Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Голобоков: «Морское взаимодействие – 2015»: стратегическое партнерство России и Китая углубляется?

17 Июня 2015
Распечатать

Вслед за масштабным празднованием в Москве 70-летия Победы в Великой Отечественной Войне, в Средиземном море прошли российско-китайские военно-морские учения "Морское взаимодействие-2015". Традицию проведения подобных учений можно с уверенностью назвать сложившейся. Однако по мере того как возрастают многозадачность и сложность «Морского Взаимодействия», эволюционируют и военно-морские связи России и Китая.

 

Одной из главных особенностей «Морского Взаимодействия-2015» стала смена региона проведения учений – с тихоокеанского на средиземноморский. Во многих источниках этот факт воспринимают неоднозначно, связывая его со сложной политической обстановкой в Европе и фактической изоляцией России в западном сообществе в свете украинского вооруженного кризиса. Показательным событием на этом фоне стало присутствие китайского руководителя Си Цзиньпина на праздновании 70-летия Великой Победы в Москве.

 

Заметим, что совместные маневры России и Китая в Средиземном море – не первые. Практика совершенствования навыков по совместной защите морских коммуникаций между двумя странами была начата еще в январе 2014 г., когда российские и китайские корабли обеспечивали вывоз химического оружия из Сирии. Тогда же в рамках двусторонних совещаний и было решено провести совместные тактические учения в этом регионе.

 

Маневры 2015 года – уже четвертые по счету учения в формате «Морское Взаимодействие». В 2012 году на акватории Желтого моря были проведены первые двусторонние тренировки с таким названием. В 2013 году «Морское Взаимодействие» принимал залив Петра Великого, а в 2014 - Восточно-Китайское море.

 

 

В отличие от другой серии совместных учений, «Мирная Миссия», которые направлены на борьбу стран участников Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с терроризмом и проводятся на суше, "Морское взаимодействие" посвящено отработке задач по обеспечению безопасности судоходства и совместной обороне морских районов. С 2009 г. Россия и Китай осуществляют регулярное боевое дежурство в Аденском заливе, а в тематику «Морского взаимодействия» неизменно входят эпизоды по конвоированию судов и кораблей, досмотру и сопровождению подозрительных плавсредств и освобождению судна, захваченного условными пиратами.

 

 

Но если в 2014 году в Китае в море находились по 6 кораблей от каждой стороны, в этот раз Китай отправил в Средиземное море всего три корабля - два ракетных фрегата и судно комплексной поддержки. Россия, имевшая больше возможностей как принимающая сторона, представила на учениях ракетный крейсер, ракетный корабль на воздушной подушке, сторожевой корабль, 2 больших десантных корабля и морской буксир.

 

 

Стоит заметить, что оба китайских фрегата являются достаточно современными кораблями, введенными в эксплуатацию в 2012 и 2013 годах. Немаловажно и то, что и фрегаты ВМС НОАК и российские ракетные корабли-участники учений, являются носителями противокорабельных ракет. За время учений этими кораблями был выполнен ряд совместных артиллерийских стрельб по морским мишеням, а также стрельбы реактивными глубинными бомбами по условным подводным целям.

 

 

По сообщению китайской газеты «Хуанцю Шибао», во время учений между сторонами был предусмотрен обмен радиолокационными данными, что предполагает высокий уровень стратегического доверия между сторонами. Тенденцию повышения оперативной совместимости российских и китайских подразделений можно было также наблюдать при отработке управления объединенной группировкой с борта гвардейского ракетного крейсера «Москва», в эпизодах совместного маневрирования и обеспечения комплексной защиты кораблей в составе тактических групп.

 

 

Возросшая оперативная совместимость участников взаимосвязана с одной из главных целей «Морского Взаимодействия» – демонстрацией нового формата отношений между Россией и Китаем. Известно, что на Востоке и на Западе этот формат воспринимают по-разному. И хотя американская газета «LA Times» охарактеризовала совместные морские тренировки России и Китая как «провокационные», 4-х-летняя история и накопленный опыт маневров позволяет воспринимать «Морское Взаимодействие» в качестве симметричного ответа на западные военно-морские учения. Так, в конце апреля 2015 г. корабли стран НАТО провели учение по высадке десанта у берегов Великобритании «Joint Warrior». А перед началом «Морского Взаимодействия-2015» у берегов Норвегии и Литвы практически одновременно прошли противолодочные маневры «Dynamic Mongoose» и учения минно-тральных сил «Baltic Fortress - 2015».

 

 

Следует упомянуть и об Азиатско-тихоокеанском регионе, где впервые с 1997 года произошло расширение сотрудничества США и Японии в военной сфере. Согласно новому соглашению предусмотрено создание нового Механизма координации действий между странами, а также наделение японских МССО (Морских сил самообороны) новыми полномочиями для оказания помощи США в случае агрессии. На этом фоне «Морское Взаимодействие» России и Китая в Средиземном море можно расценивать как один из способов поддержания стратегического паритета в сложно взаимодействующих треугольниках Китай-Япония-США и Россия-Япония-США.

 

 

При этом интерес Китая к военно-морскому присутствию в средиземноморском регионе является многофакторным. В марте 2015 года отряд ВМС НОАК, находящийся в Индийском океане выполнил ряд сопроводительных миссий по эвакуации китайских граждан из Йемена в связи с осложнившейся обстановкой. Кроме того, основную часть торгового оборота в этом направлении КНР осуществляет за счет морских перевозок. Военное присутствие Китая в нестабильном регионе, таким образом, отражает желание отстаивать как свои экономические интересы, так и интересы своих граждан.

 

 

Комбинированными являются и интересы России, которая имеет в регионе соглашения в области морского сотрудничества с Сирией и Кипром, а с 2013 года заинтересована в укреплении постоянного оперативного соединения сил флота в средиземноморской зоне. О желании расширять здесь свое присутствие говорит и тот факт, что сразу после «Морского Взаимодействия» отряд кораблей ВМФ РФ отправился на другие совместные учения – уже с ВМС Египта. Их тематика также затрагивает противодействие угрозам морского судоходства.

 

Итак, можно перечислить основные тенденции, проявившиеся в ходе учений «Морское Взаимодействие-2015». Это, во-первых, сохранение ключевой роли кораблей-носителей ракетного оружия и связанных с этим ракетно-артиллерийских задач. Во-вторых, повышение уровня оперативной совместимости России и Китая и связанная с этим способность двух стран проводить совместные многозадачные военно-морские операции в различных районах Мирового океана. В-третьих, стремление поддерживать военно-стратегический паритет с ключевыми игроками Азиатско-тихоокеанского региона на глобальном уровне.

 

Цели Китая на «Морском Взаимодействии - 2015» - проверка обновленных военно-морских сил, находящихся на значительном удалении от мест постоянного базирования в составе объединенной группы; демонстрация флага на важных для КНР участках морских торговых путей.

 

Цели России – отработка совместных действий сил флота и укрепление военно-морского присутствия в средиземноморском регионе ввиду восстановления там постоянной корабельной группировки.

 

Добавим, что проводя подобные учения в районах, приближенных к зонам интенсивного торгового судоходства, Россия и Китай не только преследуют свои собственные интересы, но и на практическом уровне способствуют безопасности морских перевозок в Мировом океане.

 

Автор: Андрей Голобоков, кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления и права Владивостокского государственного университета

 

*Фотографии с сайта www.81.cn

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся