив всего по несколько боевых  походов, «Минск» и «Новороссийск» были в начале 1990-х годов поставлены на прикол к стенкам «Дальзавода» и вскоре проданы заграницу на металлолом. Подобная же участь ожидала уникальный большой разведывательный корабль «Урал», который пришел на ТОФ в 1989 году и совершил всего один боевой поход.  А краса и гордость советского флота  -атомный крейсер «Адмирал Лазарев» (бывший «Фрунзе») до сих пор находится на консервации в заливе Стрелок…

 

Если строительство в бухте Улисс (кстати, она расположена совсем недалеко от кампуса ДВФУ), которое инспектировал Шойгу будет доведено до конца как запланировано, то у вертолетоносцев на берегу будет все необходимое: 1600 метров стационарного пирса, более километра плавучих пирсов, а также системы водоснабжения, энергообеспечения, обеспечения топливом и паром воздуха высокого давления, оптоволоконные линии связи. В бухте также появятся новые административные и хозяйственные здания, кардинально изменится пункт погрузки оружия, реконструкция ждет железнодорожные и автомобильные подъездные пути[1].

 

Итак, с береговой базой для кораблей ясность  появилась. Кроме того, более или менее понятно, какую миссию будут выполнять «мистрали» в составе ТОФ. Еще во время президентства Дмитрия Медведева было заявлено, что они будут использоваться для обеспечения безопасности Курильских островов и протяженных линий коммуникаций от Курил до Камчатки.[2] Таким образом, главная миссия вертолетоносцев – защита берегов и прибрежных морей российского Дальнего Востока.

 

 

Однако без ответа остается более широкий вопрос: а какая миссия предписывается Тихоокеанскому флоту, в состав которого вольются «мистрали»?  Сегодня ТОФ по существу выполняет три задачи: обеспечивает ядерное сдерживание (силами базирующихся в Вилючинске ПЛАРБ), охраняет тихоокеанское побережье страны и периодически демонстрирует российский флаг в зарубежных походах. Должен ли ТОФ стремиться к выполнению более амбициозных задач? Должен ли он обладать способностью не только наводить страх на сомалийских пиратов, но и проводить широкомасштабные боевые операции вдали от своих берегов, в Тихом и Индийском океанах, наравне  с ведущими мировыми флотами?

 

В 1970-80-е годы Советский Союз пытался создать мощный Тихоокеанский флот, способный соперничать с американцами.

 

Очевидно, что если Россия желает быть не просто региональной (евразийской), а  великой глобальной державой, то она должна иметь военные рычаги влияния на ситуацию в АТР – ключевом регионе современного мира. Поскольку АТР – это, прежде всего, морской театр, то без  мощного океанического флота о существенном военно-политическом влиянии говорить будет трудно. Это значит, что помимо «мистралей» Тихоокеанскому флоту потребуется весь набор кораблей, предназначенных для ведения операций в дальней морской зоне – авианосцы, крейсеры, эсминцы и т.п. Но хватит ли у страны ресурсов, чтобы построить эти корабли и необходимую им инфраструктуру, а потом все это содержать? Ведь даже могучему Советскому Союзу это оказалось не под силу.

 

 

Автор: Артём Леонидович Лукин, к.полит.н., доцент кафедры международных отношений, заместитель директора по науке, Школа региональных и международных исследований ДВФУ, artlukin@mail.ru



[1] http://www.rg.ru/2014/02/11/baza-site.html

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся