Африканский континент в мировой политике

Сможет ли российский бизнес использовать свой «африканский шанс»?

27 Июня 2012
Распечатать
Поделиться статьей


Не секрет, что Африка обладает обширной ресурсной базой, которая на данный момент используется далеко не в полной мере и, несмотря на наличие в регионе серьёзной экономической и политической нестабильности,  привлекает на континент многочисленных иностранных инвесторов. Вот уже полвека как природные богатства, прежде всего нефть и газ, Черного континента активно осваиваются западными ТНК, получающими колоссальную прибыль от эксплуатации дешевого африканского сырья. С недавних пор в борьбу за эти ресурсы включились и китайские компании, также остро нуждающиеся в больших объёмах энергоносителей для обеспечения мощностей собственной быстрорастущей экономики. В этих условиях резко усилилась конкуренция за возможность проведения в африканских странах геологоразведки, а также за возможность эксплуатировать вновь открытые месторождения. Поэтому в последнее десятилетие в Африке наблюдается бум открытия новых месторождений западными и китайскими компаниями. Так, совсем недавно, 14 июня норвежская государственная компания Statoil объявила об открытии нового крупного газового месторождения в прибрежной зоне Танзании.  А в соседнем Мозамбике в 2009г. также были найдены колоссальные залежи природного газа, способные, по оценкам экспертов, вывести страну на третье место в мире, после России и Катара, по запасам этого вида сырья.





 



В этих условиях происходит проникновение в Африку российского капитала. Во времена холодной войны экономическое присутствие СССР на континенте носило фрагментарный характер и определялось, прежде всего, идеологическими причинами (тесные экономические связи поддерживались, в основном, со странами, вставшими на некапиталистический путь развития, например, с Гвинеей, поставлявшей в Советский Союз бокситы). Однако и это экономическое сотрудничество было во многом свёрнуто в 1990-е гг. в результате отказа от социалистических ценностей и структурного кризиса российской экономики. Частичное возвращение России в Африку произошло в начале 2000-х гг., когда несколько крупных отечественных компаний приобрели предприятия сырьевого сектора в некоторых африканских странах. Но, к сожалению, по-настоящему масштабного проникновения российских компаний на африканский рынок пока не произошло:  в товарообороте России страны континента занимают всего лишь 3%. Однако постепенно российские предприниматели осознают выгодность увеличения собственного присутствия в Африке. Так, в минувшую пятницу, 22 июня, в рамках Санкт-Петербургского международного экономического форума, о необходимости расширения российского участия в добыче газа на Черном континенте заявил глава зарубежного отделения ЛУКОЙЛ Андрей Кузяев. По его словам, крупнейшая частная российская нефтяная компания вложила более $1 млрд. в геологоразведку газовых месторождений на территории Западной Африки. В частности, недавно ЛУКОЙЛ приобрёл права оператора нескольких перспективных морских геологоразведочных проектов на территории Республики Кот д’Ивуар. В целом же Андрей Кузяев отметил, что у России появился «африканский шанс», и отечественные компании готовы нарастить своё присутствие в нефтегазовых отраслях стран континента.





 



Однако сможет ли российский бизнес выдержать острую конкуренцию в секторе с западными и китайскими  компаниями, прочно обосновавшимися в Африке, и приспособиться к политической нестабильности африканских государств, прямо или косвенно влияющей на расстановку сил в этом регионе? Вряд ли конкуренты России на нефтегазовом рынке Африки с лёгкостью откажутся от части колоссальных прибылей, связанных с добычей африканского сырья. А ведь у их правительств, как правило, лоббирующих интересы своих компаний за рубежом, имеется немало ресурсов для продавливания необходимых для них решений в не слишком стабильных и устойчивых африканских странах. В том же Кот д’Ивуаре, чей нефтяной шельф разрабатывал, в частности, ЛУКОЙЛ, в апреле 2011г. вооруженные силы Франции участвовали и сыграли ключевую роль в свержении якобы незаконно избранного президента Лорана Гбагбо и передаче власти в стране его оппоненту - бывшему руководителю африканского департамента МВФ Алассану Уаттаре. В результате, в силу изменившихся преференций правительства Кот д’Ивуара, доля присутствия французской нефтяной компании Total в экономике страны резко увеличилась. Поэтому очевидно, что характерная для региона политическая нестабильность может быть использована российскими конкурентами в регионе, обладающими большим опытом ведения бизнеса в Африке, для выталкивания отечественных компаний из сырьевого сектора стран континента.



 



Поэтому необходимым условием успешного наращивания российского присутствия в африканском нефтегазовом секторе является всемерная политическая поддержка со стороны российского правительства. Прежде всего, это требует более активного участия наших дипломатов в создании в Африке режима максимально возможной политической стабильности и формирования более тесных связей между Россией и африканскими странами-партнёрами. Так что успешность проникновения наших компаний на африканский нефтегазовый рынок будет во многом зависеть от того, какое место Африка займет в ближайшем будущем среди российских внешнеполитических приоритетов.


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся