Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Союз медведя и дракона. О российско-вьетнамском ВТС.

14 Апреля 2014
Распечатать

Согласно данным, приведенным в "Белой книге" вьетнамского правительства по обороне и безопасности, ежегодные расходы Ханоя на оборону в период до 2014 года составят примерно 1,5 млрд долларов, что эквивалентно 1,8% национального валового внутреннего продукта. Правительство не исключает, что военные расходы, в первую очередь затраты на модернизацию вооруженных сил, могут быть увеличены, если экономика Вьетнама начнет развиваться более быстрыми темпами.

 

Российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество имеет более чем полувековую историю, однако с 1992 года оно ведется на коммерческой основе, тогда как ранее поставки осуществлялись главным образом в качестве безвозмездной помощи.

 

Серьезный толчок развитию российско-вьетнамского ВТС дало подписание в октябре 2008 года президентами Д.А. Медведевым и Нгуен Минь Чиетом межправительственного меморандума о стратегии военно-технического сотрудничества на период до 2020 года. Так, в 2008 году объем подписанных контрактов впервые за всю историю сотрудничества превысил $1 млрд, в 2009 году - $3,5 млрд, а в 2010 году портфель вьетнамских оружейных контрактов увеличился до $4,5 млрд.

 

Примечательно, что сотрудничество с Вьетнамом идет по всем видам военной техники и вооружений. В частности, в рамках кардинальной модернизации ВМС страны, Вьетнам стал одним из крупнейших заказчиков российской военно-морской техники. Общий стоимостной объем заказов Вьетнама на поставку российской ВМТ стал сопоставимым с текущими контрактами, реализующимися по заказу ВМС Индии. В 2013 году во Вьетнам были поставлены патрульные катера проекта 10412 «Светляк», российская сторона продолжает строительство шести дизельных электрических подводных лодок проекта 636 в интересах ВМС Вьетнама и оказывает техническое содействие в строительстве на территории страны 10 ракетных катеров проекта 12418 «Молния» (два - поставлены ранее уже готовыми).  В июле 2013 года сторонами подписан контракт на поставку двух фрегатов «Гепард 3.9», ранее было построено два.

 

Фрегаты типа "Гепард" строятся в Зеленодольске

 

С середины 1990-х годов после длительного спада с Вьетнамом реализуются масштабные проекты по поставке военной авиационной техники. В феврале 2010 года Россия и Вьетнам заключили контракт на поставку 12 истребителей Су-30МК2 и авиационного вооружения. Сумма сделки составляет около 1 млрд дол. До конца 2012 года все самолеты были поставлены. Предыдущий контракт на поставку восьми Су-30МК2 без авиационного вооружения был заключен в начале 2009 года на сумму около 400 млн дол. Кроме того, Вьетнам получит авиационное вооружение и запчасти не только для новых самолетов, но и для ранее закупленных истребителей. Компания «Сухой» ведет переговоры по созданию во Вьетнаме регионального центра технического обслуживания боевых  самолетов. Сейчас на вьетнамский рынок продвигается учебно-боевой самолет Як-130, предложены истребители МиГ-29СМТ, военно-транспортные самолеты  Ил-76МФ.

 

Су-30МК2 доставляются во Вьетнам самолетами "Руслан"

 

Вьетнам заявил о намерении приступить к реализации программы по модернизации системы противовоздушной обороны страны. Переговоры на эту тему состоялись в ходе визита в марте 2010 года в Ханой министра обороны РФ. Вьетнамская сторона проявила большой интерес к российским средствам ПВО, в том числе к ЗРК «Тор», «Бук» и ЗРС С-300. В последние 10 лет Вьетнам вкладывал большие средства в модернизацию ВВС и ВМС, тогда как вложения в совершенствование системы ПВО были не столь значительные. В частности, в 2001 году с Вьетнамом был заключен контракт на сумму 64 млн дол на поставку установочной партии и передачу лицензии по производству ЗУР «Игла-С». Поставочная часть контракта была реализована в 2002 году (поставлено 50 ракет «Игла-С»). Летом 2003 года был заключен контракт на поставку Вьетнаму двух дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 (12 ПУ). Стоимость контракта составила около 230 млн дол. Эти комплексы частично заменили ЗРК С-75, которые находятся на вооружении ПВО Вьетнама с 1965 года. Концерн ПВО «Алмаз-Антей» в декабре 2005 года завершил поставки по этому контракту. Сейчас Вьетнам стоит перед необходимость модернизации имеющихся на вооружении ЗРК С-125, которых было поставлено в свое время около 40 дивизионов. Отмечается, что эффективная система противовоздушной обороны позволит Ханою чувствовать себя более спокойно в спорных с некоторыми соседними государствами ситуациях.

 

Как сообщалось в октябре 2012 года на заседании межправительственной комиссии по ВТС, по объемам реализуемых и готовящихся к подписанию контрактов у Вьетнама есть все шансы стать для России в ближайшей перспективе партнером номер один среди стран Юго-Восточной Азии. При этом обсуждался вопрос не только прямых поставок готовых образцов вооружения, но и совместных разработок, создания СП и сервисных центров по обслуживанию ранее поставленной боевой техники. Речь, в частности, шла о совместной разработке противокорабельного комплекса на базе российской ракеты «Уран». Стороны также обсудили возможность закупки Вьетнамом еще одного дивизиона берегового комплекса «Бастион», а также партии многофункциональных истребителей Су-30МК2 и средств ПВО, в т.ч. С-300.

 

7 августа 2013 года в Москве представители РФ и СРВ обсудили синхронизацию поставок вооружений и военной техники, утвердили пятилетний план подготовки вьетнамских офицеров в военных вузах России. По заявлениям руководства российского Минобороны, объём сотрудничества с Вьетнамом в военно-технической области беспрецедентен.

 

На заседании комиссии в октябре 2013 года стороны высказали необходимость налаживания механизма стратегического диалога в области обороны. А в ноябре 2013 г. во время визита В.В. Путина в СРВ он сообщил Президенту Чыонг Тан Шангу о намерении расширить номенклатуру поставляемой Ханою боевой техники.

 

Достаточно болезненный вопрос российско-вьетнамского партнёрства – возвращение российского флота в ВМБ Камрань. В мае 2013 года, посещая Калининградскую область, где были начаты ходовые испытания построенной для Вьетнама подводной лодки, о создании «максимально благоприятных условий для захода российских военных кораблей в порт Камрань» заявил вьетнамский премьер Нгуен Тан Зунг. Однако вьетнамцы пока принципиально отвергают возможность постоянного военного базирования любой иностранной державы в своём порту - они согласны лишь на предоставление инфраструктуры для целей транзита военных и гражданских кораблей, намереваясь создать здесь международный центр обслуживания (отдых моряков, пополнение запасов и ремонт заходящих кораблей).

 

Вместе с тем, в Камрани Россия уже сейчас строит новейший цифровой тренажерный центр, на базе которого  будут проходить подготовку экипажи для дизельных подводных лодок. Наша сторона готова пойти на большое пакетное соглашение по военно-морской базе, тем более, что отмечается чрезмерное усиление других государств, проявляющих интерес к пункту базирования в Камрани.

 

Интересно, что в мае 2013 года на заседании комиссии по ВТС достигнута договоренность о сотрудничестве в военной области между Ханоем и Минском. Идет речь о передаче технологий по изготовлению продукции военного назначения, привлечении инновационных технологий и разработок, а также организации совместных производств. Особое внимание на заседании комиссии было уделено вопросам обучения вьетнамских специалистов, в том числе в Военной академии Беларуси. Подобные инициативы укладываются в российские воззрения относительно создания общей системы международного сотрудничества в рамках Таможенного союза, а затем и Евразийского сообщества.

 

Можно отметить, что в области освоения космического пространства СРВ сотрудничает с США. Спутники связи изготавливает фирма «Локхид-Мартин», а на орбиту они выводятся французскими ракетами во Французской Гвиане. Планируется создать к 2018 году Национальный космический центр на базе индустриального парка Хоалак, строящегося при содействии Японии. Между тем, особые возможности открываются в этой сфере со строительства в Амурской области космодрома «Восточный», целесообразно и использовать уникальный российский опыт в разработке космических аппаратов.

 

Также достаточно болезненным для двусторонних связей стал отказ вьетнамской стороны от размещения производства автоматов «Калашников» сотой серии в пользу израильских винтовок Galil. Бесспорно, потеря 250 млн. долл. не критична, однако подобный прецедент может обернуться дальнейшим усилением влияния западных стран с целью сокращения роли России во всем комплексе сотрудничества с Вьетнамом.

 

В целом, можно отметить, что военно-техническое сотрудничество между Россией и Вьетнамом имеет значительный потенциал развития. При этом помимо закупки готовых боевых систем стороны активно обсуждают вопросы создания на вьетнамской территории центров по модернизации и обслуживанию техники, совместного создания вооружений, обучения специалистов. Будущее ВТС благоприятно также ввиду отсутствия конфликтов и разногласий между Россией и Вьетнамом, а также объективному совпадению интересов по сохранению твердых позиций Ханоя в регионе.

 

Стоит отметить, что ряд стран АТР испытывают некоторое неудовлетворение растущим объемом российско-вьетнамского сотрудничества, особенно в сфере военных технологий. В Китае существуют мнения о намерении России усилить его регионального противника, а в Соединённых Штатах, Франции и Израиле скорее склонны говорить о потере части экономической выгоды. При этом Москва и Ханой не намерены останавливаться – российская сторона использует свои конкурентные преимущества в ВТС и выходит на другие отраслевые рынки страны, широко внедряя пакетные предложения в энергетике, машиностроении, транспорте и образовании. Сможем ли мы вернуться еще на один полуостров на букву К – покажет время…

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся