Дайджест международных публикаций

Дмитрий Косырев: Саммит БРИКС - вопрос на 150 миллиардов долларов

28 Марта 2013
Распечатать

Решение о создании Банка развития БРИКС очень серьезное и его нельзя принимать с наскока, заявила российская сторона в Дурбане (ЮАР), где происходит саммит объединения. 

 

Накануне саммита такое решение заранее расценивалось как сенсация — как, впрочем, и возможное создание антикризисного фонда, в оценках которого звучала цифра в 100 миллиардов долларов. 

 

Считалось, что в Банк развития пять стран — членов БРИКС должны влить 50 миллиардов в равных долях. Однако если внимательно присмотреться к заявлениям, сделанным накануне саммита, то видно, что окончательных решений на эту тему и не планировалось — только "возможность" таковых по вопросу о банке. 

 

В Дурбане достигнут максимум — итоговая декларация саммита идею банка поддерживает, но детали еще будут обсуждаться. А вот с фондом пока сложнее. 

 

Совпадение интересов

 

Идея банка и фонда выдвинута год назад, на саммите БРИКС в Дели, звучала она тогда так: хорошо бы за год экспертам успеть проработать вопрос, можно ли создать такие институты. И обсудить в Дурбане результат. Так вот, эксперты свое дело сделали, министры финансов пяти стран подвели во вторник итоги, работа продолжится. 

 

А пока что из прошедшего обсуждения можно делать выводы насчет того, как работает БРИКС (Бразилия — Россия — Индия — Китай — Южная Африка), и что это вообще такое. 

 

Строго говоря, этот механизм, стартовавший почти 10 лет назад на уровне министров иностранных дел и вышедший на уровень саммитов в 2008 году (Екатеринбург), мог бы и вообще ни во что не превращаться, остаться площадкой для переговоров самых динамично развивающихся крупных стран мира. В конце концов, международная политика и состоит из встреч и переговоров на самые разные темы. 

 

Но помог совпавший с первым саммитом финансовый кризис — кризис как несчастье и кризис как возможность что-то выиграть. И БРИК (тогда еще без Южной Африки) сосредоточил усилия на вопросе "кто есть кто в мире" по части финансов. 

 

Дело в том, что создать "новую финансовую архитектуру" очень хочется, но старая здорово сопротивляется. Одними декларациями тут успеха не достигнешь, уже много чего декларировали десятилетиями, в ООН, на "группе 77" и не только. 

 

Что касается банка развития, то идея принадлежит Индии, но подхвачена всеми с радостью. Особенно ее принцип: хотя в БРИКС китайская экономика сильнее и больше прочих, в банке все будут равны. 

 

Ну и понятно, что это, конечно, нечто вроде вызова Всемирному банку, который при "прежнем режиме", где в мире главные США и Европа, как раз и занимался (да и дальше будет заниматься) кредитами на развитие инфраструктуры. 

 

Далее, активнее всех идею банка продвигала в этот раз хозяйка встречи, Южная Африка, с прицелом на свой континент. Но и не дожидаясь создания банка, ЮАР провозгласила темой всего саммита "партнерство с Африкой", пригласила на встречу с "пятеркой" других африканских лидеров. Саммит принял документы о софинансировании развития Африки. 

 

То, что это — довольно перспективная штука, особенно заметно по активной африканской политике Китая. Именно Китай, кстати, стал в 2010 году инициатором вхождения ЮАР в тогдашний БРИК. Но в Африке традиционно сильны также интересы Индии, а с недавних пор и Бразилии. 

 

Наконец, результаты отдельных от саммита переговоров Владимира Путина с президентом ЮАР Якобом Зумой говорят о том, что БРИКС стимулировал и активизацию России на континенте. 

 

Что же касается антикризисного фонда, то это аналог уже не Всемирного банка, а Международного валютного фонда. И тут пять партнеров не будут равны, больше всего вклад, видимо, окажется у Китая.

 

Конечно, никому не хочется доминирования Китая в БРИКС, но ведь у того самые большие в мире валютные резервы — более 3 триллионов. Сама же идея фонда была опробована именно Китаем, когда он со странами Юго-Восточной Азии свернул шею "азиатскому" валютному кризису 1997-1999 годов. Идея была в том, что каждый центробанк стран-участниц резервирует какую-то сумму в общую копилку на случай, если у кого-то возникнут трудности. И ведь с тех пор валютная стабильность в Азии — образец для других… 

 

Вот такая картина взаимодополняемости интересов. 

 

Интеллектуальный вклад

 

Кроме вопроса о деньгах, самое интересное в нынешнем саммите — это, скажем так, осмысление участниками (и особенно не участниками) БРИКС того, что же получается из былого механизма общения пяти лидеров. 

 

Пока — не организация, хотя обсуждавшаяся в Дурбане идея создания "виртуального", интернетовского секретариата БРИКС вроде бы туда, к организации, и ведет. 

 

Это происходит хотя бы потому, что на каждом саммите и между ними всплывает все больше хороших дел, которые можно сделать вместе. Например, обмен информацией и координация политики по сельскому хозяйству и продажам его продукции: эффект налицо. А всего таких направлений круглогодичной работы уже набралось шестнадцать. В Дурбане появились новые — по наркотикам, например. 

 

Видимо, по итогам этого саммита будет очень стыдно тем, кто год за годом пытался доказать: БРИКС — фикция, потому что между его участниками есть противоречия, это пять очень разных стран, им нечего делать вместе… 

 

То, что именно факт их разности заставляет пять "лидеров будущего" сближаться, было замечено еще в прошлом году. А в этом концепция формулируется так: новаторский характер БРИКС заключается в "соединении различий". Или так: БРИКС привержен "построению полицентричной и мультицивилизационной международной системы". 

 

Другими словами, прежний — или еще существующий — мир создавал альянсы по принципу "общих ценностей": сначала такие ценности вырабатываешь в группе товарищей, а потом показываешь "кузькину мать" тем товарищам, у которых ценности другие. Но БРИКС — дитя другого века, когда в мире должны существовать бок о бок разные цивилизации. 

 

Вот они, на данной переходной стадии, и учатся это делать. В лице пяти крупных экономических и политических стран-лидеров, за каждой из которых стоит целый континент или группа как-то связанных с ней государств. 

 

Кстати, именно этот подход делает БРИКС магнитом для многих желающих туда вступить. Вот недели две назад такое желание высказал президент Египта Мохаммед Мурси и даже приехал в Дурбан… Но пять нынешних бриксовцев расширять свои ряды пока не готовы, даже ради "ведущего представителя арабского мира". 

 

В нынешнем году Россия внесла интеллектуальный вклад в развитие БРИКС — создала концепцию своего участия работы в нем: объяснила, чего добивается. Не забудем, что Россия создала сам БРИКС (в его нынешнем виде) или, точнее, инициировала его создание. 

 

Так или иначе, этот документ предложен на обсуждение прочим четырем странам. Для чего в Дурбане решено создать консорциум экспертных центров, то есть мозговой трест "пятерки". Это идея южноафриканская, но весьма активно поддержанная индийцами. Кстати, у последних своя концепция "смысла БРИКС", хотя выдвинутая лишь на экспертом уровне. Она обсуждалась на форуме того самого будущего консорциума накануне саммита. 

 

Но эксперты есть не только внутри БРИКС. Вот оценка колумниста Financial Times: кризис 2008 года подорвал "Вашингтонский консенсус", основывавшийся на идеологии свободных рынков, и дал шанс "Пекинскому консенсусу", базирующемуся на идее развития, направляемого государствами. Эту идею разделяют крупнейшие быстроразвивающиеся экономики. Так что в Дурбане мы видим очертания послекризисного нового мирового порядка, "бриксовского консенсуса", который будет посильнее вашингтонского. 

 

Что ж, можно, наверное, и так сказать.

 

Источник: РИА Новости

Поделиться статьей
Теги
БРИКС

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся