Список литературы

Soldiers of fortune: опыт Запада в применении ЧВК

5 Октября 2015
Распечатать

В октябре прошлого года в Государственную Думу был внесен на рассмотрение законопроект о частных военно-охранных компаниях (частные военные компании, ЧВК). «По данным Ассоциации по международным миротворческим операциям большинство военных услуг ЧВК до 2010 года выполнялись в Ираке, Афганистане, Иордании, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Колумбии и других государствах. В 2011-2012 годах произошло резкое увеличение участия частных военных компаний (США, Великобритания, Израиль, ЮАР, Бельгия и т.д.) в иностранных государствах, при этом функции частных военных компаний расширились за счет выполнения ими охранных функций военных объектов, государственных учреждений и высших должностных лиц иностранных государств, –  говорится в пояснительной записке к законопроекту. –  Дальнейшее игнорирование подобной мировой практики и отказ от реализации соответствующего законопроекта, приведёт к нарастанию вымывания военных специалистов из России, потере триллионов рублей упущенной национальной экономикой выгоды в ключевом для национальной безопасности сегменте военно-промышленного комплекса, а также военному отставанию Российской Федерации вследствие недоразвитости данного института».

 

Независимо от того, раз решат ли российские законодатели деятельность вольных копейщиков (по-современному, фрилансеров) или нет, совершенно ясно, что у гибридных войн уже появились новые участники. На Западе, в частности в США приватизация вооруженных сил началась уже давно, однако у ЧВК есть определение, но нет понятия. Казалось бы, все просто: по американскому законодательству, сотрудники военных компаний-подрядчиков в ходе конфликтов могут оказывать только охранные и консультативные услуги и не являются комбатантами, однако то и дело критически настроенные журналисты и общественные деятели, в том числе американские, клеймят их наемниками, а ЧВК называют «частными армиями». ООН попыталась разобраться в терминологической путанице, но (как это часто бывает с ООН) не смогла расставить все точки над i: Международную конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 года ряд стран, например, США, не ратифицировали. О ЧВК пишут вроде много (Google выдаст сразу несколько страниц газетных и научных статей по этой теме) и одновременно мало: более или менее крупные исследования, обобщающие разрозненные факты и цифры, стали появляться только в последние пять лет. Чтобы составить представление о причинах и последствиях приватизации войны, стоит обратиться к двум книгам: «Outsourcing Security: Private Military Contractors and U.S. Foreign Policy» (Аутсорсинг безопасности: частные военные компании и внешняя политика США) Брюса Стэнли и нашумевшей «Blackwater: самая могущественная наемная армия в мире» Джереми Скейхилла.

 

Как положено, любая публикация должна быть «одобрена к прочтению» авторитетными критиками. Первая книга получила благосклонные рекомендации ведущих ученых и военных аналитиков, вторая удостоилась многочисленных восторгов и похвал от журналистов, политиков и даже звезд Голливуда. Первая книга – обоснование приватизации войны, подкрепленное экономическими расчетами и исторической логикой, вторая – громкое журналистское расследование о последствиях этой приватизации на примере деятельности одной компании. Брюс Стэнли в оценке эффективности использования Америкой ЧВК настолько же позитивен, насколько мрачен Джереми Скейхилл в своих прогнозах относительно последствий этого явления. Занятно, что столь полярные мнения сформировались на одной фактологической базе, просто бесстрастный аналитик и пламенный журналист-демократ смотрят на один и тот же вопрос с разных сторон.

 

В эпоху гибридных войн армия тоже должна быть гибридной. Гибкой. Готовой к комбинированию и адаптации. С 1991 года расходы на оборону и численность армии США существенно сократились. Вспомним, с чего начиналась история «Blackwater»? Когда в 1990х армия США не могла должном уровне наладить подготовку и повышение квалификации военнослужащих, подспорьем в тренировке полицейских и солдат оказался учебный комплекс-полигон Эрика Принса. Копнем еще глубже в историю и вернемся вместе с Брюсом Стэнли в 1990 год, в пески Саудовской Аравии, когда в ходе операции «Буря в пустыне» армия США, «заточенная» под войну в Европе, прибегла к помощи частных арабских, американских  и европейских фирм для обеспечения логистики и тылового обеспечения. В Ираке американские ЧВК постелили соломку военным там, где те и не знали, что упадут, так что за просчеты военной кампании Буша-младшего армия США отделалась, считай, синяками. Оба автора признают, что печально известная компания «Blackwater» занималась выполнением самых опасных заданий по обеспечению безопасности США в Ираке, например, охраняла Пола Бремера и других высокопоставленных лиц, прчием ни один из клиентов не погиб. Какую цену заплатило гражданское население Ирака за безопасность «строителей демократии», это другой вопрос. Еще один вопрос – правовые основания деятельности ЧВК и ответственность ее сотрудников. Вопросы скорее риторические, безадресные. Как показывают оба исследования, комбинирование сил армии с услугами частных подрядчиков уже доказало свою эффективность американскому руководству и трансформировало военную мощь США. Ключевое слово в современных конфликтах – гибридность.

 

В российской прессе сейчас широко обсуждается участие в боевых действиях на Украине сотрудников западных ЧВК (в том числе компании «Academi», бывшей «Blackwater»), которых называют то наемниками, то военными инструкторами – одним словом, «плохими парнями». Пестрота понятий свидетельствует о том, что у российской публики отсутствует комплексное понимание ЧВК как нового институционального явления, в то время как на Западе давно признали, что приватизация войны – fait accompli. Пришло время разобраться, что за зверь теневой враг, воюющий у границ России, и понять логику успеха применения ЧВК в реализации внешней политики США. Книги Брюса Стэнли и Джереми Скейхилла в помощь.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся