Африканский континент в мировой политике

Результаты выборов в Анголе и перспективы региональной стабильности

16 Сентября 2012
Распечатать

На выборах, произошедших в Анголе в конце прошлого месяца, правящая партия МПЛА, которую возглавляет бессменный на протяжении 33 лет президент страны Жозе Эдуарду душ Сантуш, в очередной раз одержала победу. Как представляется, сохранение власти в Анголе в руках МПЛА окажет серьёзное воздействие на расстановку сил в регионе на будущее. И дело не только в том, что страна обладает значительными ресурсами нефти, занимая по её запасам второе место среди стран Черной Африки, и с 2006-го г. входит в ОПЕК. В течение последней четверти века эта страна, имея большой политический вес в регионе, была проводником внешнеполитических интересов крупнейших мировых геополитических игроков (в разные периоды – разных).

 

 

 За весь период, что МПЛА находится у  власти в Анголе, начиная с момента обретения страной независимости, её руководство не раз меняло свой внешнеполитический курс, до сих пор оказывающий существенное влияние во всем регионе Африки южнее Сахары. Получив серьёзную поддержку в период борьбы за независимость со стороны СССР и других стран социалистического лагеря, МПЛА после прихода к власти продолжила тесное сотрудничество с Советским Союзом, и в дальнейшем на региональной арене действовала в фарватере советского внешнеполитического курса. Изначально новое руководство страны было вынуждено вести многолетнюю гражданскую войну с движениями УНИТА и ФНЛА, получающими поддержку со стороны США, КНР, ЮАР и Заира, и противостоять военной интервенции двух последних. Но, несмотря на это, ангольское правительство оказывало значительную поддержку национально-освободительному движению соседней Намибии в его борьбе с вооруженными силами ЮАР, оккупировавшей страну еще в 1915г. по мандату Лиги Наций и предоставившей эту территорию для дислокации вооруженных группировок УНИТА. В результате упорной борьбы, помощи СССР и Кубы, а также из-за отказа ЮАР от политики апартеида и произошедшей в этой связи смены внешнеполитического курса этого государства, в 1990-м г. южный сосед Анголы наконец-то добился независимости. Кроме того ЮАР отказалась от поддержки вооруженных формирований УНИТА, а в 1997г. был свергнут заирский диктатор Мобуту Сесе Секо, также оказывавший вооруженную поддержку этой организации.

 

Однако в это же время, вследствие распада СССР и серьёзного внешнеполитического ослабления нашей страны произошел «уход» России из Африки, что стало тяжелым ударом для её бывших союзников на черном континенте, в число которых входила и Ангола.  В результате стране пришлось приспосабливаться к новым реалиям, отказаться от социалистического пути развития (в частности, пойти на частичную приватизацию государственной собственности) и провести парламентские выборы, в которых участвовали и оппозиционные партии и движения. Кроме того, ангольское руководство было вынуждено начать сотрудничество с администрацией Клинтона, пришедшего к власти в США в 1993г. В результате своё присутствие в стране расширили крупные западные компании, занятые в нефтяной и алмазной промышленности: Exxon Mobil, Chevron, BP, Total, Eni, De Beers и др. В этих условиях страна лишилась возможности вести активную внешнюю политику на африканском континенте.

 

 

Однако в 2000-е гг. ситуация существенно изменилась, поскольку в Африке стал резко наращивать своё экономическое присутствие еще один глобальный игрок – КНР. За предшествующий период Китай оказывал поддержку движению УНИТА, что было причиной плохих отношений между Пекином и официальной Луандой. Однако после окончания холодной войны КНР перестало интересовать политическое противостояние с союзниками СССР, приоритетом руководства Китая стало обеспечение экономической экспансии по всему миру, в том числе и в богатой природными ресурсами Африке. Поэтому КНР стала проявлять готовность к сотрудничеству с любым государством, вне зависимости от его политической ориентации, если то соглашалось предоставить китайским компаниям доступ к своим ресурсам. А Ангола к началу 2000-х гг. нуждалась в надежном источнике кредитов (получение кредитов от МВФ было затруднено обвинениями руководства республики в коррупции), и пошла на сотрудничество с КНР. В результате к 2011г. Китай стал занимать 1-е место в экспорте  Анголы (его доля составляет 37,7%), обойдя США(21%). Обретя нового партнёра, руководство Анголы получило возможность проводить свою внешнюю политику, не будучи связанным опекой США. Поэтому ангольское политическое и экономическое присутствие обозначилось в других африканских странах Содружества португалоязычных стран, прежде всего, в Гвинее-Бисау. До произошедшего в апреле этого года переворота в стране дислоцировались ангольские войска, приглашенные туда прежним руководством страны (партией ПАИГК, в годы холодной войны также ориентировавшейся на СССР). Кроме того, ангольское руководство поддерживает свергнутого в апреле 2011г. президента Кот д’Ивуара Лорана Гбагбо, в своей внешней политике ориентировавшегося не на США и ЕС, а на КНР и Россию.

 

 

В целом, внешнеполитическая активность Анголы является важным стабилизирующим фактором в регионе, сдерживающим передел ресурсов континента в угоду крупных западных ТНК и связанные с этим деструктивные политические процессы. Однако, как показали события последних двух лет, даже влияния такой крупной региональной державы, как Ангола, недостаточно для сохранения стабильности на континенте, где слабая развитость экономики и политических институтов сочетается с наличием ресурсов, привлекающих крупнейших мировых игроков. Чтобы не допустить сползание Африки в глубочайший политический и экономический кризис, способный создать большое количество проблем для всего мира, необходимо более активное участие основных глобальных игроков, прежде всего России и Китая. Очередная победа на ангольских выборах МПЛА будет способствовать поддержанию региональной стабильности, но России, постепенно возвращающейся в Африку, важно использовать советский опыт успешного сотрудничества с руководством Анголы, на который можно будет опереться в будущем, и поддержать внешнеполитический курс этого государства ради обеспечения собственных интересов в регионе. Это не только позволит предотвратить возможные негативные последствия политической дестабилизации в Африке, но и увеличит геополитический вес России как на континенте, так и в целом на мировой арене.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся