Китай в меняющемся мире: новые вызовы

Новый виток региональной интеграции: перспективы вступления Китая в ТТП

12 Июля 2016
Распечатать

Подписание соглашения об образовании ТТП стало поворотным моментом для интеграции Азиатско-Тихоокеанского региона. Новый проект предполагает высокотехнологичное сотрудничество нового образца, одной из окончательных целей которого является полная торгово-финансовая либерализация внутри партнерства. Китай, как одна из ведущих держав региона, не может остаться в стороне. Однако возможно ли присоединение страны к Транс-Тихоокеанскому партнерству?


Азиатско-Тихоокеанский регион сформировался не в ходе исторических процессов, это геополитический объект. Регион весьма неоднороден в экономическом аспекте и несмотря на огромное количество интеграционных объединений и торговых площадок, существующих на данный момент, лишь немногие страны на самом деле экономически взаимозависимы. В регионе насчитывается более 100 двусторонних и многосторонних зон свободной торговли. За хаотичность и разнообразие заключенных в АТР соглашений и объединений, регион часто сравнивают с «noodle cup» («spaghetti bowl»). Однако на современном этапе можно заметить, что среди этих «беспорядочных» связей появляется закономерность. Современная экономическая ситуация вынуждает выходить за рамки двусторонних соглашений и действовать более масштабно. Так, 5 октября 2015 года между 12 странами было достигнуто соглашение о создании нового регионального интеграционного мега-блока – Транс-Тихоокеанского Партнерства. 

«Восточные» интересы США

В первой половине 2000-х годов было запущено несколько интеграционных проектов без участия США (АСЕАН+3, Восточноазиатская группа перспективного планирования, Восточноазиатская группа перспективного изучения). Кроме того, восточноазиатские страны постепенно теряли свою заинтересованность в АТЭС, во многом из-за неспособности форума предложить хорошую антикризисную программу восстановления экономик стран после 1997-1998 гг. Это не могло не обеспокоить США, и их внимание сконцентрировалось на создании АТЗСТ. Проект получался очень масштабным и для его реализации была необходима база, которой стало соглашение Р4 между Сингапуром, Брунеем, Чили и Новой Зеландией. Географический охват и цели организации (экономическая либерализация, внедрение экологических стандартов, обмен технологиями и проч.) как нельзя лучше соответствовали американским амбициям. Соглашение Р4 легло в основу формирования ТТП, соглашение о создании которого было подписано 4 февраля 2016 года.

Фото: David Rowland / AP   

По заявлениям Соединенных Штатов Америки, ТТП платформа для объединения и развития АТР Согласно заявленным целям, партнерство обеспечит новое качественное развитие региона в целом и стран-участников.      

Свободная трудовая миграция, улучшение качества товаров, создание новых высоких стандартов производства,


защита окружающей среды и продовольственная безопасность – задачи, которые ставят перед собой члены партнерства. На данный момент соглашение подписано между 12 странами, куда входят США, Вьетнам, Сингапур, Малайзия и т.д. Уровень экономического развития стран весьма различается, поэтому соглашение ТТП предусматривает 30летний срок для проведения реформ внутри стран, чтобы каждый участник смог эффективно осуществлять свою деятельность согласно основным требованиям партнерства.

Официальное приглашение?

Так как инициатором создания данного интеграционного мега-блока выступали США, многие требования являются распространение американской идеологии и американских стандартов. В своих заявлениях, нынешний президент Барак Обама нередко заявлял, что «ТТП позволит США – а не таким странам, как Китай – диктовать правила в XXI веке, что особенно важно для такого динамичного региона как Азиатско-Тихоокеанский».

Несмотря на заявления США о возможном присоединении новых участников в лице Китая, России и других желающих стран, на данном этапе подобный сценарий представляется маловероятным по некоторому ряду причин.

Фото: Jiao Haiyang/China.org.cn

Китай официально заявляет, что не считает соглашение об образовании ТТП направленным против него, однако страна продолжает активно продвигать идею формирования РВЭП (Регионального Всеобъемлющего Экономического Партнерства) – интеграционной инициативы, выдвинутой странами АСЕАН, которая направлена на упрочение связей в АТР и в конечном итоге, создания единой ЗСТ между странами АСЕАН +6 (Китай, Япония, Республика Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия). Опираясь на заявления о своем стремлении выступить в качестве гаранта становления мира, стабильности и безопасности в регионе, Китай оставил в стороне ранее доминировавший в его внешней политики принцип «cold politics, hot economics». В настоящее время позиции КНР на международной арене укрепились, и страна заняла новое место в меняющемся мире. В связи с этим, Китай стал проводить более агрессивную внешнюю политику, стремясь не только отстаивать свои интересы, но и играть важную роль в системе принятии решений. Экономический аспект все еще является решающим в двусторонних отношениях Китая с другими странами, однако политическая составляющая стала новой важной частью внешнеполитической стратегии КНР.

Пропасть между КНР и ТТП

Рассматривая возможность присоединения Китая к партнерству, в первую очередь стоит обратить внимание на политическую сторону вопроса. Как уже было упомянуто, образование ТТП – инициатива США, которые пытаются укрепить свои позиции в регионе. В свою очередь, Китай долгое время пытается утвердиться в позиции лидера АТР. Формирование собственного регионального партнерства стало реакцией на усиление США в регионе. Несмотря на тот факт, что изначально двигателем создания РВЭП была АСЕАН, именно Китай активно старается претворить эту идею в жизнь. Организации отведена координирующая роль, что позволяет включение и учет интересов малых стран АСЕАН. До настоящего момента было проведено уже 12 раундов переговоров. Несмотря на недостаток официальной информации о ходе проведения переговоров и их результатов, финальный 14 раунд запланирован на сентябрь 2016 года.

Фото: thebricspost.com

В настоящее время ведется активное обсуждение вопроса, можно ли считать целью создания ТТП и предполагаемого РВЭП лишь экономическую выгоду или же это очередной политический ход с целью консолидировать своих сторонников и утвердиться на позиции лидера в АТР. «Параллельное развитие этих проектов может привести к укреплению не столько тенденций к сотрудничеству, сколько к поляризации обстановки в регионе»[1]. В АТР уже существует множество интеграционных зон, которые предполагают различные правила регулирования товарных и инвестиционных потоков. Принимая во внимание тот факт, что все страны-участницы ТТП являются членами АТЭС и ВТО, условия нового соглашения не являются новаторскими. Между странами-членами ТТП уже существует льготная торговля и таможенные барьеры снижены и вне рамок партнерства. Тот факт, являются ли два экономических мега-блока уникальными, что обуславливает их экономическую необходимость, остается под вопросом. 

Суммируя вышесказанное, на данном этапе ТТП и предполагаемое РВЭП – два конкурирующих региональных мега-блока, которые могут привести к поляризации региона. Два экономических гиганта региона – США и КНР – рассматривают проекты как способ укрепить и расширить свое влияние в АТР. Следовательно, присоединение Китая к Транс-Тихоокеанскому партнерству будет означать признание США движущей силой в АТР.

Оставляя в стороне политическую составляющую причины формирования двух конкурентных блоков в регионе, Китаю экономически не выгодно присоединение к партнерству. Принимая во внимание тот факт, что соглашение уже достигнуто, и все условия четко зафиксированы в договоре, любой новый участник партнерства будет вынужден согласиться с уже установленными принципами организации.

Так, например, согласно главе 17 соглашения об образовании ТТП, доля финансирования государственных предприятий из бюджета страны должна быть не выше 20%. На данный момент в Китае государственное финансирование подобных предприятий составляет от 50 – 80%. Это не позволяет гос. компаниям равноправно участвовать в конкуренции - субсидирование и финансирование не должно отличать подобные фирмы от негосударственных, чтобы уравнять шансы. Таким образом, подобная ситуация внутри страны не может быть изменена в одночасье, напротив требует серьезных внутренних реформ.

Согласно условиям ТТП, страны участницы должны либерализовать свою информационную политику, а именно открыть доступ компаниям и населению свободно отправлять данные за границу, обмениваться информацией, тарифами не должно облагаться скачивание музыки, фильмов и прочей информации. Учитывая нынешнюю нестабильную ситуацию в Китае, связанную с обострением внутренних проблем, например, революция желтых зонтиков, другие массовые выступления на территории Гонконга и Тайваня, множество ресурсов и порталов заблокированы на территории материка. С целью поддерживать стабильность в стране, подобным образом Китай ограничивает возможности антиправительственной пропаганды. Таким образом, правительство страны должно пойти на невозможные в данный период времени уступки в этой сфере.

Кроме того, в ТТП введены экологические стандарты, права защиты интеллектуальной собственности. Принимая во внимание экологическую ситуацию в стране, современное производство КНР отнюдь нельзя назвать экологически чистым. Создание специальных комиссий по проверке выполнения условий ТТП о загрязнениях окружающей среды вынудит Китай модернизировать свое производство, тем самым он понесет большие убытки.

В 28 главе соглашения ТТП говорится о разрешении всех территориальных споров между участниками. В настоящее время Китай вовлечен в несколько крупных споров об островах в ЮКМ и ВКМ (Спратли, Парасельские, Дяоюйдао). Китай не заинтересован во вмешательстве в конфликты третьих сторон, особенно США. Южно-китайское море имеет очень важное стратегическое значение и для США, и для Китая. Достаточно сказать, что через Малаккский пролив ежегодно проходят грузы на сумму почти 5 триллионов долларов, это колоссальный грузопоток. Через Малаккский пролив идет 70-80% нефти Китая, Японии, Южной Кореи и США. Идет конкуренция за влияние, за позиции в этом регионе между США и Китаем. Сейчас ситуация снова обострилась в связи с тем, что на архипелаге Спратли Китаем создаются искусственные острова со взлетно-посадочными полосами, ангарами, объектами в том числе военного назначения. На Парасельских островах во время саммита АСЕАН-США в Калифорнии были обнаружены китайские ракеты противовоздушной обороны, что помимо всего прочего является нарушением Конвенции по морскому праву 1982 года. Так, Китай в данное время не способен разрешить свои территориальные споры, так как это требует значительных уступок со стороны конфликтующих сторон, на которые в данный момент они не готовы.

Кроме того, в 7 главе соглашения речь идет об установлении единых санитарных мер производства продукции. Ставя в качестве примера американские стандарты производства, в соглашении предлагается всем странам-участницам партнерства внедрить такие же санитарные нормы, что, соответственно, так же крайне невыгодно Китаю.

Non progredi est regredi[2]

Безусловно, Китаю как одной из ведущих держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе необходимо быть включенным в новые интеграционные мега-проекты. ТТП представляет собой более «глубокое» соглашение, требующие больших перемен от стран – участников. На базе проведенного анализа можно сделать вывод, что возможность включения Китая в ТТП на данном этапе крайне мала. Не исключено возможное появление форматов ТТП+1 (Китай), но шанс, что КНР войдет в состав партнерства минимален. Условия образования ТТП уже установлены и зафиксированы в соглашение. Соответственно, любые новые члены должны автоматически согласиться с уже данными условиями. Китай вряд ли сможет пойти на подобные уступки. Иначе политическому руководству страны придется во многом перекроить и реструктурировать внутреннюю политику начиная от способов и характера производства заканчивая либерализацией в сфере интернета. Этот процесс требующий большого количества времени и затрат. Кроме того, присоединение к ТТП ударит по политическому престижу страны. В контексте «возвышения Китая», страна испытывает новые вызовы и хочет упрочить свою позицию регионального лидера. До тех пор, пока США будут являться двигателем этого партнерства, вероятность, что Китай станет его частью, маловероятна. В связи с этим, Китай продвигает свою интеграционную инициативу – РВЭП, в которой место лидера будет принадлежать ему.


[1] Канаев Е.А. ТТП и РВЭП в системе экономического регионализма АТР // Современные и перспективные направления сотрудничества России с экономиками АТЭС. - Комсомольск-на-Амуре, 2013. С. 48.

[2] (лат.) не продвигаться вперед значит идти назад

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся