Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Артём Лукин: Дальневосточный наместник

28 Февраля 2014
Распечатать

Одна из традиций российского государства – институт наместников. Наместник – это сановник, облеченный особым доверием государя и особыми же полномочиями, назначаемый для управления обширной частью страны и отчитывающийся непосредственно первому лицу государства. Как правило, наместников садят в те провинции империи, которыми трудно управлять из столицы в обычном режиме – либо в силу их отдаленности, либо из-за повышенной сложности местной ситуации. В царской России существовали наместничества на Кавказе, Польше, Дальнем Востоке и в некоторых других регионах.

 

Формально являясь федерацией, Россия во многом остается империей. И одно из подтверждений этому – возрождение практики наместничества. По сути «наместником царя» на Кавказе является  президентский полпред и вице-премьер Александр Хлопонин. А недавно появилось наместничество и на Дальнем Востоке, которое в ранге полпреда и вице-премьера в августе прошлого года возглавил Юрий Трутнев.

 

 Задачи у двух «наместников» разные. Северный Кавказ, пожалуй, самый неблагополучный и взрывоопасный регион России. Хлопонин должен его стабилизировать. О том, чтобы превратить Кавказ в локомотив экономического развития сейчас, похоже, никто и не мечтает. На Трутнева же возложена миссия трансформировать Дальний Восток из заднего двора России в ее тихоокеанский фасад, превратить регион в главный «парус», с помощью которого национальная экономика «поймает ветер» азиатского динамизма. Как заявляет сам Трутнев, речь идет, ни много ни мало, о том, чтобы, учась на опыте наиболее успешных стран АТР, «создать и задействовать передовые модели развития на Дальнем Востоке» и потом их «тиражировать на других территориях страны»[1].

 

Если Трутнев справится с этой грандиозной задачей, то он сможет встать в один ряд с графом Муравьёвым-Амурским (1847-61), который в ранге генерал-губернатора по сути выступал в роли царского наместника на Востоке России. Муравьёв вошел в историю как человек, благодаря которому дальневосточные приамурские земли стали российскими. Трутнев должен наконец решить проблему их полноценного освоения. Муравьёв в основном пользовался военными и дипломатическими инструментами, в распоряжении Трутнева будут преимущественно экономические и регулятивные методы.

 

 

Встанет ли Юрий Трутневым в один ряд с графом Муравьёвым-Амурским?

 

 Между Трутневым и Муравьевым были и другие дальневосточные наместники. И нельзя сказать, что у всех была завидная судьба. Тут и адмирал Евгений Алексеев (1903-05), дальневосточную карьеру которого бесславно завершила проигранная война с Японией. Можно вспомнить и Яна Гамарника, который в 1920-е годы довольно успешно руководил Дальневосточным краем и продолжал активно курировать Дальний Восток в 1930-е, будучи уже в Наркомате обороны. В 1937 году Гамарник застрелился, чтобы избежать неминуемого ареста…

 

Эпохальная задача, которая стоит перед Трутневым, осложняется отсутствием денег. Тучные года для российской экономики закончились. Тот золотой дождь государственных инвестиций, который пролился на Дальний Восток,  особенно Приморье, в недавние годы, уже не повторится. Надо привлекать деньги частных, в том числе иностранных, инвесторов, а это очень непросто, тем более в условиях Дальнего Востока, где к обычным российским проблемам, таким как неэффективная бюрократия и коррупция, прибавляется еще отсутствие нормальной инфраструктуры. Кроме того, Трутневу предстоит отвоевать у других федеральных министерств и ведомств необходимые полномочия, которые они, разумеется, не спешат отдавать. Кстати, расплывчатость и неопределенность административных прерогатив «наместника» была характерна еще в царские времена, когда его объем полномочий определялся скорее не формальными документами, а связями на высоком политическом уровне и прежде всего степенью доступа к государю. Судя по всему, у Трутнева такой доступ есть и он действительно сможет сконцентрировать в своих руках объем власти на Дальнем Востоке, беспрецедентный со времен адмирала Алексеева. Если у Трутнева все получится – а в это очень хочется верить - то, возможно, еще одна столица России будет во Владивостоке.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся