Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Олег Сидоров: Китай – центр Евразии или куда склоняется чаша весов?

31 Мая 2015
Распечатать

Евразийство, евразийское движение, конечно же, российская, исконно русская идея и общественное самоорганизация, уходящая корнями в славянофильство Хомякова и братьев Аксаковых. С великими именами философов, мыслителей и литераторов: Николай Трубецкой, Петр Савицкий, Георгий Флоровский, Георгий Вернадский, Эренджен Хара-Даван и многие-многие славные имена. Зародившись в начале ХХ века в среде эмиграции как философско-политическое направление, оно актуализировалось в России и на постсоветском пространстве в XXI веке.

 

И сегодня в политическом поле евразийство связано с именами В. Путина и Н. Назарбаева. Нурсултан Назарбаев – президент Казахстана, но выросший в советском Казахстане, воспитан в традициях русской культуры. Их детище – Евразийский экономический союз (ЕАЭС) все больше привлекает своих сторонников, расширяет список партнеров. Вот и Вьетнам подписал соглашение о зоне свободной торговли[1].

 

В народном российском понимании, Евразия, территориально, географически, это земли бывшей Российской империи и Советского Союза, а также зоны их влияния. Конечно же, в популяризации евразийства в позднем СССР, как продолжения и кооперации русской культуры с кочевыми степными империями, большую роль сыграли творчество и идеи Льва Гумилева.

 

Но все это, в большей степени, наш, внутренний российский взгляд на евразийство.

 

Вот возьмем Китай. Чем не евразийское великое государство? Не по географическому расположению, а по духу. Китай, для своих сограждан, всегда был и остается великой Срединной империей.

 

Китай и Российская империя, потом СССР, волей-неволей выступали конкурентами на лидерство и влияние на всем азиатском континенте. Да, Россия претендовала, на первый взгляд, на другую часть Азии, а Китай – на остальную. Но вопрос о едином лидере всегда существовал подспудно в течение всего XIX-XX веков. Под оболочкой осторожной дипломатии и заверений о дружбе лежит геополитическая конкуренция между Россией и Китаем. Мы помним все болезненные нарывы этой оболочки, например, в 1950-1970-е годы.

 

Сегодня Китай не объявляя громогласно о своих геополитических планах, экономическими проектами наращивает свое влияние на всю Евразию. Китай выбрал путь интеграции в страны Евразии через экономику. Это глобальные строительные проекты, например, дорога к Индийскому океану через Бирму - Паназиатская высокоскоростная магистраль. Или Центральноазиатская высокоскоростная железная дорога, призванная соединить Китай с Казахстаном, Узбекистаном, Туркменистаном, Ираном, Турцией и дальше до Германии[2]. В странах Центральной Азии Китай строит электростанции, заводы и нефтепроводы в обмен на поставки природного газа. Китай также пробивает морской путь в Европу через Северный Ледовитый океан. Китай не забывает и военную составляющую: «взял под свой контроль имеющий стратегическое значение глубоководный порт в Пакистане. В результате у китайских ВМС появилась потенциальная военно-морская база в Аравийском море»[3]. Естественно, все эти реализуемые или планируемые проекты все более тесно связывают, способствуют тесной интеграции азиатских стран с Китаем.

 

Да, есть еще одна растущая азиатская держава Индия, которая обеспокоена влиянием Китая. Но в тоже время не отказывается от сотрудничества со своим соседом: «… всё же Нью-Дели в последние месяцы демонстрирует большую готовность рассмотреть морские проекты Китая. Во время 17-ой встречи специальных представителей Китая и Индии по пограничным проблемам в феврале этого года Индия, казалось, проявила открытую готовность к присоединению к «Морскому Шёлковому Пути» – грандиозному морскому проекту, предложенному Пекином, который обещает развитие торговли, инфраструктуры и интеграции»[4].

 

Но пока Индия раздумывает, а Запад пытается разгадать проект Председателя Си Цзинпиня «Один пояс, один путь», Китай опережает всех своих партнеров своей активностью и в политике, и в экономике. С другой стороны, судя по всему, Китай не стремится нарушить или по-новому обустроить сложившийся мировой порядок. Возможно, Китай видит свою миссию в XXI-XXII веках совершенно по-другому, как мы можем себе представить. Не в категориях военно-силовых, агрессивных, колониальных или постколониальных, как хотите. А именно, в конфуцианском духе: «Не делай человеку того, чего не желаешь себе». Или: человечность (жэнь), чувство справедливости или долга (и), благонравное поведение (ли), интуиция добра (чжи).

 

В этом свете, не могу не процитировать г-на Си Цзинпиня: «Мир и развитие - основные вопросы современности, а также две жизненно важные проблемы благосостояния народов разных стран. Люди во всем мире хотят жить в обстановке мира и счастья, надеются, что войны и насилие обойдут стороной человечество. Все народы мира также стремятся жить в бла­гополучии, надеясь, что голод и нищета не станут уделом че­ловечества. Но реальный мир не так прекрасен, как надежды людей, то там, то здесь вспыхивают локальные войны, по-прежнему широко распространены голод и нищета, нескончаемое пламя войн, крайняя бедность по-прежнему угрожают жизни и существованию множества людей, особенно много женщин и детей по-прежнему страдают от войн и нищеты. Мысли об этих несчастных людях переполняют наши сердца состраданием и чувством ответственности»[5].

 

А теперь возвращаясь к России зададимся вопросами, не философскими, а вполне земными. Сможет ли сохранить баланс сил в Азии совершенный Владимиром Путиным восточный поворот в российской внешней политике и самое важное, не склонит ли чашу весов в пользу Китая в геополитическом соревновании? Не окажется ли Россия в орбите политического влияния Китая? Россия пошла на уступки Китаю в ценовой политике в газовом вопросе в угоду политической конъюнктуре, вызванной кризисом отношений со странами Запада и, в первую очередь, с США. И есть ли граница этим уступкам? Покажет время. Ясно одно, Китай объективно, в силу своей растущей экономической мощи, становится лидером евразийской интеграции, а значит претендует на место ведущей державы не только Азии, но и всей Евразии. 

 

Автор: Олег Гаврильевич Сидоров, заведующий кафедрой журналистики Северо-Восточного федерального университета им.М.К. Аммосова (г. Якутск), главный редактор журнала “Илин” (“Восток”), координатор дискуссии “Геополитика Востока. XXI век», http://olegsidorov.org/. Блог http://olegsidorov.ilinjournal.com/, е-mail: ilin_s@mail.ru



[1] Вьетнам и страны ЕАЭС подписали соглашение о свободной торговле // INTERFAX.RU. - 29 мая 2015 года [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.interfax.ru/business/444590
[2] Китай планирует масштабное строительство высокоскоростных железных дорог: ожидается, что из Китая в США можно будет доехать за два дня // «Жэньминь жибао» онлайн. - 09/05/2014 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://russian.people.com.cn/31518/8622392.html
[3] Китай заполучил ключевой морской порт Пакистана // Центр транспортных стратегий. 19 февраля 2013 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://cfts.org.ua/news/51649?refresh
[4] Абхиджит Сингх. Динамика индийско-китайского морского противостояния // ПолиСМИ. 22 мая 2014 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://polismi.ru/army/voenno-polevye-novosti/590-dinamika-indijsko-kitajskogo-morskogo-protivostoyaniya.html
[5] ЗНАЧЕНИЕ КОНФУЦИЯ И ЕГО УЧЕНИЯ ДЛЯ СОВРЕМЕННОГО КИТАЯ И ВСЕГО МИРА. 2565 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КОНФУЦИЯ. – Партнеры. – 2014. - № 147. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://partners.hbh.ru/index.php/component/content/article/33-glavnaya/1051-znachenie-konfutsiya-i-ego-ucheniya-dlya-sovremennogo-kitaya-i-vsego-mira-2565-let-so-dnya-rozhdeniya-konfutsiya-2

 

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся