Список литературы

Китай для начинающих и не только

20 Сентября 2015
Распечатать

«В Пекине очень мрачная погода…»

 

Чтобы понять Китай, нужно начать с китайской грамоты, ну или хотя бы найти хорошего кросс-культурного переводчика, который в понятной форме донесет до российского читателя основы китайской истории, национального характера, языка, экономики и политики. Если нужна такая синологическая азбука, возьмите «Записки советского посла» А.И. Елизаветина. 
 
В отличие от многих графоманских образцов мемуарного жанра в этой книге автор мало говорит о себе и много о Китае. И о советско-китайских отношениях. Впрочем, немногочисленные скромные автобиографические штрихи дают представление о масштабах личности А.И. Елизаветина и о сталинской эпохе, обусловившей возможность такого карьерного взлета. Впечатляет уже один тот факт, что мальчик, вступивший на трудовой путь в четырнадцать лет учеником слесаря, через сорок лет станет Послом СССР. Блестящими дипломатами становятся не только те, которые карьерные. 
 
«Китай – это не только другая страна, это другая планета, на которой обитают существа совершенно другой расы, мотивы слов и поступков которых подчиняются железной многотысячелетней логике, для обычного человека не имеющей разумного объяснения», - цитирует автор «Записок» некого западного китаеведа. Без понимания этой логики, ключа к китайской ментальности, китайская культура становится китайской головоломкой. Пожалуй, А.И. Елизаветину лучше, чем кому-либо другому, удалось объяснить не владеющим китайским языком читателям сущность слоговой системы и смыслоразличительных тонов, рассказать заблудшим душам, потерявшимся в династиях уже в эпоху Троецарствия, об основных периодах истории Срединного государства и на пяти страницах (!) поведать об основных особенностях китайской национальной кухни так, что даже без иллюстраций можно почувствовать запах пищи.
 
Вторая часть книги посвящена периоду истории Китая от создания КНР до смерти Мао Цзэдуна. Об этом сложном времени советский дипломат пишет одновременно как очевидец и как участник событий. История не терпит не только сослагательного наклонения, но и отстраненного подхода, выстраивания событий по черно-белой шкале от полюса «незначительный» до полюса «важный». К тому же российская публика мало знакома с литературой и кино, посвященным событиям истории КНР, в нашем сознании, к сожалению, образ Китая плохо визуализирован. Мемуары советского дипломата помогут заполнить лакуну в живом восприятии истории и представить, что происходило в 60х в Китае. Отношения, в том числе и международные, складываются в первую очередь из поступков, и чем сложнее обстановка, тем больше дьявола в деталях. Без скучных теоретических наставлений А.И. Елизаветин показывает подрастающему поколению дипломатов, как распутывать хитросплетения китайской внешнеполитической стратегии и «владеть собой среди толпы смятенной». 
 
Еще одна причина начать знакомство с Китаем с «Записок советского посла» – актуальность истории 50-60х для понимания современных политических и экономических процессов. Тогда в годы «большого скачка» и «культурной революции» закалялась нынешняя партийная сталь. И проблемы были те же, что и сейчас кипят в горниле партии. Если внимательно присмотреться, можно найти параллели между событиями, которые привели к «культурной революции», и причинами нынешнего кризиса внутри КПК, сопровождающегося борьбой с коррупцией. А еще провести параллели между биографиями ближайших соратников Мао и нынешних партийных руководителей. 
 
 
«Маленький человек» по-китайски
 
 
«Было воскресенье. По идее, не тот день, когда А. должен был быть на работе. Однако начальник округа А. по воскресеньям никогда не отдыхал. В округе проживало больше миллиона человек: рабочие, крестьяне, торговцы, учащиеся с их вечными проблемами – так что дел невпроворот. Каждый день к ним спускалось больше ста бумаг разных уровней: от центрального до областного и городского, которые требовали участия А. И если рабочие трудились по восемь часов в сутки, то А. пропадал на работе по четырнадцать-пятнадцать часов, в том числе заседая по ночам. К тому же каждый день из области или города в округ с ревизией приезжали представители различных департаментов. А так как от области до города насчитывалось больше ста департаментов, то день-деньской в окружных ресторанах устраивались званые приемы как минимум для восьми делегаций инспекторов высшего ранга. Принимая во внимание и обеды и ужины, А. необходимо было сопровождать гостей шестнадцать раз. Имея дело исключительно с органами власти, он никого не мог обидеть. Желудок А. такого напора со стороны спиртного вынести не мог».
 
Это фрагмент из романа «Я не Пань Цзиньлянь» известного современного китайского писателя Лю Чжэньюня, лауреата престижных китайских литературных премий Дандай и имени Мао Дуня. Рассказ об этом романе хочется начать не с самого произведения, а с его перевода: перевод на русский язык выполнен блестяще! В переводе отточенная лаконичная простота слога и тонкая ирония Лю Чжюньюня чем-то напомнят некоторых классиков отечественной литературы, а реалии китайского быта переложены на понятия русского сознания с сохранением национальной культурной специфики. В общем, погружаясь в художественный мир романа, чувствуешь себя, как дома. Только с дальневосточным колоритом.
 
Да, действительно, у русского и китайца, братьев навек, вечные проблемы тоже похожие. А уж проблемы гос.управления в регионах – это, так сказать, вечное семейное. Чиновники разного уровня искусно отфутболивают главную героиню романа – «обиженную» Ли Сюэлянь, пустившуюся по всем инстанциям искать правды и управы на своих обидчиков – бывшего мужа и бюрократов. Вместе с ней читателю предстоит пройти по судам и ведомствам разного уровня, выслушать в каждом из этих судов и ведомств оскорбления и отговорки, затеряться в огромном пекинском мегаполисе и в итоге чудом добраться до Всекитайского собрания народных представителей. Чтобы в итоге начать весь путь заново. Надо сказать, начиналось все только с бывшего мужа, который бросил главную героиню, да еще и обозвал ее Пань Цзиньлянь (имя одной блудницы, ставшее нарицательным в китайском языке), но бестолковость «системы» и ее неспособность решить маленькую проблему маленькой деревенской женщины раскручивают маховик протеста в душе Ли Сюэлянь. Так что, подобно лирическому герою «Гражданской обороны», она «всегда будет против». И даже почти победит своих врагов, если бы не нелепый финал истории, денонсировавший всю ее борьбу на протяжении двадцати лет. Впрочем, не все так грустно, кое-кто из героев романа все-таки исправится и даже научится обращать слабости «системы» в свою пользу. Примечательно, кстати, что китайская цензура не сочла нужным заминать постыдную тему и умалчивать о неприглядных сторонах жизни китайского общества и пропустила в печать жестко обличительный роман.
 
«Я не Пань Цзиньлянь» - это энциклопедия современной китайской жизни, которая не только представит российскому читателю занимательный калейдоскоп китайского быта, но и расскажет о реальных проблемах Китая: застойной обыденности и чувстве безысходности, с которым живет значительная часть провинциального общества, расширяющемся разрыве между народом и властью, неэффективности «системы», превратившейся в разжиревшего, неповоротливого и прожорливого дракона. Сегодня часто и много говорят об успехах Китая; роман Лю Чжэньюня контрастно дополняет картину, складывающуюся из глянцевых новостных сюжетов об экономическом росте и политических победах. А еще русского и китайского братьев все-таки очень много общего, и даже болеют они одними и теми же болезнями.
 

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся