Африканский континент в мировой политике

Годовщина независимости Южного Судана – угроза войны и хаоса остаётся

12 Июля 2012
Распечатать

9 июля исполнилась годовщина официального провозглашения независимости Республики Южный Судан.  Тем не менее, она не стала первой годовщиной мира, что и было подтверждено решением Совета Безопасности ООН о продлении мандата  миротворцев организации на территории страны. Казалось бы, более, чем полувековая борьба христианского Юга Судана за  самостоятельность от мусульманского Севера завершилась полным успехом сепаратистов, получивших признание суданского руководства и мирового сообщества. Однако конфликт между бывшими частями одной страны вовсе не затих, а перешел в новую фазу.

Недавнее возобновление боевых действий можно объяснить, прежде всего, растущими претензиями южан, позицией стран Запада и двойственной политикой президента Судана Омара аль-Башира. С конца 1990-х гг. политический режим Судана, контролировавший значительные запасы энергоносителей и не проявивший особой готовности к сотрудничеству с США, подвергся серьёзному международному давлению. Ему были вменены в вину якобы имевшие место военные преступления, преступления против человечности и геноцид в ходе второй гражданской войны на юге страны и вооруженного конфликта в Дарфуре, на западе Судана. Кроме того, суданское руководство было обвинено в сотрудничестве с иракским режимом Саддама Хусейна и заподозрено в связях с Аль-Каидой. Лидер же страны был объявлен американскими и европейскими политиками диктатором. Поначалу это давление повлекло за собой лишь экономические санкции против Судана со стороны стран Запада (например, санкции США 1997г.).

 

Однако эти меры, закрывшие страну для западных компаний, принесли больше потерь самим странам Запада, чем суданскому режиму, поскольку на их место пришли китайские компании, полностью заменившие прежних инвесторов и потребителей сырья (85% суданской нефти шло на экспорт в Китай). В результате Судан стал крупнейшим партнером Китая в Африке, экономические санкции стран Запада против режима Омара аль-Башира оказались неэффективными, и давление на суданское руководство было перенесено в международно-правовую сферу. Первые инициативы против суданского президента были выдвинуты в СБ ООН, но они были заблокированы Россией и Китаем. Более  успешным стало преследование суданского лидера в Международном уголовном суде, где в 2008г. ему было предъявлено обвинение в геноциде по  отношению к неисламизированному и неарабскому населению страны. А в 2009г. МУС признал  его виновным в преступлениях против человечности и военных преступлениях, в результате чего был выписан ордер на его арест. Поэтому суданский режим был поставлен в тяжелое положение, и его легитимность на международной арене была подорвана.

В этих условиях Омар аль-Башир пошел на частичные уступки, сохраняя при этом власть. Так, в 2011г. суданский режим оказал поддержку ПНС Ливии в борьбе против Муаммара Каддафи, а также согласился признать результаты референдума о предоставлении независимости Южному Судану. Это решение имело тяжелые последствия для Судана, поскольку 75% запасов энергоносителей страны, обеспечивавших ей  устойчивый экономический рост в течение двух последних десятилетий, остались на отделившейся территории. Это привело к тому, что за 2011г. ВВП Судана впервые с 1990г. упал, и страна оказалась в условиях экономического кризиса и бюджетного дефицита. В результате весной этого года стало нарастать социальное недовольство граждан Судана, выступающих против роста цен на товары первой необходимости. Кроме того, усиливается угроза внешнеполитической изоляции страны.  Так, по всей видимости, политическая поддержка Китаем суданского руководства сократится, поскольку оно не может обеспечить прежнего, почти монопольного доступа к нефтяным ресурсам Южного Судана.

 

В этой ситуации для режима Омара аль-Башира крайне опасными являются попытки молодого государства присоединить к себе спорные территории Хеглиг, Абьей и Южный Кордофан, на которых располагаются колоссальные запасы полезных ископаемых. Потеря этих районов Суданом может означать почти полную утрату ресурсной базы и неминуемое ухудшение экономического и политического положения страны на международной арене. Кроме того, серьёзный удар по экономике Судана был нанесён в декабре 2011г. решением правительства Южного Судана о прекращении экспорта нефти до завершения строительства нефтепровода, соединяющего Южный Судан с морем в обход территории Судана. В результате Судан утратил доходы от транспортировки южносуданской нефти по своей территории. Такое поведение руководства Южного Судана  уже привело к конфронтации страны с северным соседом и вооруженным столкновениям весной этого года.

 

Поскольку Южный Судан пока не собирается отказываться от своих амбиций, а дальнейшие уступки Омара аль-Башира невозможны, развитие ситуации во многом будет зависеть от международного сообщества. Если давление со стороны крупнейших мировых политических игроков по-прежнему будет оказываться только на суданское руководство, это, скорее всего, приведет к нарастанию дестабилизации. В результате ослабления центрального правительства Судана могут активизироваться региональные сепаратисты, что приведёт к дальнейшему усугублению этноконфессиональной обстановки в стране. Поэтому вполне вероятным развитием ситуации в Судане в среднесрочной перспективе может стать хаотизация внутриполитической ситуации по ливийскому, или даже по сомалийскому сценарию. В этом случае страна может стать очагом терроризма и наркоторговли и, соответственно, источником угрозы для международного сообщества. Так что, продолжение прежней политики международного экономического и правового давления исключительно на режим Омара аль-Башира, проводимой США и их союзниками, скорее всего, принесет крайне негативные последствия, в том числе, и для них самих.

 

Вместо этого представляется необходимым принудить обе противоборствующие стороны к конструктивному диалогу, оказывая давление на обе стороны, а также предоставить Судану экономическую помощь для выхода из кризиса и обеспечения роста благосостояния населения страны. Поскольку страны НАТО пока явно не готовы к проведению подобного рода политики, более активную роль в улаживании суданского конфликта стоит играть Китаю и России, поскольку в этом регионе сосредоточены важные экономические интересы этих двух стран. У нашей страны, в частности, имеется большой опыт участия в разрешении этнических конфликтов на территории Судана, и поэтому у нас есть возможность не допустить реализации здесь худшего варианта развития событий. Но притом необходима большая внешнеполитическая воля к обеспечению собственной безопасности и экономических интересов на дальних рубежах, и от этого во многом будет зависеть, какое место Россия займёт в одном из ключевых регионов мира – Африке.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся