Дайджест международных публикаций

Влодзимеж Чимошевич: Пути улучшения российско-польских отношений

29 Марта 2013
Распечатать

Влодзимеж Чимошевич - бывший премьер-министр и министр иностранных дел Польши, бывший спикер польского Сейма, делится своим мнением о современных российско-польских и белорусско-польских отношениях и перспективах  их улучшения. Интервью состоялось в рамках международной конференции «Россия – Европейский союз: возможности партнерства», организованной РСМД.

 


 

В последнее время российско-польские отношения находятся в стадии улучшения. Считаете ли вы, что эта тенденция сохранится и приведет к сближению между нашими народами?

Я надеюсь, что мы к этому придем, хотя гарантии нет, поскольку решение проблемных исторических вопросов, вызывающих у обеих сторон сильные эмоции, дается непросто. Мы многого добились за последние годы, но проблемы по-прежнему существуют, и нам не следует закрывать на них глаза и заявлять, что они решены. Необходима добрая политическая воля и понимание того, что процесс улучшения отношений очень важен для обеих стран.

 

Принимая во внимание потенциальную разницу  между Россией и Польшей, я иногда задаюсь вопросом: не существует ли в России тенденции к некоторому игнорированию роли Польши. Разумеется, я – реалист, и не пытаюсь преувеличить нашу экономическую и политическую значимость. Однако когда разговариваешь с людьми в Европейском союзе, почти везде слышишь много хорошего о Польше и о том, чего Польша смогла добиться. Мы пережили немало трудностей за последние двадцать лет, но нам удалось последовательно провести экономические реформы, изменить общественные стереотипы о государственности и демократии. Эти реформы помогли нам стать более уважаемой страной в Европе.

 

Сегодня, учитывая трудности, стоящие перед некоторыми из наших европейских партнеров (которые, разумеется, нас огорчают и беспокоят), относительное влияние Польши может возрасти.  И насколько я понимаю, действующее польское правительство разделяет эту точку зрения. Я лично глубоко убежден в том, что нам необходимо продолжить процесс примирения между польским и российским народами. Наконец, у нас есть прекрасная возможность разрешить наши исторические проблемы и противоречия. Кстати, именно Игорь Сергеевич Иванов и я одиннадцать лет назад создали Специальную рабочую группу для решения этих проблем. С одной стороны, мы понимали, что нам не удастся забыть нашу историю, но, с другой, нам хотелось отделить социальные, экономические и иные проблемы прошлого так, чтобы они не мешали нашим сегодняшним отношениям. У нас ушло несколько лет на то, чтобы добиться результатов. Тем не менее определенные проблемы по-прежнему остаются.

 

Я бы рекомендовал обеим сторонам наращивать личные контакты в различных областях. Складывается парадоксальная ситуация: мы соседи, близкие друг другу народы, и в то же время так мало знаем о культуре друг друга. Наверное, 90% польских граждан не могут ничего сказать о современном российском кинематографе, и я боюсь, обратная ситуация является такой же. Это необходимо изменить. Однако самое главное состоит в том, чтобы между лидерами и политическими элитами наших стран установились мудрые, беспристрастные и благожелательные отношения. Другим моим пожеланием было бы проведение первой в нашей истории встречи глав парламентских комитетов наших стран по международным делам. И я полагаю, что благодаря нашим совместным усилиям с гг. М. Маргеловым, председателем Комитета Совета Федерации по международным делам, и А. Пушковым, председателем Комитета Государственной Думы по международным делам, нам удалось создать новый механизм менее официального диалога между нашими странами, который, как мне хотелось бы надеется, продолжится и в будущем.

По вашему мнению, в каких областях существует наибольший потенциал сотрудничества между Россией и Польшей? Как вступление России в ВТО повлияло на отношения между нашими странами?

Членство России во Всемирной торговой организации создало для наших стран возможность действовать по единым принципам, стандартам и срокам. Тем не менее Россия только вошла в этот процесс, и потребуется некоторое время, возможно даже годы, пока ее экономика не будет полностью встроена в систему ВТО. В настоящий момент лично я не вижу значительных изменений в наших внешнеэкономических и торговых отношениях в результате присоединения России к этой организации. Однако двухсторонняя торговля растет. К сожалению, сохраняется перекос в соотношении нашей торговли, поскольку мы закупаем почти всю нефть и газ из России, а в последние годы уровень цен остается довольно высоким. Насколько я помню, дефицит торгового баланса в прошлом году достиг 18 миллиардов евро.

 

Тем не менее, если вспомнить наше финансовое положение 16-17 лет назад, когда я был премьер-министром, у нас были постоянные проблемы с оплатой импортного топлива для нашей энергетики. Сегодня дело обстоит  уже не так. Безусловно, нас не удовлетворяет текущий уровень внешнеторгового дефицита, но сегодня мы можем позволить себе оплатить его.  Более того, мы приветствуем рост нашего экспорта и надеемся увеличить нашу прибыль за счет еще не освоенного потенциала. Мне представляется немного странным то, что Польша экспортирует на такой сложный рынок, как германский, в шесть или семь раз больше, чем в Россию. Это говорит о том, что существует огромный потенциал. Впрочем, проблема существует преимущественно с нашей стороны, со стороны наших предпринимателей, которым следует более активно действовать на российском рынке. Разумеется, также очень важны позитивные меры, предпринимаемые российским правительством и официальными лицами.

Отношения между Польшей и Белоруссией продолжают оставаться натянутыми. Какие меры могут быть приняты обеими сторонами, чтобы нормализовать контакты между странами?

С моей точки зрения, наши отношения очень плачевны. Я живу на северо-западе Польши, в Беловежской пуще, в десяти километрах от границы с Белоруссией. Исторически сложилось так, что в Белоруссии проживает значительное польское меньшинство, а в Польше - значительное белорусское меньшинство. Белоруссия для нас – очень важный сосед, но мы не можем принять ее политическую практику и автократический режим.

 

Мы просто должны признать тот факт, что до сих пор ни Европейский союз, ни мы сами не смогли, несмотря на все наши усилия, убедить белорусское правительство провести позитивные изменения в своей стране. У нас практически не осталось идей, что можно предпринять: мы испробовали почти все. Например, мы пытались активизировать региональное сотрудничество с Белоруссией в таких областях, как экология, и других. Но в стране, где все контролируется государством, трудно представить себе какое бы то ни было спонтанное развитие событий. Изменения происходили бы быстрее, если бы Россия присоединилась к нашей критике политической практики Белоруссии, но, к сожалению, пока этого не происходит.

 

Беседовал Николай Маркоткин, программный координатор РМСД
 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся