Дайджест международных публикаций

Вольфганг Шюссель: Бизнес и общество в России и Европе воспринимают ситуацию по-разному

7 Мая 2013
Распечатать

Д-р Вольфганг Шюссель, Федеральный канцлер Австрии в 2000–2007 гг., делится своими соображениями по поводу российской инициативы «Партнерство для модернизации» и текущих проблем сотрудничества между Россией и ЕС. Интервью состоялось в кулуарах организованной РСМД международной конференции «Россия – Европейский союз: возможности партнерства».

 


 

– Д-р Шюссель, как Вы оцениваете российскую инициативу «Партнерство для модернизации»?

 

– На мой взгляд, идея замечательная. Проблема в том, что начало было отличное, а затем процесс слегка замедлился. Задумка прекрасная и отлично стыкуется со всей схемой партнерства между Европой и Россией, поскольку, как я уже отмечал в своем выступлении, инновации являются залогом экономического роста и для России, и для Европы. По сути, инновационное развитие – это гораздо больше, чем модернизация, которая представляет собой относительно последовательный, неспешный и поэтапный процесс, тогда как инновации в принципе несут в себе радикальные изменения в технологии, методах, мышлении, менталитете и качестве сотрудничества. Полагаю, что «инновация» может стать волшебным словом для будущего отношений между Россией и Европой. И ваше, и наше общество стареют. Мы чересчур рьяно стремимся сохранить статус-кво, чрезмерно сосредоточены на обеспечении стабильности и правопорядка, не хотим ничего менять. А нам нужны дополнительный импульс, глоток свежего воздуха, новые лица, новые идеи и общие цели. Именно поэтому модернизация и особенно инновация могут быть отличными отправными точками.

 

– Как Вы думаете, что именно мешает социальной, экономической и политической модернизации России?

 

– Главное препятствие – менталитет, причем не только в России, но и в Европе. Оба континента (а Россия для меня тоже континент, хотя географически мы живем на одном континенте) имеют очень тяжелое прошлое. Наши общества чрезвычайно тесно связаны историей и самыми разными перипетиями, такими как «холодная война», экспроприация, отчуждение, утрата суверенитета, которые глубоко укоренились в нашей коллективной памяти. Это присуще и России, и Европе, в частности, Германии, Франции, Италии, Австрии, практически всем. И именно это в определенной степени сдерживает и модернизацию, и инновационные процессы.

 

– Будучи умудренным политиком, Вы, вероятно, в курсе, что европейский бизнес думает о работе в России. Заинтересованы ли европейские деловые круги в инициативе «Партнерство для модернизации» и в модернизации России в целом?

 

– Вне всякого сомнения. Мне кажется, что бизнес и общественное мнение воспринимают ситуацию по-разному – как в России, так и в Европе. Деловые люди доверяют друг другу и поддерживают чрезвычайно динамичные отношения. Анатолий Чубайс сегодня сказал, что объем торговли между Россией и странами Европы за десять лет вырос в четыре раза. А если включить в расчеты новых членов ЕС, то в пять раз. Активно растут инвестиции, торговля, потоки технологий и знаний и пр.

 

В политической сфере все наоборот. Там преобладают недоверие и нежелание, причем не только среди политиков, но и в общественном мнении. Если почитать российские газеты или послушать ведущих российских законодателей, сложится впечатление, что мы друг другу чужие, что сделаны из другого теста и что в плане будущего развития Россия смотрит на Восток, на Азию. То же самое происходит в Европе. СМИ, бульварная пресса и некоторые члены национальных парламентов и даже Европарламента утверждают, что Россия отступает назад, что она движется в неверном направлении. Поэтому в наших отношениях много коллективного недоверия, но не на всех уровнях. Сегодня было весьма интересно услышать признание российского премьера Дмитрия Медведева о том, что Россия всегда останется европейской страной, и высказывание президента Еврокомиссии Жозе Баррозу о том, что в следующем году исполнится десять лет с его прихода на занимаемую должность, и он обязуется отметить юбилей заключением нового соглашения с Россией. Так что недоверие существует не везде, хотя оно действительно есть, как и другие помехи и разногласия по вопросам сближения.

 

Поэтому вопрос заключается в том, как вывести намерения, менталитет и общую атмосферу делового сотрудничества между Европой и Россией на политический уровень, а также как возродить ведущее политическое начало в переговорах между ЕС и Россией. Это главная задача. Я лично полон оптимизма, потому что альтернативы просто нет. Если взглянуть на границы России с юга, востока и запада, сразу станет ясно, что европейская граница самая мирная, спокойная и открытая. Если сравнить ее с южным или азиатским направлением, то разница будет налицо. То же и для Европы. Если мы не будем сотрудничать с Россией, то в конечном итоге обе стороны окажутся не в высшей политической лиге, а на задворках. Не будет никакой «Большой двадцатки», никакой «Большой восьмерки», останется только «Большая двойка» – США и Китай, а Россия с Европой де-факто перейдут в зрительный зал, чтобы либо аплодировать действующим лицам, либо их критиковать. Меня лично такое будущее не устраивает. Уверен, что если мы четко осознаем стоящие перед нами проблемы, предстоящие десять лет станут решающими. Либо мы будем сотрудничать и найдем общую платформу, либо нас ждет вторая лига глобальных игроков.

 

Беседовал Владимир Морозов, программный координатор РСМД.
 

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся