Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Российский Дальний Восток: иммунитет против санкций

18 Октября 2014
Распечатать

Соединённые Штаты и страны Европейского союза, начиная с апреля текущего года, неустанно вводят в отношении России различные санкции. Ограничения, безусловно, связаны с вхождением Крыма и города-героя Севастополя в состав Российской Федерации в результате свободного волеизъявления жителей. А также нашей позицией относительно происходящего и на Украине, и во всей Центральной и Восточной Европе, которые постепенно становятся зоной безраздельного господства Североатлантического альянса.

 

Еще в марте 2014 г. президент США Б.Х. Обама говорил, что «послал сигнал Путину, что следует ожидать еще более разрушительных экономических действий, которые окажут существенное воздействие на российскую экономику». Однако если говорить конкретно, то фактически Вашингтон запретил въезд на территорию США нескольких десятков российских депутатов, чиновников и бизнесменов и наложил арест на активы нескольких человек. Так называемые «точечные санкции», введенные якобы в ответ на нежелание России соблюдать «женевские договорённости» по нормализации ситуации на Украине, затрагивают деятельность некоторых российских компаний. Санкции «второго уровня», введенные Евросоюзом», также касаются около 60 персоналий, «ответственных за аннексию Крыма», которым теперь будет сложно воспользоваться «шенгеном», а также стоит опасаться за свои сбережения за рубежом.

 

После катастрофы «боинга» 17 июля Запад ужесточил ограничения против России – были расширены санкционные списки лиц и компаний, установлен запрет на инвестирование в инфраструктурные, транспортные, телекоммуникационные и энергетические секторы. Кроме того установлен запрет на покупку более 250 наименований товаров, среди которых полезные ископаемые минералы и углеводороды, поставку оборонной продукции и товаров двойного назначения, передачу военных технологий.

 

Российский МИД неизменно отмечает, на грани предупреждения, что разговаривать с Россией языком санкций совершенно неприемлемо. Более того, 6 августа Указом Президента России «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» был запрещён ввоз на территорию РФ «отдельных видов» сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц. Суммарный годовой объём импорта, подпавшего под санкции, оценивается в 9 миллиардов долларов США.

 

Конечно, пока сложно измерить какой-либо экономический эффект от введенных ограничений, однако пока наша страна и ее регионы, в частности, не пострадали. Вопреки распространяемому определенными кругами мнению о том, что  пострадают инфраструктурные проекты, реализуемые на Дальнем Востоке и в Приморском крае, в частности, можно утверждать, что этого не произойдёт. На то есть ряд причин. Во-первых, основная часть финансирования – федеральный бюджет. И здесь есть только одна опасность: некоторые эксперты уже отметили некоторое падение в поступлениях после Саммита АТЭС-2012. Сегодня, в условиях международной турбулентности, деньги налогоплательщиков нужны как воздух абсолютно во всех областях и некоторое опасение, что Дальний Восток получит их в «дальнюю» очередь имеют право на жизнь. Вместе с тем, следует помнить об огромном внимании руководства страны к развитию региона и его исключительной важности для экономической, социальной и военной безопасности России с учетом снижения интенсивности сотрудничества на «западном направлении». По этой причине, снижать темпы наращивания своего всемерного присутствия на Дальнем Востоке нам никак нельзя, и в Кремле это прекрасно понимают.

 

Во-вторых, значительные средства на развитие Приморского края предусмотрены со стороны российских инвесторов, главные из которых «Роснефть» и «Транснефть», «Газпром», «Аэрофлот»,  а также частные структуры, близкие к некоторым не бедным даже по мировым меркам людям. Совершенно точно, что затруднения для глав данных компаний в передвижениях по США и странам ЕС никак не уменьшат их желание продолжать проекты на Дальнем Востоке, тем более в свете новых открывшихся горизонтов.

 

В-третьих, правительственные инициативы по развитию Дальнего Востока и Забайкалья, а также меры по развитию регионов, предпринимаемые на уровне субъектов Федерации, всячески приветствуют участие иностранных партнёров. Стоит сразу отметить, что в госпрограмме «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года» иностранным инвесторам по разным оценкам отводится до 10-15% всего финансирования проектной деятельности из всей суммы в 110 млрд. рублей ежегодно.

 

Но интересно совсем другое. Главный торгово-экономический партнёр Дальнего Востока и Приморского края – Китайская Народная Республика. Внешнеторговый оборот Приморского края с КНР в 2013 году, по данным Приморскстата, превысил 6,5 млрд. долл. Имеется тенденция к росту, которая только укрепится в свете недавнего визита В.В. Путина в Китай и заявленного намерения довести российско-китайский товарооборот до 200 млрд. долл. к 2020 году. После некоторого падения вырос и объем китайских инвестиций в Приморье до 31,3 млн. долл.

 

Вопреки голосу «синофобов», утверждающих, что все, происходящее на Западе поставит Москву в сильнейшую зависимость от Пекина, растут объемы сотрудничества и с другими азиатско-тихоокеанскими государствами. Следует вспомнить, что Концепция внешней политики РФ 2013 года выделяет АТР одним из приоритетных направлений сотрудничества и говорит о необходимости диверсифицировать систему партнёрства. В мае 2014 г. председатель Правительства РФ Д.А. Медведев упомянул, что Россия следует наращивать свое присутствие на рынках АТР, прежде всего, в сферах энергетики, космонавтики и авиации». Представители государств региона также неоднократно выражали готовность переориентироваться на Россию с учетом интересов взаимовыгодного партнёрства.

 

Ряд крупнейших проектов, реализуемых в Приморском крае, связан с Республикой Корея. Товарооборот края с ней составил в 2013 году 2,25 млрд. долл, однако объем инвестиций сократился до 22,2 млн. долл. Некоторые затруднения в сотрудничестве, вероятно, носят временный характер и связаны с «пробуксовкой» ряда инициатив – завода Hyundai, верфи «Звезда»-DSME – в основном из-за бюрократических проволочек. Вместе с тем, корейские партнёры не отчаиваются и предлагают все новые проекты, в том числе и с задействованием рабочих из КНДР. Крайне важно, что у Москвы и Сеула нет взаимных противоречий ни в экономике, ни в политике. Следует отметить, что Ю. Корея, хотя и не поддержала Россию по Крыму в Совете Безопасности ООН, однако воздержалась от введения санкций, даже после визита Б. Обамы в Сеул.

 

Япония с недавнего времени демонстрирует уверенный рост как по товарообороту, так и по объемам инвестиционной деятельности в Приморье. Во многом это стало возможным благодаря наладившимся отношениям лидеров двух государств и устоявшемуся пониманию в Токио, что Россия – важный партнёр, потенциал сотрудничества с которым гораздо привлекательнее, чем зыбкая возможность решения «старого» конфликта вокруг спорных островов в свою пользу. Токио под давлением Вашингтона был вынужден ввести некоторые санкции против России, однако они ограничились «приостановкой начала обсуждения» ряда второстепенных вопросов, а также ограничением на въезд и деятельность некоторых российских лиц и компаний. Крайне показательно, что в Брюсселе на встрече «Большой семерки» премьер-министр Японии Синдзо Абэ посетовал на отсутствие Владимира Путина и выразил надежду на то, что Россия будет участвовать в решении важнейших мировых вопросов. Путин, как известно, пожелал «Большой семерке» приятного аппетита.

 

Решение Токио присоединиться  к западному режиму санкций против России после визита в Японию Б. Х. Обамы можно расценить как демонстрацию политической незрелости и несамостоятельности. Вызывают крайнее недоумение инсинуации вокруг приглашения президенту России В. Путину посетить Японию осенью этого года. Администрация Абэ тем самым фактически перечеркнула результаты кропотливой двусторонней работы в течение последних двух лет. В этой связи действия России по проведению учений в районе Южных Курил и активная модернизация военной и гражданской инфраструктуры на островах уменьшают надежды японской стороны на решение территориального спора в максимально выгодном для них ключе. Остаётся надеяться, что перспективы сотрудничества Японии с дальневосточными российскими региона в таких многообещающих отраслях как нефте- и газохимия, производство высокотехнологичной продукции, все же окажется более весомым аргументом, нежели достаточно эфемерная готовность Вашингтона защищать японские интересы в АТР. Хочется верить, что российско-японские отношения всё же продолжат выстраиваться в двустороннем формате, в том числе по признанной успешной схеме «2+2» (министры обороны и иностранных дел двух стран), однако точное время в свете последних событий назвать сложно. Премьер-министр Абэ поспешил подтвердить готовность принять главу российского государства нынешней осенью, однако столь сильная подверженность японцев внешнему влиянию существенно затруднит дальнейшее партнёрство с Москвой.

 

Весьма важны для России в АТР и страны Юго-Восточной Азии, прежде всего, входящие в Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Каких-то ощутимых санкций в отношении России они не вводили, а в отношении Приморского края демонстрируют устойчивый интерес. Бесспорные экономические лидеры региона – Сингапур, Малайзия, Вьетнам, Таиланд, Индонезия – давние партнёры Приморья, связи с которыми пусть и не настолько насыщены в торгово-экономическом и инвестиционном планах, однако имеют огромный потенциал развития. К слову, товарооборот Приморья со странами АСЕАН в 2013 году составил порядка 440 млн. долл., из которых половина приходится на Вьетнам и Сингапур.

 

Примечательно, что еще один давний друг Приморского края – Индия – не поддержала западные санкции и выразила готовность продолжать сотрудничество с Россией. К сожалению, в Приморье индийское присутствие пока не особенно сильно, инвестиции практически отсутствуют, товарооборот не превышает 25 млн. долл. Положительно можно оценить и возможности сотрудничества со странами Латинской Америки и ЮАР, пусть по большей части пока недостаточно реализованные ввиду географической удаленности.

 

Что касается сотрудничества Приморского края с государствами, которые ввели санкции в отношении РФ, то оно и до этого было не слишком оживленным. Австралия и Канада, присоединившиеся к американским инициативам, и ранее не использовали весь потенциал сотрудничества – инвестиции ничтожны, а внешнеторговый оборот с Приморьем колебался в районе 60-70 млн. долл. Полагаю, что данные государства могут потерять гораздо больше  от своей позиции, так как рынок недолго остаётся пустым, и бороться с азиатскими государствами даже при помощи «дяди Сэма» будет сложно.

 

Огромное сожаление вызывает позиция США в отношении РФ, что, несомненно, скажется и на сотрудничестве американских компаний и территорий с Приморьем. Генеральное консульство США во Владивостоке имеет более чем 20-летнюю историю, Владивосток имеет давние связи со штатами Калифорния, Вашингтон, Орегон, Аляска - к американцам у нас относились всегда очень хорошо. США, несмотря на былой интерес к экономическим проектам на Дальнем Востоке и в Приморье, практически не ведут инвестиционной деятельности. Товарооборот с Приморьем пока сохраняется на уровне 190 млн дол., но это менее 2% от общего объема, что непростительно мало. Американские компании выражали крайний интерес к строительству промышленных объектов, социальной инфраструктуры, жилых домов в Приморье, участию в транспортных и нефтегазовых проектах, вхождению в аграрный сектор, что было видно и на традиционных совещания Российско-американского тихоокеанского партнерства (РАТОП). Вместе с тем, на Санкт-Петербургском экономическом форуме-2014, прошедшим в мае, невооруженным глазом был виден дискомфорт американских бизнесменов, которые не могли реализовать свои инициативы в условиях жесточайшего административного давления.

 

Подводя итог, можно сказать, что санкции США и их союзников как по доброй воле, так и по несчастью, на дальневосточниках совершенно не скажутся в негативном ключе. Напротив, мы почувствуем всплеск активности наших азиатских партнёров и заботу столицы, поскольку наш регион становится действительно не столько «крепостью», сколько «воротами» в Тихоокеанскую Азию, крайне важными для всей страны в наше непростое время.

 

Оригинал опубликован на сайте Российского института стратегических исследований

 

Автор: Губин А.В., доцент Школы региональных и международных исследований ДВФУ, к.п.н, руководитель научных программ Азиатско-тихоокеанского регионального центра РИСИ (г. Владивосток)

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся