Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Вадим Акуленко: Минтаевый вопрос и российско-южнокорейские отношения

17 Марта 2015
Распечатать

Рыболовство всегда играло значительную роль в экономике и продуктовой безопасности Республики Корея (РК). В связи с истощением собственных морских биоресурсов (МБР) особенное значение для Южной Кореи имеет сотрудничество с Российской Федерацией (РФ) в области рыболовства. Ежегодно проходят сессии российско-корейской комиссии по рыбному хозяйству, на которых утверждается объём квоты на добычу МБР южнокорейскими рыбаками в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) РФ. Однако сторонам не всегда удаётся быстро договориться, особенно в тех случаях, когда Москва чувствует не совсем честное поведение Сеула. Особенно кризисным для сотрудничества двух стран в области рыболовства стал 2013 г., когда между РФ и РК разразилась настоящая «Минтаевая война».

 

Отправной точкой кризиса стал октябрь 2012 г., когда руководитель Росрыболовства Андрей Крайний в достаточно жёсткой форме заявил, что РК, как и Япония, обязаны соблюдать взятые на себя обязательства по недопущению незаконного импорта российского краба[1]. Неудивительно, что на начавшемся 14 ноября 2012 г. в Москве первом раунде переговоров российско-корейской комиссии по рыбному хозяйству, на которой обсуждался вопрос наделения квотами южнокорейской стороны на 2013 г., стороны так и не смогли прийти к общему соглашению.

 

Сначала южнокорейские переговорщики решили занять жёсткую позицию, и «не идти на поводу» у северного соседа. С точки зрения РК, проблема поставок нелегально добытого российского краба в РК через третьи страны – это проблема РФ и её отношений с этими странами. То есть Сеул, фактически признавая факт поставок нелегально добытого краба, утверждал, что является простым потребителем, предлагая Москве самой разобраться с браконьерами и странами, которые выдают сертификаты на этот краб.

 

Неудивительно, что новый раунд переговоров, который прошёл в Москве с 25 февраля по 1 марта 2013 г., также закончился безрезультатно. Во время этого раунда стало окончательно понятно, что РФ увязывает подписание соглашения на следующий год с окончательным решением вопроса с поставками нелегально добытого краба, и не согласна ни на какие компромиссы по данному вопросу. В официальном пресс-релизе южнокорейского Министерства сельского хозяйства, лесоводства, рыболовства и продовольствия особо подчёркивалось, что «…какие бы предложения не делала южнокорейская сторона, российская сторона настаивала на принятии своих условий…»[2].

 

При этом РФ не смутил даже тот факт, что ради заключения соглашения РК придётся вносить изменения в собственное законодательство[3]. А именно, в ту часть «Закона о развитии океанического рыболовства», где прописывается процесс таможенного оформления груза. Дело в том, что российская сторона настаивала на проверке документов на краба до его выгрузки на берег, в то время, как в южнокорейском было прописано, что подобную проверку надо проводить уже после того, как груз оказался на берегу.

 

После того, как южнокорейская сторона полностью убедилась в отсутствии альтернативы решения вопроса квот иным способом, кроме предложенного российской стороной, переговоры с 23 по 25 апреля 2013 г., прошедшие снова в Москве, закончились прорывом. Стороны, наконец, смогли договориться о размере квот на 2013 г., главной из которых, конечно, была квота на добычу минтая. Несмотря на то, что основное требование, касающееся краба, всё ещё не было выполнено, хотя Сеул и пообещал внести соответствующие поправки в закон, Москва, в качестве жеста доброй воли, дала разрешение на добычу 20,5 тыс. тонн минтая. Вопрос о наделении квотой на добычу ещё 19,5 тыс. тонн (первоначально Сеул рассчитывал на квоты в размере 40 тыс. тонн) было решено отложить до заключения финального соглашения и выполнения всех условий, предъявленных российской стороной. Соглашение было заключено только после того, как через Национальную Ассамблею Республики Корея были проведены поправки к уже упомянутому выше южнокорейскому закону. В соглашении были прописаны объёмы лимитов на 2013 г. и их стоимость для южнокорейской стороны, а также различные вопросы взаимодействия в области борьбы с ННН-промыслом[4].

 

Однако на этом минтаевый вопрос закрыт не был. Дело в том, что из 260 тыс. тонн этой по-настоящему народной рыбы, которые ежегодно потребляются в РК, лишь упомянутые 40 тыс. тонн добываются в соответствии с соглашением между РФ и РК, а остальные – импортируются. Причём подавляющее большинство минтая (200 тыс. тонн) ввозится из той же России[5]. И, как показало расследование Федеральной антимонопольной службы, происходит это с нарушением российского законодательства.

 

Об этом на специальной пресс-конференции, проведённой 23 июля 2013 г., сообщил руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. ФАС обвинило южнокорейских импортёров минтая в контроле над 20 российскими рыболовецкими предприятиями. По мнению службы, южнокорейские компании, не получив разрешений от российского правительства, что предусмотрено федеральным законом № 57 «Об иностранных инвестициях» и федеральным законом N166 «О рыболовстве», завладели российскими рыбодобывающими компаниями, которые, в свою очередь, владели квотами на добычу минтая[6].

 

Не смог остаться в стороне от решения минтаевого вопроса даже президент России Владимир Путин, который в ходе прошедшей 13 ноября 2013 г. встречи с президентом Республики Корея Пак Кын Хе рекомендовал компаниям РК, контролирующим российские промысловые предприятия, самостоятельно прекратить незаконную деятельность и войти в отрасль на законных основаниях[7].

 

Надо полагать, что настоятельные рекомендации ФАС и президента, а также других контролирующих органов РФ были учтены, так как уже в 2014 г. в двустороннем сотрудничестве между РФ и РК начался новый период. В частности, Сеул добился получения квоты на добычу минтая в прежнем объёме (40 тыс. тонн). При этом РФ вновь передала квоту по частям: 30 тыс. тонн были выделены немедленно после заключения соглашения 7 – 10 мая в Москве[8], а оставшиеся 10 тыс. тонн – в сентябре, после подтверждения реализации достигнутых ранее договорённостей, связанных с противодействием ННН-промыслу[9].

 

Осенью 2014 г. начались заседания следующей ежегодной сессии российско-корейской комиссии по рыбному хозяйству. Примечательно, что старт ей был дан 17 ноября 2014 г. во Владивостоке, и одной из тем для обсуждения, стало взаимодействие в реализации инвестиционного проекта по развитию рыбного хозяйства на Дальнем Востоке РФ[10].

 

Постепенно становится понятно, что одной из долгосрочных целей правительства РФ в «Минаевой войне», был перевод деятельности южнокорейских компаний на ДВ РФ в «нужное» для РФ русло – от добычи и экспорта сырья к его переработке и поставкам в Корею и страны АТР продукта с высокой добавочной стоимостью, а также развитие портовой инфраструктуры и судостроения.

 

Пытается заманить южнокорейских инвесторов хорошо разрекламированным в СМИ «Рыбным кластером» и Администрация Приморского края. К обсуждению этого вопроса южнокорейский бизнес в начале декабря 2014 г. пригласил министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка[11].

 

На недавно прошедшем в Санкт-Петербурге очередном раунде переговоров  российско-корейской комиссии по рыбному хозяйству обсуждались правила и процедуры, системы контроля вылова корейским флотом в ИЭЗ РФ, список южнокорейских судов, которые будут работать в российских водах в 2015 г., а также вопрос обмена учёными по совместным научным проектам[12].

 

Таким образом, острый кризис, который возник в российско-южнокорейских отношениях в области рыболовства в 2013 г., был успешно преодолён, и сейчас стороны заняты развитием двусторонних отношений в этой области. Хотелось бы особенно отметить тот факт, что российское руководство, прекрасно осознавая, какую важность имеет минтай для Южной Кореи, успешно использовало это рычаг для лоббирования своих интересов в регионе. При этом, как в случае с незаконным импортом краба, так и добычей «руками» российских компаний российского же минтая для южнокорейского внутреннего рынка, Россия отстаивала свои законные интересы, осуществляя это законными методами, решая попутно и такую важную государственную задачу, как привлечение иностранных инвестиций в строительство портовой инфраструктуры, а также развитие рыбопереработки и судостроения на Дальнем Востоке. Остаётся надеяться, что отношения РФ и РК в области рыболовства после завершения «Минтаевой войны» вышли на качественно новый уровень, и в будущем нас ждёт честное и взаимовыгодное сотрудничество.

 

Автор: Вадим Сергеевич Акуленко, старший преподаватель кафедры корееведения ВИ-ШРМИ ДВФУ

 



[1] Южная Корея ждет минтаевых квот. URL: http://www.fishnews.ru/mag/articles/10296

[2]한-러 어업협상, 러시아산 게 불법교역 방지에 대한 양국 입장 차이로 성과없이 종료 URL: http://www.mafra.go.kr/gonews/content_view.jsp?newsid=155444479&section_id=b_sec_1

[3] Там же                  

[4] 해수부, 명태조업쿼터 1만9천500t 추가 확보 URL: http://www.yonhapnews.co.kr/economy/2013/07/21/0325000000AKR20130721001200030.HTML 

[5] Сайт Министерства морских дел и рыболовства. URL: http://www.mof.go.kr   

[6] Корейцев поймали за хвост. URL: http://fas.gov.ru/fas-in-press/fas-in-press_37249.html 

[7] Корейскому бизнесу предложили законно добывать отечественную рыбу. URL:  http://www.fishnews.ru/rubric/fas-i-ryba/7513

[8] 한·러 어업협상 타결…명태 쿼터 입어료 ‘톤당 350달러’ URL: http://www.agrinet.co.kr/news/articleView.html?idxno=128562

[9] Корея добилась увеличения квоты на добычу минтая в российских водах. URL: http://fishnews.ru/news/24417

[10] Россия и Южная Корея обсудили перспективы «рыбных» вложений URL: http://fishnews.ru/news/24920

[11] Корейцев заманивают кластером. URL: http://fishnews.ru/mag/articles/11151

[12] Россия и Южная Корея усилят сотрудничество в «пищевых» исследованиях. URL: http://fishnews.ru/news/25552

 

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся