Африканский континент в мировой политике

Вооруженные атаки в Абиджане – политический кризис в Кот д’Ивуаре продолжается

31 Декабря 2012
Распечатать

В минувшее воскресенье, 23 декабря, в Кот д’Ивуаре произошла очередная неудачная вооруженная атака на лагерь жандармерии с целью захвата тяжелого вооружения. Этот налёт стал продолжением цепи нападений, совершенных в стране начиная с сентября этого года против объектов, занимаемых армией и правоохранительными органами и особенно участившихся в предрождественский период. Эти налёты усугубляют нестабильность, вызванную политическим расколом между нынешним президентом страны Алассаном Уаттара и сторонниками бывшего лидера страны Лорана Гбагбо, свергнутого в апреле 2011г. при помощи французской военной интервенции и находящегося в данный момент под следствием в Международном уголовном суде. Поскольку вооруженные нападения последних месяцев были направлены против силовых ведомств, подконтрольных Уаттара, у сторонников действующей власти появился повод обвинить в атаках силы, связанные с Ивуарийским народным фронтом, партией Лорана Гбагбо. Однако насколько обоснованы эти обвинения и что мешает преодолению гражданского раскола в стране?

 

 

Предпосылки противоречий, приведших к ивуарийской гражданской войне 2002-2011гг. и дестабилизирующих обстановку в стране сегодня, зародились в период французского колониального владычества в Западной Африке. Берег слоновой кости, в отличие от большинства остальных французских владений в субрегионе, находился в прибрежной зоне, что облегчало его связь с метрополией. Кроме того, в этой французской колонии климат был влажным, а не пустынным или саванным, что создавало значительные возможности для производства там колониальных товаров. Поэтому французский капитал в первой половине ХХ века содействовал развитию в колонии плантационного сельского хозяйства, производящего такие культуры, как кофе и какао. С целью обеспечения плантаций необходимой рабочей силой, не имевшейся на Берегу слоновой кости в достаточном количестве, французские колонизаторы стимулировали приток населения из соседних территорий, также подконтрольных Франции, но не обладавших аналогичным экономическим потенциалом и заселённых в основном мусульманами. Причём для того, чтобы использовать труд жителей Мали (Французского Судана), Буркина-Фасо (Верхней Вольты), Гвинеи и др. на ивуарийских плантациях, французские колониальные власти использовали любые, в том числе насильственные, методы. В результате этноконфессиональный состав населения Берега слоновой кости утратил однородность, так как  коренные жители, преимущественно христиане-католики,  были «разбавлены» мусульманами с севера, перемещёнными для работы на плантациях.

 

               

К 1960-м гг. Франция оказалась неспособной содержать свои африканские колонии, и президент республики Шарль де Голь принял решение о предоставлении 14-ти французским колониям на африканском континенте независимости. Однако французский капитал не должен был утратить своих преимущественных позиций в получивших независимость африканских государствах, а сами государства должны были оставаться в политической орбите бывшей метрополии. Поэтому каждое государство, получившее независимость по договору с Францией, было вынуждено подписать договор, ограничивающий собственный суверенитет в пользу последней в военно-политической сфере. Такой же договор был навязан и Берегу слоновой кости, также получившему независимость от Франции в 1960-м г., вследствие чего страна на последующие десятилетия оказалась в неоколониальной зависимости. С 1960 по 1993гг. страной правил диктатор Уфуэ-Буаньи, безоговорочно ориентировавшийся на Францию в военно-политических вопросах и сохранивший экономическую зависимость Берега слоновой кости (с 1983г. Кот д’Ивуара) от французского капитала. При этом первые десятилетия после обретения независимости характеризовались для ивуарийской экономики быстрыми темпами развития, прежде всего за счёт дальнейшего развития производства сельскохозяйственных экспортных культур. Так, за годы правления Уфуэ-Буаньи страна стала лидером по производству бобов какао, обеспечивая 40% мирового рынка данного продукта, а также заняла третье место в мире по производству кофе (правда, Берег слоновой кости - Кот д’Ивуар производил лишь сырьё, не имея обрабатывающей промышленности и не будучи вовлечённым в более сложные стадии производственного цикла какао или кофе). Кроме того, на севере страны большое развитие получило производство хлопка. Экономический рост отразился на благосостоянии жителей республики и сделал её более привлекательной для населения соседних стран. Это привело к продолжению трудовой миграции на Берег слоновой кости, а затем Кот д’Ивуар, из мусульманских стран Сахаро-сахельского региона.

 

               

В условиях экономического роста, наблюдавшегося в стране до второй половины 1980-х гг., новая, неквалифицированная, рабочая сила, притекавшая с севера, была постоянно востребована в ивуарийском сельском хозяйстве. Однако в середине 1980-х гг. мировая конъюнктура спроса на основную продукцию ивуарийского экспорта серьёзно ухудшилась, что привело к долгосрочному кризису экономики страны и колоссальному росту внешнего долга. Кроме того, в 1993г. умер Уфуэ-Буаньи, и политическая власть в Кот д’Ивуаре утратила свой прежний стабильный характер. В сложившейся ситуации трудовые мигранты с севера оказались существенно менее востребованными в ивуарийской экономике. Кроме того, вследствие экономического спада снизился уровень жизни как приезжего, так и коренного населения страны. Поэтому между двумя группами населения начали возникать конфликты на экономической почве, прежде всего, по поводу земли, занятой мигрантами и их потомками. А вслед за возникновением экономических противоречий в ивуарийском обществе резко усилилась и этнокультурная рознь между различными группами населения. В результате участились проявления ксенофобии, что отразилось и в решениях, принимаемых правительством Кот д’Ивуара. Так, Алассан Уаттара, будучи премьер-министром в последние годы правления Уфуэ-Буаньи, пролоббировал введение ограничений на некоторые высшие административные должности для представителей этнических группировок, не являющихся автохтонными для Кот д’Ивуара. Анри Конан Бедье, ставший преемником Уфуэ-Буаньи на посту президента страны, продолжил политику дискриминации некоренного населения страны. В 1999г. в стране был совершён военный переворот, приведший к власти генерала Роберта Геи. Однако на выборах, проведённых в 2000г., к участию в которых по причине якобы неивуарийской этнической принадлежности не были допущены ни Анри Бедье, ни Алассан Уаттара, победу одержал Лоран Гбагбо, бывший до этого оппозиционером и пользовавшийся поддержкой французских социалистов. С этого момента началась жесткая конфронтация между Гбагбо, занявшим президентское кресло, и Уаттара, оставшимся в оппозиции и продолжившим свою работу в МВФ.

 

 

Придя к власти, Гбагбо продолжил курс своих предшественников в национальном вопросе, что способствовало усугублению этнокультурной розни. В 2002г., в результате неудачного военного мятежа, организованного Робертом Геи, в стране была развязана гражданская война между сторонниками Гбагбо и представителями дискриминируемых групп населения. Последние пользовались поддержкой Буркина-Фасо и Либерии, что помогло повстанцам захватить весь север страны. В гражданский конфликт вмешалась Франция, по просьбе правительства Гбагбо направившая в страну миротворческий контингент для предотвращения вооруженных столкновений между повстанцами и правительственными войсками. В этом конфликте Франция позиционировала себя как нейтральная сторона, однако, согласно дальнейшим утверждениям Гбагбо и его сторонников, бывшая метрополия скрыто поддерживала повстанцев, поставляя им оружие и оказывая другие виды помощи. Кроме того, сторонники данной позиции указывают на полное уничтожение ивуарийских ВВС французскими вооруженными силами, осуществлённое после инцидента 9 ноября 2004г., в ходе которого ивуарийские бомбардировщики, управляемые белорусскими контрактниками, нанесли удар по французской военной базе. Этот авианалёт, приведший, помимо прочего, к гибели 9 французских военнослужащих, сторонники Гбагбо считают провокацией, поскольку ивуарийские бомбардировщики были пропущены французскими миротворцами через нейтральную полосу, разделяющую борющиеся стороны, а наёмники-исполнители авиаудара, задержанные в 2006г. в Того, были отпущены по настоянию Министерства обороны Франции. Исходя из этого, многие африканские политические деятели, включая бывшего президента ЮАР Табо Мбеки, обвиняют Францию в проведении в Кот д’Ивуаре неоколониальной политики.

 

 

Действительно, экономическая политика правительства Гбагбо серьёзно затронула интересы французского капитала, обладавшего до этого привилегированным положением в ивуарийской экономике. В частности, Гбагбо не допустил приватизации и передачи в руки французской нефтяной монополии TOTAL национальных нефтеперерабатывающих предприятий, и предоставил некоторые выгодные контракты на разработку ивуарийского шельфа американским, китайским и российским компаниям. Поэтому у Франции была определённая заинтересованность в сохранении собственного влияния в стране и оказании давления на Гбагбо. Французское давление заставило Гбагбо пойти на перемирие с повстанцами и ввести некоторых представителей оппозиции в свое правительство (Уагадугские соглашения 2007г.). Кроме того, согласно взаимным обязательствам борющихся сторон и под нажимом международного сообщества Гбагбо обязался провести честные демократические президентские выборы. Их проведение откладывалось несколько раз по причине незавершенного разоружения повстанцев, по-прежнему обладавших реальным контролем над севером страны. В итоге выборы были проведены осенью 2010г., тогда как полного разоружения повстанцев так и не было достигнуто. Во второй тур прошли Лоран Гбагбо и Алассан Уаттара. После проведения второго тура выборов независимая Центральная избирательная комиссия не смогла вовремя огласить результаты выборов, однако через некоторое время объявила о победе Уаттара, что повлекло за собой признание мировым сообществом честности выборов и победы оппозиционного кандидата. Однако Конституционный суд Кот д’Ивуара усомнился в верности данных избирательной комиссии. Представители суда, равно как и сторонники Гбагбо, подвергли сомнению результат выборов в северных районах страны, полностью контролируемых повстанцами. Так, было указано на отсутствие в этих районах правительственных и международных наблюдателей, недопущение на этой территории предвыборной агитации в пользу Гбагбо, угрозы физической расправы над избирателями, проголосовавшими за действовавшего президента страны, подтасовки данных о результатах выборов на уровне региональных избирательных комиссий. На основании данных претензий Конституционный суд опроверг результат, объявленный Центральной избирательной комиссией, и объявил президентом Гбагбо.

После этого оба кандидата, прошедшие во второй тур, объявили о своей победе на выборах и прошли церемонию инаугурации. Это привело к тяжелому внутриполитическому кризису в стране, выразившемуся в кровавых столкновениях сторонников обоих кандидатов в последовавшие после выборов месяцы. Международное сообщество в сложившейся ситуации оказало поддержку Уаттара и санкционировало внешнее вмешательство в конфликт. Французские вооруженные силы и члены миссии ООН в Кот д’Ивуаре в апреле 2011г. осуществили интервенцию в страну, захватив президентский дворец и арестовав Гбагбо. К власти был приведён Уаттара, а Гбагбо был экстрадирован в Гаагу, где теперь находится под следствием МУС. При этом, по мнению многих наблюдателей, новое правительство, устанавливая ответственность за беспорядки в ходе постэлекторального кризиса, осуществляло выборочное правосудие. Так, были арестованы 150 сторонников Гбагбо, включая многих видных функционеров Ивуарийского народного фронта, но не было задержано ни одного сторонника Уаттара. Как бы то ни было, политическая разобщенность в Кот д’Ивуаре по-прежнему не преодолена, поскольку сторонники свергнутого президента не признают легитимности нынешнего руководства страны и настроены на продолжение противостояния.

Что же касается участившихся в последние месяцы нападений на объекты, занимаемые ивуарийской армией и правоохранительными органами, то впервые они имели место ещё летом 2011г. и продолжились в 2012г. Правительство Уаттара обвиняет в их осуществлении сторонников Гбагбо. Однако последние атаки, совершенные перед католическим Рождеством, не слишком вписываются в подобные обвинения, поскольку 20 декабря правительством были амнистированы 9 соратников Гбагбо, ранее занимавших видные посты на государственной службе. Руководством ИНФ этот шаг был воспринят положительно, несмотря на продолжающиеся требования освобождения Гбагбо. В этой связи представляется нелогичным со стороны ИНФ устраивать нападения на силовые структуры нынешней власти, тем самым рискуя получить ответную реакцию.

 

 

Тем не менее, кто бы ни стоял за этими атаками, политический кризис в Кот д’Ивуаре продолжается. Очевидно, что остаются нерешенными этноконфессиональные конфликты, приведшие к гражданской войне. Кроме того, режим Уаттара не обладает полной легитимностью в глазах ивуарийского населения, поскольку выборы 2010г. продолжают вызывать множество вопросов. Подобное положение дел, помимо прочего, поддерживается с согласия Франции, стремящейся защитить свои экономические интересы в этой западноафриканской стране. А значит, для разрешения ивуарийского кризиса потребуется более нейтральная и взвешенная позиция Франции - державы, до сих пор обладающей значительным весом на международной арене и играющей ключевую роль в обеспечении развития Западной Африки.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся