Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Джерард Клэр: Заметки о Дальнем Востоке

29 Августа 2014
Распечатать

Для шотландца научное исследование современных попыток по развитию Дальнего Востока России (РДВ) является весьма сложным начинанием, так как объект изучения находится очень далеко и, в основном, удается собирать информацию только из вторичных источников. Желая устранить этот недостаток в своей работе, я провел несколько недель в 4-х городах региона, а именно: в Якутске, Хабаровске, Владивостоке и Южно-Сахалинске. 

 

Как у любого путешественника, неважно, простого туриста или представителя академического сообщества,  у меня имелись некоторые  заранее сформированные ожидания и даже предрассудки насчет региона. Однако, время проведенное «на месте» позволило мне получить соответствующее действительности понимание происходящих процессов в регионе, лучше понять, как заявления о развитии РДВ соответствуют действительности на самом деле и, какое влияние оказывают на повседневную жизнь местных жителей. Я также надеюсь, что эта поездка станет для меня всего лишь началом для дальнейшего посещения региона и получения углубленных знаний о предмете своего исследования.  

 

Одним из самых острых вопросов, связанных с развитием РДВ является отток населения. Постсоветский период был ознаменован негативной демографической ситуацией, население переезжало с северных районов РДВ в такие территории как Приморский, Хабаровский и Забайкальский края, а оттуда, в свою очередь, в направлении более западных регионов страны – в Западную Сибирь, на Урал и в Центральную Россию. Убыль населения замедлилась (однако, полностью она не прекратилась), тем не менее, будущее развитие региона зависит от наличия людских ресурсов и высокообразованной рабочей силы в той же степени, как и от государственного финансирования и внешних инвестиций.

 

Одной из приоритетных задач моей поездки было узнать, какие ожидания и цели перед собой ставит молодежь региона, собираются ли люди здесь оставаться или собираются переезжать в западные регионы страны. Практически все, с кем я разговаривал в этих 4-х городах РДВ, заявили о своем желании покинуть регион по профессиональным причинам, не видя перспектив развития своей карьеры (особенно это касается студентов и выпускников университетов). Кто-то заявил о желании уехать исходя из своих культурных потребностей, однако, я встретил очень много людей, которые гордятся своим регионом и хотят развивать и улучшать его, применять свои навыки и умения в  родных городах, особенно это относится к людям старшего поколения.   Если руководство страны сможет предоставить все необходимые возможности в плане карьерного роста и профессиональной самореализации людей на региональном уровне, это будет отличным стартом для развития РДВ, однако, тут же встает вопрос о том, откуда дополнительная рабочая сила будет приезжать в регион. По пути на Дальний Восток, останавливаясь в Москве и Екатеринбурге, у меня была возможность поговорить на эту тему с местными жителями. Большинство молодых людей, с которыми мне удалось обсудить этот вопрос, выразили свое нежелание переезжать на Дальний Восток, даже если им предложат более высокую заработную плату или продвижение по карьерной лестнице. Возможно, единственным вариантом посещения РДВ для них является туристическая поездка, но и в этом случае, посещение региона является далеко не самым интересным вариантом для проведения своего отдыха.

 

Знание о РДВ у жителей Москвы и Екатеринбурга оказались весьма поверхностными, и у меня сложилось такое мнение, что местные жители рассматривают Дальний Восток как место своеобразной карьерной «ссылки», а не «окно возможностей» Российской Федерации в АТР.  К этому можно добавить негативное отношение к наплыву рабочей силы из стран Центральной Азии, таким образом, максимально осложняя варианты привлечения дополнительных людских ресурсов в регион. Есть уже опробованный вариант с привлечением рабочей силы из КНДР, однако, возможно стоит обратить внимание также и на развитие связей со странами, являющимися более культурно нейтральными по отношению к РФ, например, Филиппинами.

 

Второй аспект, который я хочу отметить, частично связан с предыдущим - это вопрос о региональной идентичности. Многие, особенно на Западе, считают, что у большинства россиян абсолютно монолитная, одинаковая и единая идентичность, что в лингвистическом плане, что в культурном и т.д. Из разговоров с людьми в разных городах, для меня стало абсолютно ясно, что, несмотря на наличие многих действительно единых и одинаковых культурных (и не только) традиций и обычаев, во многих городах России чувствуется своя особенная атмосфера, что мы также наблюдаем и в странах Запада. 

 

Например, в моей стране, в Шотландии можно встретить города известные своей историей, другие – своей музыкой, или же местными акцентами в языке, некоторые известны своей особенной местной природой, а некоторые известны своей локальной кухней или напитками. Точно такую же ситуацию можно наблюдать в таких странах как Германия, Соединенные Штаты Америки или Япония. Тот факт, что такие же локальные идентичности существуют и в России дает возможность расширять и развивать их. Ведь часто говорится о том, что Москва и Санкт-Петербург, во многом, очень разные города – со своим духом, ритмом жизни и т.д. Такие различия и своеобразная конкуренция сильнее привлекают туристов. Если нечто подобное получится сделать на Дальнем Востоке, это также привлечет больше людей, как в качестве туристов, так и в качестве постоянной рабочей силы. Естественно, что только один этот фактор не сможет оказать существенное влияние, однако, многие жители РДВ уже сейчас преисполнены гордостью именно за свой регион, они идентифицируют себя с ним, и продвижение таких взглядов будет только способствовать развитию Дальнего Востока, а не развивать какое-либо стремление к сепаратизму.

 

Третий пункт, на котором мне хотелось бы остановиться, касается инфраструктуры, в частности – содержания дорог и развития региональных транспортных сетей. Из четырех городов РДВ, которые я посетил, только в Хабаровске имеется (и то с некоторой натяжкой) развитая внутригородская дорожная система. У Якутска имеются вполне объяснимые проблемы, связанные с тем, что строительство приходится вести практически в условиях вечной мерзлоты, однако Владивосток и Южно-Сахалинск вполне могли бы обладать развитой транспортной инфраструктурой при проведении определенного объема работ в этой сфере. Во Владивостоке, конечно же, уже сделано достаточно много. В данном случае речь идет о развитии территории острова Русский, где построен современный кампус Дальневосточного федерального университета и имеется все необходимое, однако, многое нужно улучшать в материковой части города. Это важно не только для удобства жителей и туристов, но, во многом, это необходимое условие для привлечения крупного бизнеса и амбициозных студентов из регионов РФ и из-за рубежа. До тех пор пока будут отсутствовать качественные дороги и транспортные развязки и пока города РДВ не будут действительно серьезно связаны между собой транспортными узлами, будет невозможным создание достаточно больших потребительских районов, а также расширение и наращивание локального рынка. Бизнес всегда предпочитает иметь как можно большее количество потенциальных потребителей на как можно меньшей территории. Этот фактор является серьезным вызовом для Дальнего Востока России, однако развитие транспортных сетей, связывающих Приморский и Хабаровский края, а также Амурскую область сможет смягчить эту проблему и, таким образом, повысить привлекательность региона для инвесторов.

 

Четвертый пункт – это цены на дальние поездки по территории Дальнего Востока. Для меня показалось странным, что субсидированные поездки возможны для дальневосточников в такие города как Москва, но не существует подобных мер в обратном направлении для стимулирования большего числа поездок из центральных регионов страны на Дальний Восток. На мой взгляд, это, конечно же, не решит все проблемы региона, но будет являться существенным шагом вперед. Считаю, что, если людей будут стимулировать посещать РДВ в подростковом возрасте хотя бы в рамках туристических поездок, то это будет способствовать тому, что у них будут формироваться позитивные впечатления, приятные воспоминания о проведенном там времени, что вполне может стимулировать их желание вернуться, например, для получения образования или получения постоянного рабочего места. Сегодня же, как раз наоборот – поездки жителей РДВ в центральную часть страны достаточно часто являются предвестником их миграции в эти регионы навсегда. Таким образом, регион теряет потенциально очень ценные кадры, которых ему больше всего и не хватает.

 

Пятый и заключительный пункт – отношение россиян к азиатским странам, которое проявляется в отсутствии четкой позиции на необходимость развивать взаимоотношения на личностном уровне. Присутствие азиатского бизнеса на территории РДВ легко заметно даже не искушенному глазу – это и огромное количество поддержанных японских и корейских машин, распространенность ресторанов азиатской кухни, а также большой выбор азиатских товаров в местных магазинах и многое другое. Однако все это напоминает дорогу с односторонним движением – присутствие российского бизнеса в АТР можно считать минимальным. Для примера могу привести аэропорт города Саппоро, находящегося на севере Японии (о. Хоккайдо), там мы можем наблюдать значительное количество табличек и указателей, дублированных на русском языке. Однако, если вы покинете здание аэропорта, то вам крайне редко выпадет шанс увидеть какой-либо указатель на русском языке или любой другой признак российского присутствия на этой территории.

 

В азиатских городах чрезвычайно малое количество ресторанов русской кухни, вы не увидите в большинстве азиатских городов российские машины на улицах или российское пиво на прилавках магазинов. На данный момент мне сложно сказать, связанно ли это с отсутствием желания распространить некое российское влияние в регионе, или же все упирается в бюрократические препоны, или причины кроются в чем-то совершенно ином. Тем не менее, ситуацию нужно изменять, если речь идет о повышении репутации РФ в АТР в целом. Если шотландские или ирландские бары можно найти в большинстве городов мира, то для россиян это тоже не должно быть чем-то запредельным. Посетив шесть азиатских стран после своей поездки на российский Дальний Восток, я пришел к выводу, что азиаты практически ничего не знают о России, о том, что происходит в этой стране и т.д. Самих же россиян я смог встретить только в наиболее популярных туристических местах. А те россияне, с которыми мне удалось общаться во время поездки на Дальний Восток, выказывали больший интерес к путешествиям на Запад, нежели в соседние восточноазиатские страны. Если люди в Азии практически ничего не знают про страну, то логично предположить, что они не будут в нее инвестировать, и вряд ли даже будут ее рассматривать в качестве места для туристического визита. Без наличия межличностных и культурных связей со странами Азии, Россия, скорее всего так и будет восприниматься как чужое лицо в регионе. Сейчас мне кажется, что РДВ ожидает, что изменения в лучшую сторону будут происходить сами собой, нежели самостоятельно работать в сторону этих изменений.  

 

Хотя все эти пункты достаточно коротки и не охватывают все те наблюдения, которые я сделал, думаю, они могут дать понимание того, как шотландский или любой другой исследователь из западных стран видит регионы Дальнего Востока России. Любые комментарии или полемика по поводу моих заметок мною только приветствуются.

 

Автор: Джерард Клэр (Gerard Clare), аспирант университета Глазго по программе Центрально- и Восточноевропейских исследований. Его диссертационное исследование посвящено современному развитию Дальнего Востока России.

 

Перевод выполнил Андрей Козинец, аспирант кафедры международных отношений
Дальневосточного федерального университета

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся