Китай в меняющемся мире: новые вызовы

РВЭП в приоритетах внешней политики КНР

25 Августа 2016
Распечатать


Жизнь требует движений (с) Аристотель



 



   Начало 2000-х годов было сопряжено с появлением новых инициатив сотрудничества в Восточной Азии. Первоначально желание Китая развивать региональную интеграцию основывалось исключительно на экономических факторах, а не на фундаментальном переосмыслении глобальной и региональной геополитики. Региональные аспекты внешней политики КНР базировались на ускорении развития экономического сотрудничества со странами АТР, что в конечном итоге, по мнению Пекина, должно привести к формированию устойчивых общих интересов стран региона и, соответственно, к созданию надежных механизмов региональной безопасности. Но, активизация американских действий в АТР, усиление позиций Китая в регионе и на мировой арене, побудили страну развивать собственную интеграционную стратегию. Одним из ключевых приоритетов Китая в начале века стало формирование Восточноазиатского саммита на базе АСЕАН+3. Несмотря на то, что первоначальная идея КНР не воплотилась в жизнь, ВАС был создан в 2005 году 16 странами, куда помимо АСЕАН+3, Австралии, Новой Зеландии и Индии в 2011 году вошли США и Россия.



 



Предпосылки к образованию РВЭП



 



   В рамках ВАС существовало немало разногласий. Так, например, две параллельные инициативы Китая и Японии о создании Восточноазиатской ЗСТ и Всеобъемлющего экономического партнерства. В отличии от китайской инициативы, Япония предлагала образование сотрудничество на более высоком уровне, в условия которого, помимо либерализации торговли, включалось решение вопросов интеллектуальной собственности, введение таможенных стандартов и проч. Таким образом, подобный раскол внутри ВАС, инициатива создания ТТП, предложении Австралии создать Азиатско-Тихоокеанское сообщество вынудило Китай действовать. В ноябре 2012 года в Камбодже состоялись первые переговоры по созданию РВЭП.



   РВЭП — интеграционная инициатива Китая, направленная на упрочение связей в АТР и в конечном итоге, создания единой ЗСТ между странами АСЕАН +6 (Китай, Япония, Республика Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия). Несмотря на тот факт, что изначально двигателем создания РВЭП была АСЕАН, именно Китай активно старается претворить эту идею в жизнь. 



 



Фото: Toto S / http://print.kompas.com/baca/2016/03/15/Indonesia-and-RCEP-Initiative?utm_source=bacajuga     



Являясь крупнейшей экономикой в регионе, Китай – важнейшая движущая сила экономической кооперации в АТР – активно поддерживает АСЕАН в продвижении РВЭП. Ключевые интересы Китая можно условно разделить на два блока: политические и экономические.



 



РВЭП в приоритетах внешней политики КНР



 



   В первую очередь к экономическим интересам относится создание единого открытого регионального емкого рынка с большим потенциалом развития. Сейчас перед Китаем стоит задача найти новые рынки сбыта. Это одна из главных задач создания также и других интеграционных проектов, например, «Один пояс – однин путь».



   ТТП представляет собой распространение американских идей и стандартов внутри партнерства. РВЭП, в свою очередь, во многом является отражением китайской политики. Информация в таблице № 1 наглядно иллюстрирует, что сферы сотрудничества в рамках проекта обусловлены в основном китайскими интересами. Так в рамках переговоров пока что не затронуты такие нормы как защита интеллектуального права, введение единых стандартов по защите окружающей среды и проч.



   В связи с тем, что со предполагаемые участники РВЭП уже тесно связаны с КНР в сфере экономики, данное партнерство можно рассматривать как удобную платформу для реализации китайских торговых амбиций. «Китай может эффективно использовать РВЭП в качестве полигона, чтобы объединить свои двусторонние и многосторонние экономические связи…»[1]. Уже 4 год идут переговоры по созданию трехсторонней ЗСТ КНР-Япония-РК. Образование РВЭП может заметно ускорить этот процесс, что так же весьма выгодно Китаю.



   Сотрудничество в рамках РВЭП может оказать содействие осуществлению других региональных проектов Китая, а именно ЭПШП, Морской Шелковый путь, Экономический коридор Китай-Индия-Мьянма-Бангладеш. После образования РВЭП процесс переговоров будет облегчен, и странам будет проще прийти к консенсусу уже на достигнутых договоренностей в рамках РВЭП. 



   К политическим интересам Китая, несомненно, относится стратегическая задача – упрочить свою позицию лидера в регионе, не допустив усиление роли США.



 



Ключевые противоречия образования РВЭП



 



   Существует немалое количество препятствий образования РВЭП. Главным источником противоречий являются диспропорции в уровне экономического развития стран-участниц. Страны не могут договориться о списке товарных позиций, на которые предполагается снижение тарифов[2], условиях доступа на рынок услуг и таможенных процедур. Существуют разногласия между предполагаемыми участниками партнерства в создании ЗСТ (с 2013 года идут переговоры о создании зоны свободной торговли между Китаем, Японией и РК), одной из помех являются территориальные споры. Немаловажным препятствием является участие 9 предполагаемых членов РВЭП в ТТП. Несмотря на то, что членство в ТТП не подразумевает запрет на вступление в похожие интеграционные группы, оно ставит вопрос о необходимости участия в других.





 


Фото: http://aseantuc.org/2015/10/what-is-rcep/



РВЭП и ТТП: конкуренция или комплиментарность?



   Здесь представляется целесообразным рассмотреть перспективу сосуществования двух мега – партнерств. Анализируя характеристику двух интеграционных структур, можно сделать вывод, что условия членства РВЭП довольно лояльны, в сравнении с категоричными требованиями ТТП. В первую очередь, ТТП это продвижение американской модели развития, в то время как РВЭП предполагает учитывать индивидуальные особенностей каждой из стран. Транс-Тихоокеанское партнерство продвигает торгово-экономические стандарты Америки: соглашение ТТП предполагает не только практически полную либерализацию экономики, но и вмешательство во внутреннее регулирование стран. Фактически – распространение американских норм и ценностей на всех участников, с целью достижения всеми высоких стандартов развитых стран. Примером могут послужить рекомендации по борьбе с коррупцией. Для детального сравнения условий двух интеграционных партнерств в Таблице № 1 указаны сферы сотрудничества в рамках двух интеграционных проектов, которые предполагают введения общих стандартов для участников.



Таблица № 1. Сравнение сфер сотрудничества ТТП и РВЭП.



































































































































Сферы сотрудничества




ТТП




РВЭП




Торговля товарами




+         




+         




 - Доступ к рынку для товаров




+         




+         




- Текстиль и швейная продукция




+    




0




 - Правила происхождения







0




 - Таможня




+    




0




 - Содействие торговле




 




+         




 - TBT




+   




0




 - SPS




+       




0




 - Средства защиты торговли




+        




0




Торговля услугами




+      




+      




 - Трансграничные услуги




+      




+        




 - Финансовые услуги




+      




0




 - Телекоммуникации




+




0




Инвестиции




+   




+         




Техническое сотрудничество




+       




+        




Интеллектуальная собственность




+        




+        




Конкурентоспособность




+        




+     




Разрешение конфликтов




+   




+    




Правовые и организационные вопросы




+      




0    




Другое:




+        




+         




 - Электронная коммерция







+        




 - Окружающая среда




+        




 




 - Гос. Закупки




+  




 




 - Трудовые ресурсы




+         




 




(прим.)  +   знак означает, что вопросы обсуждены.  0   – этот знак в колонке РВЭП означает, что вопросы должны быть обсуждены, исходя из уже существующих ЗСТ АСЕАН+1.



 



Источник: Shujiro Urata. A Stages Approach to Regional Economic Integration in Asia Pacific. // New Direction in Asia-Pacific Economic Integration. 2014. С. 126.



  



Однако главные вопросы, которые задают эксперты: каковы перспективы создания РВЭП и будет ли деятельность ТТП и РВЭП направлена на сотрудничество или противостояние. Для того чтобы ответить на них, необходимо выявить истинные цели создания данных интеграционных образований.



   Принимая во внимание тот факт, что все страны-участницы ТТП являются членами АТЭС и ВТО, условия нового соглашения не являются новаторскими. Между странами-членами ТТП уже существует льготная торговля, а таможенные барьеры снижены и вне рамок данного партнерства (см. Таблица № 2).



 



Таблица № 2. Страны-Члены ТТП, РВЭП, ВТО, участвующие экономики АТЭС



 





Источник: APEC // URL: apec.org/member-economies.aspx; TPP // URL: ustr.gov/tpp/; RCEP members. ARIC // URL: aric.adb.org/; WTO members // URL: www.wto.org/



 



      По заявлениям Х. Клинтон, реализация условий ТТП может отрицательно отразиться на Америке, а именно, потеря рабочих мест в связи с унификацией рынка труда. Крайне вероятно появление описанного Робертом Мертоном «эффекта Матфея», при котором крупные корпорации будут выигрывать, а потребитель терять. Не говоря уже об убытках, которые могут понести другие страны-участницы. Несмотря на то, что условия соглашения должны быть выполнены странами в течении 30-ти летнего периода, с трудом представляется, каким образом Вьетнам и Малайзия воплотят в жизнь жесткие требования ТТП, например, как они достигнут заявленных, к примеру, экологических и трудовых стандартов.



   Китайская интеграционная инициатива хоть и является более гибкой, но также во многом повторяет условия уже существующих интеграционных форматов. Одна из заявленных окончательных целей РВЭП – создание единой ЗСТ, но у стран АСЕАН уже действует 5 ЗСТ (в формате АСЕАН+1) со всеми участниками РВЭП (с Австралией и Новой Зеландией одна зона свободной торговли). Кроме того, между предполагаемыми участниками есть и двусторонние ЗСТ (Япония-Вьетнам, Китай – Новая Зеландия и т.д.). А «обязательства по таким инструментам торговой политики как, например, антидемпинговые, компенсационные, специальные защитные меры, а также субсидии в секторе сельского хозяйства, вероятно, продублируют те, которые потенциальные члены РВЭП взяли на себя в рамках соглашений ВТО»[3]. К тому же, Китай сейчас активно продвигает проект «Один пояс – один путь», который является более масштабным и амбициозным.



   Таким образом, на практике получается, что нет реальной экономической необходимости в создании данных партнерств. В политическом плане это не что иное как гонка на опережение за лидерство в АТР. 





 



Фото: http://economyincrisis.org/content/it-is-time-to-stand-up-to-china



 



 Вместо заключения



 



   На основании проделанного анализа, можно сделать вывод, что экономические выгоды создания РВЭП крайне сомнительны. Несмотря на бесспорное углубление экономической интеграции между участниками проектов, в случае реализации запланированных целей, потери так же неизбежны. В случае развивающихся стран – возможная экономическая эксплуатация и неравноправное распределение выгод, для развитых стран – осложнение на рынках труда, приток мигрантов, кроме того, отсутствие политики протекционизма непременно нанесет удар по некоторым отраслям производства. Несмотря на заявленный новый образец «всеобъемлющего и высококачественного сотрудничества», ТТП и планируемый РВЭП во многом повторяют уже существующие интеграционные блоки, как в доктринальном плане, так и составном (см. таблицу 2). Это так же ставит вопрос о целесообразности воплощения данных проектов.



   Единственной неопровержимой причиной продвижения Китаем нового проекта является стратегическое соперничество с США в регионе.







[1] Quan Yi. RCEP: A Chinese perspective. // New Direction in Asia-Pacific Economic Integration. East-West Center. 2014. С. 136





[2] Канаев Е.А. ТТП и РВЭП в системе экономического регионализма АТР // Современные и перспективные направления сотрудничества России с экономиками АТЭС. - Комсомольск-на-Амуре, 2013. С. 62





[3] Кадочников П.А., Пономарева О.В. Формирование Всеобъемлющего регионального партнерства: перспективы и последствия. // Мировая экономика. 2014. С. 7.





 


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся