Via Militaris & Via Egnatia

Словенский сценарий для Востока Украины. Сравнительный анализ

15 Апреля 2014
Распечатать

Сегодня утром появились видеокадры, на которых жители Славянска и Красноармейского района Донецкой области останавливали танки ВС Украины, направлявшиеся в места концентрации подразделений для подготовки к антитеррористической операции.

 

(Осторожно, ненормативная лексика)

http://smotri.com/video/view/?id=v2728057d8a8

http://www.youtube.com/watch?v=s-KuNWM9Zqk

 

Эти эпизоды напоминают обстоятельства, с которыми пришлось столкнуться  Югославской народной армии (ЮНА) в июне 1991 г. в Словении.

http://www.youtube.com/watch?v=wgIjd8bciP8  

http://www.youtube.com/watch?v=ux8IZvn3EVI

 

Десятидневная война – война за независимость Словении (25 июня-7 июля 1991 г.). В ходе войны произошло 72 боевых столкновения. Потери ЮНА составили 45 человек убитыми, 146 ранеными. 4693 военнослужащих и 252 сотрудника федеральных служб были взяты в плен. Потери словенских сил самообороны составили 19 убитых (9 комбатантов, 10 гражданских лиц) и 182 раненых. Также погибли 12 граждан иностранных государств. Был выведен из строя 31 танк (сюда вошли и сожжённые и повреждённые), 22 бронемашины, 172 транспортных средства и 6 летательных аппаратов.

 

Сходства: сильные стороны восставших

  • Характер боевых столкновений. Редкие одиночные столкновения на магистралях, по которым движутся войска. Невысокое число убитых, по крайней мере, на данный момент (Славянск).  Участие в конфликте активной части невооруженных жителей Востока. Люди блокируют военную технику, выходят на площади, чтобы стать «живым щитом» для военизированного ядра восставших, обороняющих административные здания.
  • Быстрая мобилизация сил территориальной самообороны.
  • Техническая и моральная деградация вооруженных сил, слабая готовность исполнить приказ. В ЮНА, при высокой технической подготовке, наблюдался распад по национальному признаку. В ВС Украины наблюдаются невысокий моральный уровень, слабая профессиональная подготовка военных, среди которых замечены резервисты. Это, похоже относится к некоторым подразделениям Национальной гвардии, которые были разоружены на местах. Материальное состояние ВС Украины в 2014 г. хуже, чем у ЮНА в 1991 г.
  • Как и в июне 1991 г. Белградом, сейчас Киевом проявляется нерешительность военного и политического руководства отдать приказ на подавление восстания и, главное, контролировать его исполнение. Со стороны военного командования она была устранена посредством кадровых установок после Крымского кризиса. Однако слабую готовность пока проявляет политическое руководство. Было объявлено несколько ультиматумов, с  13 апреля говорится о начале военной акции, но наступление, похоже, начинается только утром 15-го (хотя наиболее успешные военные операции – неожиданные). Слова А. Турчинова о том, что операция будет проводиться «поэтапно, ответственно и взвешенно» могут камуфлировать осторожность, нерешительность и неуверенность в собственных силах. Это открывает хорошие возможности для укрепления и расширения протестного движения, если первая атака будет отбита.

 

Различия: слабые стороны восставших

  • Отношение к конфликту «международного сообщества». Оно приветствовало курс Словении к независимости, но не признает протестное движение восточной Украины, готово закрыть глаза на силовую операцию, что развязывает руки Киеву. 
  • Отсутствие единства. Практически все население Словении выступало за независимость. В восточной Украине это можно сказать лишь о тех, кто вышел на улицы. Большая часть населения пассивна, готова принять любой исход событий. Подрывает единство несомненное наличие в областях сторонников современного Киева и подрывного элемента в лице «Правого сектора».
  • Отсутствие известной и признанной политической организации внутри восставших областей. Отсутствие единого признанного лидера, с которым Киев мог бы вести диалог и «решать вопросы».  Нынешние «народные губернаторы» и военные командиры являются назначенцами пришедших на площади людей. Они не связаны с местной властью, не побеждали на выборах (что было в Словении). Их появление стало следствием военного времени. Хотя они и могут стать лидерами, сейчас легитимность такого руководства, его требований, является низкой и легко ставится под сомнение. Однако времени на оформление, согласно всем законным процедурам, нет, как и возможностей. Перспективы укрепления этих структур представляются маловероятными.
  • Расплывчатость требований (федерализация или сецессия). Отсутствие единой четкой цели, к которой можно следовать, протест на сегодня скорее деструктивен, чем конструктивен.
  • Оборонительный характер действий. Территориальная оборона Словении, являвшаяся сама по себе развитой структурой, предусмотренной военной доктриной ЮНА, сумела не только остановить колонны с военной техникой ЮНА, но также заблокировать казармы ЮНА в республике, взять под контроль границу. Судя по имеющейся информации, силы самообороны Востока, при некотором профессиональном ядре подкрепляющиеся народным энтузиазмом, ограничиваются захватом центральных улиц, административных зданий, переброской подкреплений на наиболее напряженные участки. Это чревато потерей инициативы, раздроблением сил и скорым военным поражением.
  • Фактор временного окна. После фактической победы в войне ничто не смогло помешать Словении объявить независимость от Югославии (даже подписание Брионского соглашения о приостановлении на три месяца вступления в силу декларации о независимости). На Украине же существует временное окно до 25 мая, когда будут разворачиваться основные события. Иными словами, у сторонников федерализации есть 39 дней, чтобы добиться проведения референдума, либо, если Киев пойдет на его проведение, 39 дней, чтобы не допустить падения обороны. В любом случае, это – долгий срок, за который может произойти многое.

 

Заключение

Сравнительный обзор показывает, что хотя протестное движение востока Украины на начальном этапе добилось безусловных успехов, в долгосрочной перспективе оно будет идти на спад. Если до 25 мая не удастся добиться искомых требований, будет подорвано моральное состояние, исчезнет ощущение достижимости цели. Это приведет к падению мотивации и ослаблению движения, что облегчит его подавление.

 

Власть Киева, хотя и сталкивается сегодня с трудностями, в дальнейшем будет укреплять свои позиции. Отметим, что сейчас формируется оппозиция нынешнему временному руководству, которая строит свою программу на лозунге жесткого применения силы в отношении восставших. Таким образом, этот курс будет только укрепляться, вне зависимости от того, кто будет стоять у власти в Киеве. Определяющей также станет дата 25 мая, когда произойдет легитимизация киевского руководства. Когда она состоится, откроется возможность для получения зарубежной помощи, Киев получит время и средства для создания новой армии, лояльной, обученной и хорошо вооруженной, которая до наступления зимы сможет провести военную операцию и подавить восточноукраинское восстание, но уже по другому, хорватскому, сценарию. 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся