Via Militaris & Via Egnatia

"Южный поток" обретает новых участников

14 Ноября 2012
Распечатать


Конец октября – середина ноября – дни, когда «Газпром» улаживает последние формальности, связанные со строительством «Южного потока». Лидеры стран-участников подписывают с Алексеем Миллером и Александром Медведевым финальный пакет документов – так называемый протокол об инвестиционных решениях. Он включает в себя «технические характеристики» планируемых построек (вплоть до диаметра трубы и её пропускной способности), предусматривает создание в странах совместных предприятий-операторов газопровода (под контролем «Газпрома» и представителя от страны-участника), оговаривает дату начала строительства. 29 октября подпись под соглашением поставила Сербия, 31 октября — Венгрия, 13 ноября — Словения, а 15 ноября ожидается подтвержение со стороны Болгарии.



 



Все формальности вроде бы соблюдены, датой начала строительных работ названо 7 декабря. Тем любопытнее, что состав участников продолжает расширяться. 6 ноября была создана рабочая группа для реализации проекта в Хорватии, а 14 ноября выразила своё желание участвовать Македония.



 



Сюрпризы



Казалось, ещё две недели назад на перспективах этих стран можно было ставить жирный крест. Македония находится в стороне от вектора предполагаемого маршрута – через Сербию с юго-востока на северо-запад и изначально не рассматривалась как основной член обоймы. В отношении Хорватии вроде бы сняло все вопросы заявлениезамгендиректора «Газпрома» Александра Медведева, сделанное в ходе визита в Будапешт 31 октября-1 ноября. Он сказал, что «возможность существовала прохождения газопровода через Хорватию, но от неё было решено отказаться».



 



В Загребе к этому отнеслись с разочарованием. Местные СМИ назвали ситуацию«поражением хорватской политики», бывший президент Стипе Месич напомнил, что он в своё время вёл переговоры с Владимиром Путиным, но «правительство выступило против». Действующий президент Иво Йосипович посетовал на «отсутствие системной политики», которая привела к тому, что «в отношении некоторых российских инвесторов были приняты некорректные шаги». Как оказывается теперь, ситуацию можно исправить.



 



В принципе ничего странного в желании Хорватии и Македонии нет – страны решили, что проект оживает, переносится из кабинетов на строительные площадки и поняли, что он действительно может принести вожделенные для малых экономик региона инвестиции и рабочие места. Любопытно, что это происходит так быстро и легко, будто все финансовые вопросы оговорены, а маршруты обсуждены.



 



Переговоры



В принципе это действительно так. Летом 2012-го премьер-министр Македонии Никола Груевски подписал соглашение с Алексеем Миллером и компанией «Стройтрансгаз» о строительстве в стране газотранспортной сети. Несмотря на то, что по официальной версии российской стороны Хорватия – единственная из стран региона – показала свою незаинтересованность в «Южном потоке» ещё в 2007 году, «Газпром» и хорватская компания “Plinacro” все эти годы вели переговоры и подписывали предварительные соглашения. Было решено, что хорватский участок пути должен пройти через область Славония на востоке страны (города Вуковар и Осиек) в сторону словенской границы. Длина маршрута – 270 километров, пропускная способность – 30 млрд. кубометров газа в год. Стоимость проекта – 600 миллионов евро, расходы «Газпром» и “Plinacro” делят 50 на 50.



 



Тревоги



Всё шло отлично, но беспокойство по поводу вовлечённости других стран (в частности хорватской) стал проявлять официальный Белград. По мере попадания информации в прессу, стали появляться провокационные заголовки в духе «Россия выбирает не нас, а хорватов» или «Россия давит на Хорватию?». Ещё одна волна непонимания возникла, когда стало известно, что «Газпром» будет иметь иметь контрольный пакет акций лишь на сербском участке маршрута, в то время как в других странах (в том числе и в Хорватии) доля 50% будет иметь «Газпром», 50% — национальный газовый гигант. Всё это как подогревало национальные чувства, так и создавало «Газпрому» образ бездушной корпорации, порабощающей малые народы. Показательна реакция моего приятеля из Белграда, который прокомментировал последнюю новость риторическим вопросом: «Россия получила от Сербии больше, чем остальные. А получим ли мы немного больше от «братьев русских», чем наши «братья хорваты» или «братья словенцы?»





Возникла дилемма, которую руководство «Газпрома» своими туманными заявлениями, видимо, попыталось разрешить. С одной стороны, для сохранения доверия Москве ничего не оставалось, как показать приверженность к первоначальному плану маршрута Болгария, Сербия, Словения в сторону Италии и Венгрия в сторону Австрии. С другой стороны, было бы недальновидно пренебрегать энтузиазмом потенциальных новых партнёров, ведь они могут выручить в случае демарша одного из «основных» участников.



 



Факторы риска



Газовые конфликты России с Украиной показывают, что происходит, если доставка продукта по назначению «замыкается» на одном из участников. «Южный поток» как раз и создавался для того, чтобы этого избежать, но у него уже есть одно «монолитное» звено – Болгария, которая на определённом этапе также создавала трудности. Один из наиболее ярких примеров такого рода "трудностей" относится к  2009 году, когда новое правительство Бойко Борисова направило на проверку в прокуратуру контракты «Газпрома» с компанией “Bulgargaz”, подписанные при предыдущем правительстве (Сергея Станишева в 2006 году) под предлогом того, что они были подписаны под давлением РФ и «не отвечают национальным интересам». Для того, чтобы её разрешить, потребовалось «пригрозить» участием Румынии.



 



 Сербия представляется гораздо более лояльной, но проблема в том, что Западные Балканы менее стабильны. Склонна к колебаниям политическая позиция сербского руководства – правительство Николича, часто называемое в СМИ пророссийским, в плане своей внешнеполитической риторики мало чем отличается от предыдущего кабинета Бориса Тадича. Оно выражает России благодарность за получение кредитов (в течение этого года Россия предоставила Сербии 1 млрд. для «стабилизации бюджета» и 700 млрд. евро на различные инфраструктурные проекты в частности для модернизации железной дороги»), но при этом важнейшим стратегическим партнёром называет не Россию, а Германию.



 



Не стоит забывать и то, что сербская часть газопровода проходит через Воеводину – автономный край на севере страны с собственной конституцией и значительной долей венгерского населения (там же находится газовое хранилище «Банатский двор», находящееся в совместном пользовании «Газпрома» (51%) и «Сербиягаз» (49%)). Нестабилен и юг страны — область Санджак, 52% населения которой составляют мусульмане-бошняки и албанцы.



 



Перспективы



Строительство же обходных путей помогло бы получить страховку на случай неблагоприятного развития событий и снизить последствия разделения стран на получившие российские инвестиции и нет. В Хорватии – самом стабильном государстве региона – это будет означать появление новых экономических стимулов для сельскохозяйственного востока страны, далёкого от прибыльных курортов Адриатики. Сотрудничество с Македонией может в перспективе вовлечь в проект Албанию и Черногорию. Сотрудничество в энергетическом вопросе могло бы стать локомотивом развития сотрудничества в других областях – например для развития импорта-экспорта и восстановления безвизового режима (после вступления в ЕС Хорватии, запланированного на 2013 год). Наконец, развитие отношений с другими странами региона позволит создать между ними конкуренцию и, в конечном итоге, переубедить тех из числа «основных» участников, кто ещё сомневается в привлекательности российских энергетических проектов.



 


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся