Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Там за туманами берег не родной

26 Мая 2015
Распечатать

В Средиземном море 21 мая завершилось крупное военно-морское учение России и Китая «Морское взаимодействие — 2015». В маневрах, активная фаза которых прошла в Средиземном море, приняли участие девять боевых кораблей ВМФ РФ и ВМС НОАК различных классов. «Морское взаимодействие — 2015», по мнению официальных представителей флотов двух стран, показало готовность России и Китая совместно реагировать на угрозы в море вдали от пунктов базирования военно-морских сил обоих государств. Знаково, что Штаб учений находился на российском ракетном крейсере «Москва», приписанному к Севастополю. Фактически Россия заявила о своей готовности использовать добровольно присоединившийся к ней город-герой как опорный пункт для военного присутствия в Черном и Средиземном морях в целях защиты своих интересов.

 

Данные военные учения прошли в условиях напряжённых отношений России и Запада в контексте событий на Украине. Между тем, о них нельзя было бы говорить, если бы и Китай не имел никаких претензий на присутствие в бассейне Средиземного моря. Официально маневры не были направлены против какой-либо третьей стороны, основная цель – отработка взаимодействия между флотами ради достижения стабильности и в рамках противостояния новым вызовам и угрозам в Мировом океане.

 

Западные аналитики отмечают, что Россия стала чаще проводить разного рода учения и проверки боеготовности с прошлого года, когда обстановка на Украине, а также связи с США и их европейскими союзниками значительно ухудшились. Российская сторона традиционно заявляет о необходимости защиты своих интересов ввиду существенного роста активности Североатлантического альянса вблизи своих границ. Подобные учения, в целом, демонстрируют Западу, что Россия может защищать свои интересы за пределами национальной территории, и даже заручиться поддержкой союзников. Достаточно показательно, что российские и китайские СМИ не уделяли маневрам чрезмерного внимания – сложилось впечатление, что это абсолютно рутинная работа двух дружественных государств. Относительное затишье соблюдали и страны региона – среди них не нашлось ярых противников российско-китайских учений. Можно предположить, что некоторым, например Турции (хотя она и член НАТО) или Сирии, достаточно выгодно наличие незападной силы в бассейне Средиземного моря для соблюдения баланса.

 

Китайские корабли с визитом в Новороссийске. Источник: http://tass.ru/en/world/792727

 

Пекин также демонстрирует устойчивый интерес к развитию своих оборонительных возможностей, а с вхождением в должность председателя Си Цзиньпина, акцент все более делается на защиту морских владений и коммуникаций, особенно в спорных районах Восточно- и Южно-Китайского морей. Ранее китайские корабли, конечно, уже действовали в Средиземном море, наиболее значимой была операция по эвакуации 30 тысяч китайских рабочих из Ливии в 2011 году, принимали они участие и в операции по уничтожению сирийского химического оружия. Примечательно, что Китай направил в район Черного и Средиземного морей корабли, выполнявшие антипиратскую миссию у Африканского рога. Эти же два фрегата и судно снабжения использовались для эвакуации китайцев из Йемена. Представитель министерства обороны КНР отметил, что российские и китайские корабли в ходе маневров  в Средиземном море отработали задачи по усилению безопасности навигации, пополнению запасов в открытом море и эскортированию торговых судов. Крайне актуально выглядит и элемент, связанный с освобождением условно захваченного судна, поскольку и российские, и китайские корабли уже несколько лет постоянно несут вахту в Аденском заливе и у берегов Восточной Африки. Аналитики отмечают, что опыт проведения совместных с Россией учений в Средиземном море крайне полезен в контексте масштабной программы развития океанского флота в КНР. Помимо этого, такого рода взаимодействие существенно укрепляет стратегическое партнерство еще и в военной области.

 

Как представляется, сами учения, не слишком многочисленные и не имевшие никаких сверхъестественных задач, гораздо менее важны, нежели послание Западу о том, что Европа не является только лишь зоной ответственности НАТО. Еще одним мощным посланием Западу стало присутствие на параде в честь празднования 70-ой годовщины Победы в Великой отечественной войны председателя КНР Си Цзиньпина, который оживленно общался с российским президентом. В свою очередь, В. Путин посетит парад в честь Победы во Второй мировой войне в Пекине 3 сентября, что также достаточно символично – два великих народа готовы разделить и победы друг друга, и горький исторический опыт.

 

Фактически искусственно раздутое США и их союзниками противостояние с Россией запустило необратимые перемены в геополитической картине мира – Вашингтон более не является общепризнанным мировым лидером и безусловным авторитетом, появился альтернативный и не менее привлекательный вектор сотрудничества. Об этом свидетельствует пусть пока недолгий, но уже достаточно яркий опыт существования БРИКС и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, а также масштабные многосторонние инициативы по развитию сотрудничества в Евразии.

 

Бесспорно, далеко не все государства испытывают удовольствие от российско-китайского сближения. Так, во время недавнего визита японского премьер-министра С. Абэ в Вашингтон было заявлено об усилении японо-американского военно-политического альянса. Этот шаг получил нелестные оценки в Пекине и Москве, главным образом из-за того, что Токио исключает себя из многих схем торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества и демонстрирует свою политическую незрелость. В этой связи гораздо более сдержанной видится реакция Республики Корея – Сеул не только не ввел санкций в отношении России, но и готов наращивать объемы сотрудничества, участвовать в совместных «евразийских» проектах. При этом у РК нет существенных политических и экономических разногласий ни с Россией, ни с Китаем, которые помимо прочего являются еще и убежденными сторонниками идеи мирного объединения Корейского полуострова. Достаточно разумно на углубление российско-китайского взаимодействия реагирует и Индия, традиционно считавшаяся конкурентом Китая – новая китайская политика премьера Моди направлена скорее на комплексное сотрудничество, нежели на сдерживание и состязание.

 

Москва и Пекин намерены и далее сотрудничать в военной области. Вторые учения ВМФ РФ и ВМС НОАК состоятся в Японском море в августе 2015 года. Кроме того, представители Китая примут участие в выставке «Армия-2015» в Подмосковье и соревнованиях «Танковый биатлон» и «Авиадартс». Широко обсуждается экспертным сообществом и возможная сделка о покупке Китаем в России современных зенитно-ракетных систем С-400, не имеющих себе равных по возможностям борьбы с воздушными целями, включая головные части  баллистических ракет. Ведутся переговоры о поставках и других совершенных боевых систем, которые ранее в Китай не поставлялись. Вместе с тем, угроза таится не в такого рода сотрудничестве, а в том, как его представляют США и их союзники, склонные оправдывать собственную экспансионистскую политику и практику «гуманитарного вмешательства» наличием некоего внешнего врага. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что ни Россия, ни Китай не вынашивают планов нападения на США и их союзников, а одной из главных целей укрепления обороноспособности является предотвращение нежелательной военной активности, вплоть до откровенных провокаций, вблизи своих границ.

 

Автор: Андрей Владимирович Губин, к.п.н., доцент Восточного института-Школы региональных и международных исследований ДВФУ, руководитель научных программ Азиатско-тихоокеанского центра РИСИ. E-mail: andrey.gubin@mail.ru

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся