Дайджест международных публикаций

Тайна одного дня

26 Ноября 2013
Распечатать

Александр Владимиров, генерал-майор, президент Коллегии военных экспертов России, член Совета по национальной стратегии, кандидат политических наук.

Семь лет назад мне выпала честь написать предисловие к первому тому труда Александра Осокина «Великая тайна Великой Отечественной» («Время», М., 2007), а сегодня, после выхода в свет завершающего, третьего тома этого масштабного исследования, мне захотелось написать послесловие ко всей его работе.

Это не рецензия и не «отзыв специалиста» — это, скорее, размышления о сути и значении сделанной работы, о творческом подвиге выдающегося современного российского ученого и моего друга. Но это размышления с профессиональной точки зрения — я ведь по профессии военный стратег, автор монографии «Основы общей теории войны», и я имею, как мне кажется, право высказать некоторые соображения по существу труда.

Во-первых, это в прямом смысле слова труд фундаментальный — по своему объему, по смелости и небанальности авторских гипотез, по точности и полноте их документального обоснования. Среди множества научных работ, посвященных самому драматическому моменту нашей национальной истории, эта — редкое исключение. Ведь подавляющее большинство современных исторических исследований о начале Великой Отечественной войны строится почти исключительно на публицистических посылах, на критике оппонентов и апологетике послевоенных официальных взглядов. Некоторые труды посвящены рассмотрению вариантов «что было бы, если…» и формированию разного рода «альтернативных историй России». Думаю, впервые в истории современной российской исторической мысли проделан такой гигантский объем не пропагандистской, а научно-исследовательской работы, посвященной отдельному и столь короткому историческому периоду.

Во-вторых, этот научный подвиг совершен нашим соотечественником в особых условиях. С одной стороны, нарастает интерес российского общества к национальной истории, нарастает готовность самостоятельно и трезво оценивать прошлое и принимать историческую правду, какой бы она ни была. И в то же время налицо попытки исказить и оболгать нашу историю.

Как со стороны исследователей, именующих гитлеровскую агрессию «превентивным ударом», рассуждающих о «неприемлемой цене победы», уравнивающих германский фашизм и советский социализм, так и со стороны псевдопатриотов, находящих причины наших военных неудач в чем угодно, только не в преступных стратегических ошибках самого Сталина, не в созданной им системе тотального государственного террора и страха.

По сути, проведено журналистское и научное расследование тщательно скрываемого государственного преступления национального масштаба. Убежден: он совершил историческое открытие, доказав, что катастрофа 22 июня 1941 года — это в первую очередь поражение Сталина в предвоенной тайной политической игре. Личное поражение, за которое армия и страна расплатились миллионами жизней. Этот факт тщательно скрывался от общества десятки лет, прикрывавшая его официальная ложь стала основой государственной идеологии послевоенного времени.

В классической научной рецензии существует такой обязательный раздел, как «научная новизна работы». Предлагаю читателю сразу заглянуть на 862-ю страницу последнего тома и ознакомиться с разделом «Резюме-указатель к трилогии «Великая тайна Великой Отечественной». Там в столбик изложены 45 пунктов — новации, открытия, гипотезы, версии, каждая из которых сформулирована и обоснована в трилогии. Многие — впервые. Уверяю вас, никто ничего подобного в исторической науке о Великой Отечественной войне не сделал.

Только один пример. Александр Осокин обращает внимание на факт отмены Сталиным (постановление Президиума ВС СССР от 24 декабря 1947 г.) праздника Победы, после чего в течение почти двадцати лет, до 1965 года, в стране, победившей фашизм, 9 мая было обычным рабочим днем, а ни о каком Параде Победы не могло быть и речи. Этот исторический казус современные историки почему-то не комментируют. Осокин предположил — и предположения свои тщательно обосновал, — что, скорее всего, причина коренилась в том, что Сталин понимал: празднуя 9 мая, народ всегда и неизбежно будет вспоминать и страшный день 22 июня 1941 года — день начала войны, проигранный лично им. Сталин осознал и глубоко переживал эту свою стратегическую ошибку и страшную личную вину перед страной. 22 июня 1941 года стало его навязчивым кошмаром и основой комплекса вины. Надо сказать, что расплата его все-таки настигла: 22 июня отмечается в России как всенародный День памяти и скорби — день, когда масштаб национальной трагедии не затмевает величия нашей Победы, но собственно Сталин если и вспоминается, то не самым добрым словом.

Личности и исторической роли Сталина в трилогии, естественно, принадлежит центральное место. Я далек от того, чтобы в этом кратком послесловии давать характеристики И.В.Сталину как государственному деятелю, стратегу и вождю, «гению» и «злодею» и тем более как человеку, но позволю себе утверждать: всем этим он был. Уверен, что Осокин прав в главном: в катастрофе начального периода Великой Отечественной войны Сталин виноват лично. Эта народная трагедия стала следствием неосознанного, но тем не менее прямого фактического предательства национальных интересов государства его руководителем, посчитавшим формирование истории мира только игрой собственного ума и воли. Это не может быть расценено иначе как совершение им государственного преступления против страны и нации.
Более того, думаю, что, когда он осознал свою личную вину за случившееся, многие его последующие действия были направлены на уничтожение свидетельств его контактов с высшими чиновниками гитлеровской Германии, всех документов о планировании и совершении совместных действий. А затем и сами свидетели его стратегических просчетов были им методично и целенаправленно уничтожены. Считаю, что этот факт можно рассматривать как отдельное преступление Сталина перед нацией.

Трагедия первого дня войны была порождена системой государственного террора и режима абсолютной личной власти. В атмосфере страха существовало все население, и в первую очередь все работники армии и государства, по должности призванные анализировать обстановку и принимать решения. Это значит, что в тех реальных условиях катастрофа 22 июня 1941 года не могла не произойти.

В предисловии к первому тому я писал: «Какой же главный урок истории должна усвоить современная Россия, исходя из своего опыта и оценки автора этой книги? Нам представляется — только один. Власть не может быть абсолютно бесконтрольной, а национальные лидеры, даже самые гениальные, не имеют права вести свои политические игры, ставя на кон судьбы народов, жизнеспособность и будущее своих наций».

Мне и сегодня к этому выводу добавить нечего.

Убрать из национальной истории ложь, сделать ее честной и понятной — одна из объявленных целей наших историков и национального руководства. Создание единого учебника национальной истории, безусловно, важно для достижения этой цели. Одной из самых острых и неоднозначных проблем нашей национальной истории является история Великой Отечественной войны — как победы нашего народа в ней, так и трагического для нас начала войны. Именно в официальную историю этого периода и закладывались мины государственной исторической неправды.

Все эти «исторические закладки» давно обнаружены, но до сих пор не находят профессиональной и нравственной оценки. Дело в том, что обе основные версии, которые с разными знаками трактуют почти одни и те же события начального периода войны, имеют отношение к разным идеологическим концепциям, но не имеют отношения к исторической правде.

Мне кажется, что признание версии о главной причине катастрофы в начале войны удалит наконец из нашей истории явные мины лжи. Основа раздела о подготовке и начале Великой Отечественной войны в новом учебнике истории России создана — ею является трилогия Александра Осокина. В результате его работы в истории начального периода войны образовалось «выжженное поле правды», на котором уже не смогут просто так пробиться ростки лжи.

Источник: Московский комсомолец

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся