Блог Аси Шавровой

Приоритеты РФ в стратегической стабильности в условиях кризиса в отношениях с США и ЕС

29 Декабря 2014
Распечатать

 

Украинский кризис обозначил новый этап в отношениях между РФ и Западом в вопросах стратегической стабильности, которая вновь стала одной из важнейших тем на повестке дня. До кризиса данному вопросу внимание уделялось лишь в контексте нераспространения ЯО. В связи с эскалацией конфликта, а следовательно и эскалацией напряжения в отношениях РФ с США и ЕС, вопросы стратегической безопасности снова становятся активным предметом политической дискуссии внутри страны. Речь идет о таких вопросах, как будущее разоружения, договоры РСМД и ДВЗЯИ и система ПРО, которые напрямую связаны с отношениями РФ-США. В данном вопросе роль ЕС отходит на второй план, так как последний проводит свою военную политику в фарватере Альянса и Соединенных Штатов. Тем не менее, в некоторых вопросах ЕС, пусть даже не в качестве независимого игрока, присутствует. 

 

Приоритеты РФ в вопросах стратегической безопасности:

Согласно Концепции Внешней Политики РФ-2013, векторы развития по вопросам стратегической стабильности выглядят следующим образом:

Разоружение: переговоры о дальнейших сокращениях стратегических наступательных вооружений возможны только с учетом всех без исключения факторов, влияющих на глобальную стратегическую стабильность.

ПРО: В связи с созданием глобальной системы противоракетной обороны США Россия будет последовательно добиваться предоставления правовых гарантий ее ненаправленности против российских сил ядерного сдерживания.

РСМД: РФ выступает за создание глобального режима ракетного нераспространения на основе юридически обязывающей договоренности и за придание глобального характера обязательствам по Договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности.

ДВЗЯИ: РФ содействует скорейшему вступлению в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. 

Таким образом, Россия готова соблюдать условия, необходимые для поддержания и укрепления режима нераспространения и дальнейшей перспективы разоружения только в случае всеобъемлющего соблюдения правил остальными государствами-гарантами режима стратегической стабильности. 

 

a. В условиях кризиса, связанного с событиями на Украине, нет возможности утверждать, что данные обязательства будут ими соблюдаться. Особенно это касается позиции США, вышедших в 2001 году из Договора по ПРО и отказывающихся принять какое-либо документальное заверение того, что система ПРО не будет направлена против РФ. Четвертый этап Поэтапного адаптивного подхода развертывания противоракетной обороны в Европе так и не был осуществлен. В современном состоянии отношений между двумя государствами этот вопрос встает наиболее остро, особенно при условии, если Украина станет «сферой влияния» США (с возможным впоследствии вступлением Украины в НАТО и размещение ПРО на ее территории). Несмотря на то, что американское руководство не раз заявляло о том, что размещение ПРО на Украине не является внешнеполитической задачей США, это та переменная, которую необходимо держать в уме российскому руководству, дабы не быть застигнутыми врасплох, если сценарий противостояния примет подобный оборот. Для РФ задача противодействия американской системе ПРО является одной из важнейших для политики в сфере безопасности.

 

b. Невозможно говорить о том, что ситуация с Договором РСМД находится в глубоком кризисе. Тем не менее, будущее режима Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности неясно. Договор, единственный в своем роде предусматривающий уничтожение, а не ограничение какого-то типа стратегических вооружений является асимметричным с точки зрения количества ликвидированных арсеналов у СССР и США. По сути, в период его подписания Договор определенно противоречил интересам СССР, и невозможно заявлять о том, что данная ситуация радикально изменилась в настоящее время. Но, несмотря на многочисленные аргументы в пользу одностороннего выхода из договора, в условиях кризиса выход РФ из РСМД будет воспринят Западом негативно, и может дать Западу маневр для эскалации конфликта под предлогом якобы враждебной политики РФ. На данном этапе выход из Договора не является жизненно важным интересом РФ, в отличие от проблемы размещения американской системы ПРО в Европе. Но при этом невозможно игнорировать факт заявления США о якобы нарушении РФ Договора РСМД и о наличии у них «военных мер» для принуждения РФ его придерживаться. Безусловно, данное заявление носит провокационный характер. Но при этом РФ необходимо отвечать на данный сигнал (и все ему подобные) таким образом, чтобы подчеркнуть, что ни одно государство мира не способно навязать РФ линию, которая противоречила бы ее интересам. 

 

c. В общих условиях кризиса между РФ и США - основными гарантами режима нераспространения - речь о стремлении к дальнейшему сокращению потенциалов не идет. Речь также не идет о выдвижении на повестку дня Договора о Всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Соответственно, в условиях украинского кризиса, единственный вопрос, формирующий повестку дня не только по вопросам стратегической стабильности, но в и целом - это вопрос о размещении американской ПРО на Украине. То есть, в указанной проблематике вопрос о ПРО становится основным приоритетом, в то время как проблемы, связанные с РСМД, ДВЗЯИ и разоружением становятся приоритетами второстепенного значения. 

 

d. Основным условием эффективного осуществления контроля и поддержки стратегической безопасности является консенсус по линии РФ-США. Ранее, несмотря на структурные расхождения по иным вопросам, государствам удавалось достигать единого мнения по стратегическим вопросам, что доказало подписание Договора СНВ-3. Но украинский кризис является одним из наиболее острых региональных противостояний, который содержит в себе не просто противостояние между действующим украинским правительством и его противниками - он является проекцияй на геополитическую борьбу между РФ и США. Поэтому любые другие вопросы в отношениях между двумя государствами выступают в «увязке» с данным конфликтом.

 

e. Отношения между РФ и странами Запада в современных условиях нельзя охарактеризовать единым образом. Если отношения РФ-ЕС имеют скорее выжидательный характер (со стороны ЕС) в силу более осторожной позиции европейских стран в вопросах дальнейших санкций против РФ, то отношения между РФ и США вправе называться конфронтационными, что особенно опасно сейчас, когда не существует определенных «правил игры», присущих биполярной эпохе. 

 

Актуальность данной проблематики в условиях украинского кризиса заключается не только в перспективе включения Украины в Североатлантический альянс. В настоящих условиях наличие стратегических вооружений и стабильность в их сфере является важнейшим ресурсом для осуществления Россией своего влияния на международной арене. Именно поэтому во всех вопросах, связанных со стратегической стабильностью, необходима тонкая выверенная политическая линия, которая способствовала бы поддержанию авторитета России на международной арене. 

 

Дальнейшие рекомендации в вопросе стратегической стабильности в условиях кризиса:

1) ЕвроПРО - жизненно важный вопрос для РФ в условиях украинского кризиса. Продолжать добиваться обсуждения данной повестки вне зависимости от общей риторики в отношениях между РФ и Западом. Конечная цель - добиться как минимум политического заявления, как максимум юридически обязывающего документа о ненаправленности американских ПРО в сторону РФ.

 

2) РСМД - выход из Договора не представляется целесообразным политическим шагом в условиях кризиса, но РФ необходимо не уступать жесткой линии США по данному вопросу. В частности, видится необходимым упомянуть, что США, в отличие от РФ, нарушали РСМД неоднократно - использованием двух ступеней МБР, подлежащих утилизации, в качестве мишеней, имитирующих баллистические ракеты средней дальности для испытания противоракет, а также массовым производством и применением ударных беспилотных летательных аппаратов (БЛА) MQ-1 Predator и MQ-9 Reeper. В условиях кризиса и информационной войны между государствами РФ стратегически важно противостоять попыткам США «очернить» образ РФ в глазах мирового сообщества, что и происходит на примере спекуляций относительно Договора РСМД.

 

3) В контексте кризиса вопросы ДВЗЯИ и разоружения не являются приоритетными. Диалог по этой тематике возобновится лишь тогда, когда конфронтационному периоду в отношениях РФ-США придет конец, поскольку эти вопросы предполагают сближение государств.

 

Украинский конфликт стоит у истоков всех разногласий между РФ и США, включая вопросы стратегических вооружений. В условиях международного давления России необходимо избрать инициативный, открытый подход политико-дипломатического урегулирования кризиса и всех вопросов, связанных с ним. Недопущение радикального сближения Украины с Западом, ее последующего вступления в НАТО и размещения ПРО на ее территории является одной из приоритетных целей российской политики, ее жизненно важным интересом. Но способ защиты данного интереса должен быть выбран исходя из реалистичной оценки современного положения РФ и ее мощи. Опыт показывает, что непримиримая позиция по любым вопросам ведет к обострению отношений между РФ и Западом. О глобальных уступках также речи не идет. Таким образом, Россия должна проявить готовность к диалогу по урегулированию кризиса и всех смежных с ним вопросов, но при этом делая акцент на собственных интересах, в том числе и в вопросах стратегической безопасности. 

Эскалация конфликта вплоть до вовлечения стратегических вооружений не представляется возможной и ядерные силы государств выступают лишь инструментом сдерживания. Тем не менее, та риторика, которой оперирует РФ в современном состоянии, может привести к тому, что, если Украина окончательно изберет курс на сближение с Западом и НАТО, у РФ может не найтись необходимого ресурса, чтобы этому противостоять. Поэтому любые шаги в контексте данного кризиса не должны быть реакционными - они должны быть инициативными и последовательными, так как необходимого ресурса для эффективного реагирования на тот или иной шаг Украины или Запада у РФ может не оказаться.

При этом обострение отношений с Западом может стать для России поводом для поиска новых инициатив в вопросах стратегической безопасности в других частях света. России необходимо развеять активно пропагандируемый образ агрессора на международной арене, и акцент на международной стратегической безопасности может стать инструментом для достижения данной цели. Например, РФ, вслед за США, может проявить интерес к участию в конференции по вопросу о гуманитарных последствиях ядерного оружия. В диалогах со своими зарубежными партнерами (ведь кроме США и ЕС существует большое число стран, для которых данная проблематика является одной из приоритетных) может продвигать инициативу ДВЗЯИ для того, чтобы оставить США в одиночестве в списке не подписавших Договор государств. Безусловно, речь идет о долгосрочной перспективе такой работы, и эта работа не означает что Россия готова отказаться от статуса ядерной державы в качестве конечной ее цели. Но подобного рода деятельность принесет краткосрочный, но важнейший в нынешних условиях результат - повысит престиж России в глазах ныне враждебно настроенных государств, что впоследствии может способствовать смягчению их позиции в отношении России в контексте современного кризиса.

 
Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся