Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Голобоков, Елена Сабанина: Сможет ли камчатский туристический бренд стать мировым?

11 Июня 2014
Распечатать

В последние годы Россия заметно активизировалась на рынке Азиатско-тихоокеанского региона. Однако чем более тесно мы сотрудничаем с Азией, тем сильнее ощущается отсутствие у российского Дальнего Востока так называемого «бренда» - узнаваемого всеми экономического и культурного «фасада». Для рядового азиатского потребителя Россия ассоциируется, прежде всего, с нефтью, газом и  вооружениями.

 

Вместе с тем, узнаваемость и популярность на внешнем рынке – немаловажный фактор, который может «всколыхнуть» экономическую ситуацию на Дальнем Востоке и привлечь сюда иностранный капитал. В перспективе этим фактором вполне мог бы стать туризм, а брендом вулканы Камчатки – поистине уникального региона России. Для примера можно взять американскую Аляску, удаленный от цивилизации огромный малонаселенный штат, который США смогли не только развить экономически, но и сделать признанным туристическим центром Америки.

 

Иностранцы на Камчатке сегодня – это, прежде всего, граждане стран АТР: японцы, американцы, китайцы, а также жители Германии, Франции и других европейских стран. В течение последних нескольких лет число этих туристов в крае неумолимо снижается. А в абсолютных цифрах ежегодных посещений Камчатский край и вовсе уступает таким направлениям, как Египет, Турция или Таиланд в несколько десятков, а то и сотен раз.

 

 

Можно полагать, что отток иностранных туристов отчасти связан с кризисными моментами в мировой экономике. Однако любой житель России знает, что Камчатка – дорогой регион. Высокие цены на услуги и перелет - одна из главных проблем, которая отталкивает среднестатистического туриста от посещения края.

 

Каждый год на Камчатку совершается до полутора десятков чартерных рейсов из Японии и США. В 2012 г. было возобновлено чартерное авиасообщение с США через Анкоридж, а в 2013 г. – налажен прямой маршрут Петропавловск-Пекин-Петропавловск. Основной же поток иностранцев прибывает в регион внутренними рейсами через Москву. И здесь рядового иностранца также поджидают две проблемы: большие цены на авиабилеты и отсутствие между авиаперевозчиками конкуренции, призванной снизить эти цены. Еще более высокие цены на перелеты устанавливает перевозчик внутри региона. Рельеф местности на Камчатке сложный и в большинство живописных мест можно попасть только на вертолете. Ввиду фактической монополии на региональном «вертолетном рынке» конкуренции здесь также нет.

 

Однако если вопрос стоимости билета еще можно решить, к примеру, созданием альтернативной авиакомпании бюджетного класса (лоукостер «Добролет» – яркий тому пример), то с увеличением потока иностранцев  в край неизбежно встанет другой вопрос – где и как разместить привыкших к комфорту туристов? Отсутствие нормальной инфраструктуры для размещения, отдыха и передвижения туристов – настоящие бедствие для Камчатки.

 

 

К примеру, в летний сезон в Авачинскую бухту заходит до 10 пассажирских судов из стран АТР. Однако отсутствие пассажирского терминала, соответствующего причала и портовых сооружений вкупе с высокими портовыми сборами приводят к тому, что  крупные круизные лайнеры, прибывающие на Камчатку, вынуждены стоять на рейде. Тем, кому посчастливиться добраться до города на катере, краевая столица практически ничего не предлагает, поэтому такой туризм ориентирован, прежде всего, на природу. А добраться туда сложно и очень дорого.

 

Исходя из сложившейся обстановки, основная масса иностранных туристов в крае – это те, кто за большие деньги едут в заведомо «дикие» и некомфортные условия. Такие люди готовы платить за отсутствие удобств цивилизации, разбитые дороги и прочие «прелести жизни на краю земли» ради уникальной возможности увидеть природу в естественной среде. Впрочем, за этим сюда едут и российские туристы. К примеру, известный всему миру своими антивирусными продуктами Евгений Касперский уже много лет является постоянным гостем на Камчатке.

 

 

Так что же необходимо для того, чтобы поднять камчатский туризм на государственный уровень и сделать его по-настоящему международным?

 

Прежде всего, необходимо повысить общую привлекательность региона для туристов и сформировать конкурентоспособный туристический продукт. Сложность в данном случае представляет как великое множество разрозненных компаний, так и наличие посредников в предоставлении различных услуг. Большую роль здесь может сыграть иностранный бизнес. 

 

Республика Корея – один из ключевых иностранных партнеров края - уже давно присматривается к одному из камчатских районов, где хочет построить оздоровительный комплекс на горячих источниках. Несколько лет существует совместный российско-южнокорейский проект по постройке горнолыжного курорта на базе четырех камчатских площадок, включая Авачинский вулкан. На данный момент потребности иностранцев в горнолыжном туризме на Камчатке обеспечивают вертолетные экскурсии - хелиски, которые в большинстве случаев дороги и ограничивают количество туристов вместимостью салона. Заинтересованы инвесторы и в строительстве в крае сети бизнес-центров, отелей и развитии услуг, доступных для среднего класса и семейного отдыха.

 

 

Однако не стоит ждать, что с появлением инвестиций туризм в Камчатском крае моментально взлетит на международный уровень. Во многих туристических странах - Италии, Испании, Франции и т. д. эта сфера деятельности начала развиваться более ста лет назад, в то время как Камчатка, военный форпост на северо-востоке России, открыта для внешнего мира немногим более 20 лет. Этот регион молод для иностранного бизнеса и неудивительно, что в настоящее время о Бутане, Монголии или Аляске среднестатистический турист из-за рубежа знает больше, чем о российской Камчатке. Например, ежегодная камчатская гонка на собачьих упряжках «Берингия» очень популярна в крае, однако за рубежом про нее практически никто не знает. В то же время как аналогичные гонки на Аляске «Iditarod Dog Sledge Race» известны всему миру.

 

В этой связи важно обратить внимание и на подготовку специалистов для работы с разными народами и культурами. Японцы воспринимают дальневосточный регион как домашний, точны в контрактах и оговаривают все тонкости путешествия в договоре. У европейцев на первом месте стоит безопасность, они не очень доверяют российскому сервису, однако на Камчатку приезжают с большой охотой. Китайцы, прежде интересовавшиеся лишь поставками рыбопродукции с Камчатки, в последнее время также начали интересоваться ею как объектом для туризма. Сегодня спросом предприятий индустрии туризма на Камчатке пользуются специалисты среднего звена, т.е. сотрудники способные продавать и предлагать туристские путевки. Важно, однако, не только продать продукт, но и учесть национальные особенности и потребности туриста, который получит хорошие впечатления от поездки и расскажет о ней друзьям.

 

 

Не менее важная роль в позиционировании Камчатки как международного бренда принадлежит общественно-деловым контактам. В этом году только в Азиатско-тихоокеанском регионе Камчатка представлена в целом ряде туристских выставок: New York Times Travel Show (США); (KOTFA (Южная Корея); JATA (Япония ); China International Travel Mart (Китай), а также обсуждается в рамках Российско-Американского тихоокеанского партнерства (РАТОП) и международного форума по вопросам экологического туризма на Дальнем Востоке. Эту тенденцию необходимо сохранить и в будущем.

 

Итак, основные условия для повышения международной привлекательности Камчатки ясны – это совершенствование туристической инфраструктуры, ориентация на экотуризм, снижение цен на авиаперевозки и услуги. Есть и еще одно условие, которое не хотелось бы упустить. Это понятие культуры путешествия. Хотеть путешествовать, открывать для себя новые территории и тратить на это деньги должен, прежде всего, сам человек – будь то русский или иностранец. И если посещение туристами Камчатского края станет по-настоящему массовым, туристический бренд Камчатки имеет все шансы стать мировым.

 

Авторы: Андрей Голобоков, кандидат политических наук, доцент кафедры философии и культурологии КамГУ им. В. Беринга; Елена Сабанина доцент кафедры экономики и сервиса КамГУ им. В. Беринга, гид

 

Фото Андрея Голобокова

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся