Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Голобоков: Морское взаимодействие – 2015, часть вторая: из Новороссийска во Владивосток

7 Сентября 2015
Распечатать

Нынешний год богат на встречи России и Китая на разных уровнях. В июле 2015 года в российской Уфе поочередно прошли Саммиты БРИКС и ШОС. А уже в следующем месяце в акватории залива Петра Великого состоялись вторые за этот год учения «Морское Взаимодействие-2015 (2)». Первый этап учений проходил в Средиземном море в мае 2015 г. и также был логическим развитием серии российско-китайских тренировок в этом регионе.

 

Главным отличием августовских маневров от средиземноморского «Морского Взаимодействия» стала их наземная составляющая. Впервые на территории России в Южном Приморье совместно высадились около полутысячи морских пехотинцев и четыре десятка бронетранспортеров ВМФ РФ и ВМС НОАК. Впрочем, совместную высадку десанта совместно с нашими морпехами Китай проводил еще в 2005 году на Шаньдунском полуострове. А двумя годами позднее подразделения ВДВ двух стран отработали взаимодействие с воздуха на чебаркульском полигоне Челябинской области, во время «Мирной Миссии - 2007».

 

Тем не менее, растущий масштаб и частота проведения совместных тематических морских учений России и Китая становятся все очевиднее. От окончания первого до начала второго этапа «Морского Взаимодействия - 2015» прошло всего три месяца. Будучи в этот раз ближе к родным берегам, Китай нарастил состав боевой группировки до семи кораблей: 2 эсминца, 2 сторожевых корабля, 2 десантных корабля и судно снабжения; а также усилил группировку штурмовой и десантной авиацией и бронетехникой. От России, как от принимающей стороны было представлено около 15 больших и малых кораблей, подлодок и судов обеспечения, подразделения морской пехоты, бронетранспортеры БТР-80 и т. д.

 

 

Примечательно, что по своей специфике второй этап российско-китайских учений 2015 года во многом напоминает «Мирную Миссию - 2005». Как и десять лет назад под Циндао, в августе 2015 г. корабли обеих сторон выбивали «силы противника», закрепившегося на отдельной территории, окружая его  на разных участках побережья с привлечением авиации и наземных подразделений. Правда, тематика учений все же отличается: в 2005 г. легендой тренировок было разъединение конфликтующих сторон и обеспечение порядка у границ условного государства, в котором возникли этнические разногласия. В августе 2015 условной целью участников совместных тренировок стал отвод гражданского населения из зоны конфликта по выделенному «коридору безопасности». Кроме того, учения 2005 года были заметно масштабнее: только один Китай представил на «Мирной Миссии» 60 надводных кораблей и подводных лодок и около 8000 военнослужащих.

 

 

В  западной прессе пока довольно сдержанно комментируют проведенные  в акватории Японского моря августовские маневры. Однако, как показывает практика, ни одно крупное учение России и Китая не обходится без аналогичных маневров США и их союзников. Так, практически одновременно со вторым «Морским Взаимодействием-2015», в Южной Корее под флагом «командования ООН» прошли очередные военные учения "Ыльчи — Фридом гардиен". Похожие по тематике на российско-китайские (высадка десанта на побережье, освобождение территории от условного противника при поддержке с воздуха), они были заметно масштабнее их – в маневрах участвовало около 80 тыс. военнослужащих США и Республики Корея, военные Франции, Дании, Великобритании, Канады, и т. д.  

 

Фактическая цель союзнических учений на Корейском полуострове не изменилась - отработка силового сценария при внезапной эскалации обстановки у границ Северной Кореи. В сравнении с российско-китайскими маневрами, частота и интенсивность учений, проводимых американцами в АТР также нарастает. Еще в июле 2015 г. США провели военно-морские учения «Talisman Saber» с ВМС Австралии, Японии и Новой Зеландии, на которых помимо прочего отрабатывались действия амфибийных и сухопутных сил, десантирование с воздуха и практические учебно-боевые стрельбы. Совместные учения с Южной Кореей США проводят еще интенсивнее - в 2015 году прошло уже три серии совместных тренировок (ранее в первой половине марта 2015 г. США провели с южнокорейцами штабные учения Key Resolve и маневры Foal Eagle).

 

Учитывая напряженную обстановку, сложившуюся на Корейском полуострове после августовского обмена угрозами КНДР и Южной Кореи, а также продолжающие охлаждаться отношения России с Западом интенсификацию военных учений (и у США с союзниками и у России с Китаем) можно назвать логичным шагом, направленным на поддержание стратегического паритета между сторонами. При этом высадка десанта на морское побережье стала практически трендом, определившим на конец лета 2015 года характер военно-морских учений на Азиатско-тихоокеанском театре.

 

Помимо внешнего эффекта, «Морское Взаимодействие - 2015» имеет для ее участников и внутреннее значение. Для России уже традиционно наращивать к концу года интенсивность военных тренировок (только в августе ВС РФ провели почти 80 учений, включая штабные тренировки с органами военного управления, антитеррористические и антикризисные учения). Маневры с Китаем – это и проверка готовности сил флота к действиям в составе полноценной корабельной группировки, и совершенствование морской и летной выучки экипажей кораблей и судов, и возможность оценить, как изменились десантные навыки китайских ВМС за последние 10 лет.

 

 

Для Китая «Морское Взаимодействие – 2015 (2)» - это также повод проверить, а заодно и продемонстрировать изменившиеся возможности своей ударной и десантной морских составляющих. ВМС НОАК уже много лет посылает на учения современные боевые корабли (например, судно снабжения НОАК «Тайху» вошло в состав флота в 2013 г.) и в преддверии военного парада НОАК в Пекине в честь 70-летия победы  постаралось продемонстрировать потенциал военно-морских сил верховному руководству страны.

 

 

Фотографии с сайта topwar.ru.

 

Автор: Андрей Голобоков, кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления и права Владивостокского государственного университета

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся