Дайджест международных публикаций

Либор Ручек: «Восточное партнерство» не угрожает России

2 Апреля 2013
Распечатать

В кулуарах организованной РСМД международной конференции «Россия – Европейский союз: возможности партнерства» Либор Ручек, депутат Европарламента от Прогрессивного альянса социалистов и демократов, поделился своими мыслями об отношениях между Россией и ЕС, программе «Восточное партнерство» и будущем государства всеобщего благосостояния в Европе.

 


 

Г-н Ручек, как вы оцениваете современный уровень диалога Россия-ЕС? Какая, с вашей точки зрения, сфера отношений наименее развита?

Несмотря на некоторые трудности и сбои, торговые и коммерческие связи развиваются позитивно, о чем свидетельствуют все статистические данные. Вместе с тем бизнес не должен быть единственной областью, в которой стоит искать новые возможности для количественного и качественного наращивания наших связей.

 

Как член Европарламента могу сказать, что нам обязательно необходимо расширять контакты с Госдумой. Мы испытываем дефицит общения с российским гражданским обществом, поскольку в странах демократии парламент призван выражать интересы всех социальных групп, пускай порой вступающие в противоборство друг с другом, иными словами, не только чаяния бизнеса, но и профсоюзов, и других объединений. Некоторые из моих коллег по Европарламенту жалуются, что не могут найти в Госдуме своих коллег и единомышленников, которые в некоторых случаях находятся в непарламентской оппозиции. 

 

С моей точки зрения, на наши отношения необходимо взглянуть шире. Права человека и граждан чрезвычайно важны, поскольку они лежат в основе всех европейских решений. Тем не менее на этом нельзя замыкаться. В силу глобализации повышенного внимания также требуют торговые, политические и стратегические отношения. Население планеты достигло семи миллионов и продолжает расти. Поэтому России и Евросоюзу нужно решать текущие мировые проблемы, ориентируясь на стратегическое партнерство.  По соображениям безопасности и экономики нам ни в коем случае нельзя терять позиции в мировой экономической конкуренции.

Российские СМИ часто называют программу «Восточное партнерство» одним из главных препятствий на пути сотрудничества между Россией и ЕС. Не может ли она или ее оптимизированный вариант обрести прямо противоположное значение, стать «мостом» между Россией и Евросоюзом и странами Восточной Европы?

Российское и европейское видение проекта «Восточное партнерство» не должно противоречить друг другу. Такой подход однозначно контрпродуктивен, коль скоро мы стремимся к общему экономическому пространству от Лиссабона до Владивостока и ведем переговоры о создании общего энергетического пространства. При этом нельзя обходить стороной ни Украину, ни Белоруссию, ни Молдавию. Это относится и к перспективам создания безвизового режима. Не думаю, чтобы политика «Восточного партнерства» вела к охлаждению отношений между Москвой и Брюсселем. В интересах и России и стран ЕС, чтобы наши общие соседи стали процветающими и эффективными демократическими государствами, граждане которых зажиточны и не испытывают социальных трудностей. И это важно для всех нас.  

Нынешний экономический кризис и нарастающие демографические проблемы поставили под грозу модель государства всеобщего благосостояния в некоторых европейских странах. Удастся ли Европе сохранить эту модель в долгосрочной перспективе или придется ее полностью пересмотреть?

Европейская социальная модель уникальна. Такого нет ни в США, ни в Японии, не говоря о Китае, Южной Америке или Африке. Судя по статистике, Европа отличается не только прекрасным уровнем жизни и широкими возможностями для ее жителей, но и высокой конкурентоспособностью в мировом масштабе. Отметим, что наивысшие показатели у Скандинавских стран – Швеции,  Дании, Норвегии, и Финляндии. При этом норвежцы не входят в ЕС, но тесно с ним связаны. Значит, экономическую конкурентоспособность можно отлично сочетать с социальными гарантиями. Мне довелось пожить во многих странах Европы, в Америке и Австралии. Если сравнивать их экономические и социальные системы, лучше места, чем Северная и Западная Европа, не найти.    

 

Приведу один пример – бесплатное образование. Безусловно, в США есть сеть элитных университетов мирового уровня, в том числе университеты, входящие в так называемую Лигу плюща, но поступить в них могут только избранные. Учеба в них стоит десятки тысяч долларов в год, что может позволить себе далеко не каждый. А если и найти деньги, то уже вряд ли получится путешествовать по миру. В Азии и Австралии вы не встретите толпы американцев. Там много студентов из Швеции, Финляндии, Германии и Нидерландов, которые через путешествия адаптируются к жизни в глобальном мире. Поэтому финны, шведы, немцы, датчане и голландцы опережают американцев в готовности к глобализации. Финансовые ограничения не позволяют американским студентам выезжать за рубеж, поэтому у них меньше возможностей для изучения других языков и культур. Им труднее соревноваться по всем направлениям, например в разработке промышленной продукции, например, с финнами или шведами. Вне всякого сомнения, систему социального обеспечения нужно постоянно подгонять под глобальные экономические и финансовые реалии. Однако мы должны гарантировать – и я говорю об этом не как социал-демократ – базовые блага, а именно здравоохранение, образование и жилье даже для тех, кто теряет работу и может оказаться на улице. Государство просто обязано обеспечить им переобучение и переподготовку и тем самым помочь в трудоустройстве.  

 


Интервьюер: Николай Маркоткин, программный координатор РСМД

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся