Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Город, открытый дважды

26 Января 2015
Распечатать

Президент России В.В. Путин в послании к Федеральному собранию 4 декабря выдвинул предложение о наделении Владивостока статусом «свободного порта с привлекательным, облегченным таможенным режимом». Таким образом, Владивосток будет уравнен в правах с Севастополем и другими портами Крыма.

 

Интересно, что Владивосток уже был «порто-франко» в период с 1862 по 1909 гг. Данная мера была тогда обусловлена необходимостью развития труднодоступных отдалённых областей, включая стимулирование торговли, а также обеспечение снабжения. Однако после русско-японской войны в условиях кризиса приоритет был отдан развитию местного производства, и льготный режим вскоре был отменён. А после Великой отечественной войны Владивосток стал скорее военной базой, статус «закрытого города» существенно затруднял использование порта, как «точки роста» агломерации. Только в 1991 году после «открытия» Владивостока началось коммерческое использование порта для нужд внешней торговли.

 

По замыслам, облегчённый режим должен увеличить грузопоток и повысить привлекательность региона, а также содействовать деятельности иностранных инвесторов. При этом подразумевается тесная увязка с проектами территорий опережающего развития (ТОР) в контексте федеральных инициатив по развитию всего Дальнего Востока и Забайкалья.

 

Вместе с тем, есть ряд не вполне понятных моментов. Во-первых, Владивосток – достаточно небольшой порт, не входящий даже в первую десятку. Его транспортная способность в существующих условиях серьезно ограничена портовыми мощностями и обеспечивающей инфраструктурой. По некоторым оценкам, 30 млн. тонн в год для нынешнего Владивостока практически предельная величина. Для сравнения, порт Шанхая переваливает уже более 800 млн. тонн грузов. Во-вторых, льготный режим, вероятно, будет максимально использоваться для транзитных товаров, ставки по которым и так невелики. Кроме того, Владивосток пока недостаточно активно используется иностранными партнёрами в целях транзита. А после строительства порта «Большое Зарубино», именно на него замкнётся большая часть грузов северо-восточных провинций КНР. В-третьих, в условиях экономический санкций против России, может снизиться объем импорта, что не позволит реализовать весь потенциал порта и заинтересовать зарубежных инвесторов.  В-четвертых, должна быть разработана четкая нормативная база и обеспечено взаимодействие ведомств, с чем в России обычно беда. И в-пятых, ориентация на внутрирегиональное потребление затрудняется крайне небольшой численностью населения. Существуют и опасения относительно новой волны дешевых китайских товаров на Дальний Восток, которая крайне негативно скажется на местных производителях.

 

Однако положительный потенциал идеи «свободного порта», бесспорно, перевешивает все негативные моменты. Концепция внешней политики РФ 2013 года говорит о необходимости диверсификации внешних связей нашей страны, что с успехом реализуется на практике. Ряд государств АТР, прежде всего Китай, Республика Корея, страны АСЕАН не присоединились к режиму санкций, и в целом, не намерены прерывать экономического сотрудничества с Россией, в том числе в отношении ее дальневосточных регионов. Некоторая надежда имеется и на нормализацию отношений с Японией, в случае если Токио сможет отделить экономический резон от политических амбиций.

 

Что касается инвестиционной активности – порты и транспортная инфраструктура вообще остаются одной из наиболее привлекательных отраслей. А учитывая то, что с Владивостока начинается Транссиб (не заканчивается!), и вся Россия, можно говорить о том, что «порто-франко» - проект общенациональный. Новое звучание может появиться у данной идеи и в свете более интенсивной международной эксплуатации Северного морского пути.

 

Вероятно, возвращение Владивостоку его исторического статуса «свободного порта» в контексте развития Дальнего Востока – крайне важный шаг, открывающий ряд интересных перспектив для всего региона и даже страны. Данное решение – продолжение идеи проведения во Владивостоке Саммита АТЭС-2012, успешным воплощением которой мы уже стали свидетелями. Вместе с тем, вопрос стал только в должной реализации. Ведь и остров Русский еще в 2010 году был объявлен особой экономической зоной туристско-рекреационного типа, но до сих пор не увидел значимых инвестиций.

 

Автор: Андрей Губин: к.п.н., доцент Школы региональных и международных исследований ДВФУ, руководитель научных программ Азиатско-тихоокеанского регионального центра РИСИ. E-mail: andrey.gubin@mail.ru

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся