Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Богатство Кореи будет прирастать Сибирью?

8 Апреля 2015
Распечатать

Россия уже несколько лет последовательно проводит курс по усилению политического и экономического влияния в Азии. Под воздействием западных экономических санкций снизились объемы российского экспорта в Европу, что побуждает нас диверсифицировать систему внешнеэкономических связей.

 

По информации Федеральной налоговой службы России, около 27% торгового оборота (включая экспорт и импорт за период с января по ноябрь 2014 года) пришлось на страны Азии. При этом заметно увеличился товарооборот между Россией и Южной Кореей  - на 11,2%, а  российский экспорт в РК увеличился на 25,2%. В России работают более 600 южнокорейских компаний. Фактически, РК стала вторым после Китая азиатским партнёром России, а в ряде позиций превосходит его.

 

Россия позитивно восприняла то, что Южная Корея, которая, как и Япония, является союзником США, не поддержала санкции и заняла собственную позицию. РК превосходит Китай по технологическому потенциалу, поэтому она может рассматриваться и в качестве экономического партнера, который способен принять активное участие в развитии Дальнего Востока.

 

В декабре 2014 года в Сеуле прошел российско-корейский экономический форум, в котором приняли участие полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, а также губернаторы дальневосточных регионов. По словам Трутнева, российское правительство развивает инфраструктуру Дальнего Востока с целью создания благоприятных условий для бизнеса. Регион может стать прибыльным в энергетической сфере, а также в сфере туризма.

 

Российская сторона неоднократно доводила до корейских партнёров информацию о создании специальных экономических территорий опережающего социально-экономического развития. При этом выражалось огромное желание развивать совместные с Южной Кореей проекты, включая постройку железных дорог, газопроводной системы и линий электропередач через территорию КНДР. Опыт ряда официальных мероприятий и встреч «второй дорожки» позволяет говорить о том, что власти и представители крупного бизнеса готовы идти навстречу корейской стороне при определении площадок и выработки конкретных условий взаимодействия, включая налоговые, таможенные.

 

Российское руководство уделяет определённое внимание северокорейскому направлению. На данный момент отношения РФ и КНДР сложно назвать успешными, так как только последние два года происходит некоторая активизация экономического взаимодействия. Вместе с тем «отключение» Китая из сотрудничества с КНДР в силу изменений в политическом курсе создаёт ряд возможностей. Одной из наиболее значимых предпосылок для партнёрства стало решение о списании Москвой 90% долга Пхеньяна – ок. 10 млрд долл., а оставшиеся 10% будут выплачиваться в течение 20 лет, причем реинвестированием в совместные проекты.

 

В июне 2014 г. во Владивостоке прошло заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, где прозвучали идеи перейти на расчёты в рублях, открытия корсчетов и облегчения визового режима.

 

В КНДР планируется вдобавок к четырём действующим открыть ещё 14 особых экономических зон, специализированных по отраслям, с возможным льготным режимом в плане защиты имущества и доходов. Товарооборот Дальнего Востока с КНДР в 2014 году приблизился к 50 млн долл. Только в Приморье действует около 20 представительств северокорейских внешнеторговых объединений, компаний, министерств и ведомств. Основной формой сотрудничества является использование северокорейской рабочей силы в области строительства и сельского хозяйства.

 

Беспрецедентным по запланированному объему инвестиций в 25 млрд долл является проект «Победа» («Сынри»),  о котором Министр по развитию Дальнего Востока А. Галушка объявил в октябре 2014 года во время визита в Пхеньян. Фактически российская сторона будет разрабатывать в КНДР месторождения редкоземельных металлов с целью реализации на международном рынке, а вырученные средства северокорейское правительство будет использовать для модернизации железнодорожной сети и иной инфраструктуры, что тоже будут производить российские компании.

 

В последние несколько лет практически на всех встречах звучат вопросы трехсторонних отношений. Представители Южной Кореи традиционно говорят о том, что они будут признательны, если наша сторона поможет организовать «трёхсторонние» проекты сотрудничества между Российской Федерацией, Корейской Народно-Демократической Республикой и Республикой Корея. На данный  момент реализован совместный проект по реконструкции железнодорожного участка Хасан-Раджин, являющегося частью «мега-проекта» соединения Транскорейской дороги с Транссибом. Также предполагается генеральная реконструкция порта Раджин, включая строительство контейнерного и угольного терминалов. Есть некоторые идеи по развитию специальных экономических зон в Нампо, Вонсане и Чонджине.

 

Достаточно перспективным признается развитие автомобильного сообщения между Приморьем и КНДР, однако возникает необходимость строительства дополнительного моста через р. Туманная.

 

Активизация и укрепление отношений между РФ и КНДР полностью соответствует и интересам РК в части нормализации обстановки на Корейском полуострове и формирования основы для мирного объединения на экономическом базисе. Россия выступает за равноправные и гармоничные отношения как  с «севером», так и с «югом». Представляется, что Республика Корея, сохраняя взятый курс на диалог с КНДР и развитие экономических и гуманитарных отношений, могла бы снять ряд ограничений и более активно участвовать в содействии социально-экономическому развитию северной части полуострова совместно с российской стороной.

 

Автор: А.В. Губин, к.п.н., руководитель научных программ Азиатско-тихоокеанского регионального центра РИСИ, доцент Восточного института-Школы региональных и международных исследований ДВФУ. e-mail: andrey.gubin@mail.ru

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся