Африканский континент в мировой политике

Геополитическое противостояние в сахаро-сахельском регионе. Интервенция Франции в Мали и американское военное присутствие в Нигере

4 Февраля 2013
Распечатать

Два дня назад начался визит президента Франции Франсуа Олланда в Мали, где в настоящий момент при участии французских войск проходит военная операция по освобождению северо-восточной части страны от повстанцев-исламистов. Очевидно, французский президент стремится продемонстрировать успешность прошедших боевых действий и поднять в глазах мирового сообщества авторитет Франции, несколько пострадавший в результате военного вмешательства страны в Кот д’Ивуаре и Ливии. Однако к каким последствиям реально приведёт  иностранное вмешательство в этом западноафриканском государстве, как изменится баланс сил в регионе и сможет ли Франция закрепить достигнутые успехи?

 

Мали – бывшая французская колония, носившая название «Французский Судан», получившая независимость в 1960г. Границы страны, по большей части носящие искусственный характер и «прочерченные по линейке», определились в годы колониального владычества и не имели под собой чёткого обоснования. В результате основная масса населения, занятая в сельском хозяйстве и состоящая из представителей африканских народностей, оказалась сосредоточенной на относительно плодородном юго-западе страны, тогда как большую часть Мали занимает пустыня Сахара, где проживают кочевники-туареги, населяющие также соседние страны и свободно пересекающие региональные межгосударственные границы. И африканские племена, и туареги долгое время сопротивлялись установлению французского колониального контроля над собственными территориями, что приводило к частым восстаниям и тормозило распространение французского влияния в сахаро-сахельском регионе. После обретения Мали независимости политическая власть в стране оказалась в руках представителей африканского большинства, тогда как туареги не получили достаточного влияния в политической системе государства и были лишены доступа к государственному финансированию. Они не собирались мириться с положением меньшинства и отказывались подчиняться малийскому правительству, надеясь на создание собственного независимого государства. Поэтому частыми для Мали стали восстания туарегов, в 2000-е годы имевшие место каждые 2-3 года. Сепаратизм туарегов стал серьёзным дестабилизирующим фактором для Мали и соседних государств. Однако долгое время эти настроения сдерживались  Ливийской Джамахирией, оказывавшей финансовую и прочую  поддержку туарегам и регулировавшей проблемы, возникавшие между сепаратистами и правительством Мали, которое также было получателем ливийских инвестиций. Тем не менее, противоречия между африканцами и берберами (туарегами) оказались одной из причин, приведших к кризису в Мали в 2012г.

 

 

После падения режима Муаммара Каддафи в Ливии туареги, получившие в этой стране военную подготовку, а также оружие (в ходе гражданской войны), получили возможность  осуществить свои планы в Мали и в январе 2012г. начали новое восстание, на этот раз более удачное, чем предыдущие. Коррумпированная, малочисленная, слабо вооруженная и плохо тренированная национальная армия Мали оказалась неспособной защищать территорию государства, и через два месяца отряды туарегов захватили значительную часть севера страны, провозгласив там независимую республику Азавад. Затем на территорию Мали вторглись боевые исламистские организации Ансар ад-Дин и Аль-Каида в странах Исламского Магриба,  отвоевавшие территории, ранее занятые туарегами, и нанесшие дальнейшие поражения национальной армии Мали. В сложившейся ситуации правительство страны оказалось неспособным справиться с внешней угрозой и сохранить контроль над территорией, заселённой туарегами, что помешало ему справиться с внутриполитическими проблемами, приведшими к падению правительства президента Амаду Тумани Туре.

 

Другим важным источником политического кризиса в Мали стали проблемы социально-экономического развития страны. Мали – одна из самых бедных стран на Земном шаре, и уровень жизни населения в этой стране крайне низок. Большая часть рабочей силы Мали (80%) сосредоточена в сельском хозяйстве, и при этом уровень развития первичного сектора крайне низок. Это, в условиях частых неурожаев, приводит к серьёзной нехватке продовольствия. Кроме того, основной сельскохозяйственной культурой в Мали ещё со времён французского колониального господства является хлопок. Его производство стало основной международной специализацией экономики Мали. Экспорт хлопка после обретения страной независимости обеспечивал Мали некоторый приток иностранной валюты, однако производство этой культуры нанесло ущерб продуктовому сельскому хозяйству и поставило благосостояние населения страны в зависимость от глобальной конъюнктуры спроса на хлопок. На протяжении всего своего существования в качестве независимого государства Мали так и не смогло избавиться от сырьевой специализации и экономической зависимости от своей бывшей метрополии. Первый президент Мали Модибо Кейта, а затем Муса Траоре, пытались ослабить зависимость своей страны от Франции, развивая, в частности, отношения с СССР. Кроме того, в экономической политике был взят курс на построение социалистической экономики на плановых началах. При этом руководство Мали отказалось от использования франка Африканского финансового сообщества (общей валюты франкоговорящих стран Западной Африки, выпуск которой контролируется французским центральным банком) и перешло к использованию собственной национальной валюты. Однако эти действия привели к сокращению французских инвестиций в Мали, что нанесло серьёзный урон национальному хозяйству. Поэтому Мали пришлось отказаться от части экономической самостоятельности, несмотря на продолжение курса на строительство социализма.

 

 Взамен в 1974г. правительство Мали почти полностью национализировало малийский филиал Compagnie française pour le développement des fibres textiles (французскую государственную компанию, занимавшуюся производством хлопка в африканских и др. колониях, а также некоторых других странах). В результате была сформирована Compagnie malienne pour le développement du textile с  92,38%-м участием государства и 7,62%-м участием CFDT. Усилиями руководства Мали эта компания оказалась единственным скупщиком хлопка у фермеров. В условиях продолжающейся социалистической ориентации малийские крестьяне получали от экой компании значительную поддержку, выражающуюся в предоставлении семян, дешевых кредитов и сельскохозяйственной техники, а также в поддержке высокого уровня закупочных цен на хлопок. Однако после распада социалистического лагеря и прекращения помощи со стороны СССР руководство Мали (сменившееся в результате военного переворота и отказавшееся от идей социализма) не смогло поддерживать прежний уровень льгот для крестьян-производителей хлопка. Оно было вынуждено отказаться от предоставления дешевых семян, техники и кредитов, а также снизить закупочные цены на хлопок для увеличения конкурентоспособности компании на международном рынке. Это привело к существенному падению благосостоянию малийских крестьян (коих большинство населения страны) и росту их недовольства. Попытки улучшить положение фермеров за счёт частичного возобновления государственной поддержки после прихода к власти в 2002г. президента Амаду Тумани Туре привели к значительным убыткам со стороны CMDT.

 

 

В результате правительством страны по совету МВФ было принято решение о приватизации компании. В августе 2008г. в поддержку этого решения проголосовал парламент республики, а в 2010г. компания была разделена на 4 части, по регионам, участие государственного капитала в которых снизилось до 17%, 20% акций оказалось в руках фермеров-производителей хлопка, а 2% - в руках рабочих. Оставшийся 61% акций каждой из вновь образованных компаний был выставлен на торги и приобретен китайской компанией Yumie (2-х из 4-х компаний), сингапурским холдингом Olam и малийской компанией  Famab. Приватизация, проведённая незадолго до политического кризиса в Мали, вызвала резкое неприятие со стороны крестьянства, поскольку его представители опасались, что утрата национального контроля над ключевой отраслью малийской экономики и стремление новых хозяев контрольного пакета акций к максимизации собственной прибыли приведёт к падению и так невысокого уровня жизни населения страны. Протест вызвала и приватизация национальной железнодорожной системы, энергетики и государственных предприятий в других отраслях. Кроме того, недовольство крестьян и фермеров вызвала продажа правительством сельскохозяйственных земель , которые уже находились в пользовании местного населения, иностранным компаниям (прежде всего, ливийским и аравийским агрохолдингам). Сильным раздражителем малийской общественности  стала коррумпированность государственного аппарата и неспособность правительства решить насущные проблемы собственного населения. Усилилась критика в адрес руководства со стороны левой оппозиции (например, Умар Марико), недовольной тем, что рекомендации МВФ  для правительства Туре являются большим приоритетом, чем интересы собственного народа. В результате проведения непопулярной экономической политики режим Амаду Тумани Туре в преддверии политического кризиса лишился поддержки значительной части населения, что сыграло важную роль в дальнейшем развитии событий.

 

 

Однако представляется, что решающую роль в развязывании конфликта в Мали сыграли не столько внутренние этноконфессиональные противоречия между чёрным населением Мали и туарегами и проблемы социально-экономического характера, сколько внешние факторы, прежде всего, конкуренция глобальных ТНК за контроль над природными ресурсами африканского континента. Дело в том, что в последние годы правления президента Туре в Мали начал резко усиливать своё присутствие китайский капитал, вытесняя французские и прочие западные компании. Так, в 2011г., последний год перед политическим кризисом, на КНР пришелся 31% всей экспортной продукции из Мали. Кроме того, китайские инвестиции в экономику Мали превысили французские, и китайские компании получили контрольный пакет акций в некоторых приватизированных государственных предприятиях и концессии на добычу полезных ископаемых (на данный момент в промышленных масштабах ведётся добыча золота, однако Мали обладает значительными запасами других металлов, в том числе редкоземельных; помимо этого ведётся добыча урана, которая в перспективе может быть резко увеличена). Поэтому, по мнению многих африканских и западных аналитиков, Амаду Тумани Туре как политическая фигура стал неудобен для некоторых глобальных игроков. Причём, согласно некоторым публикациям в западной прессе (The Times, Washington Post), усилением позиций китайского капитала в сахаро-сахельской зоне обеспокоено не только французское руководство, теряющее рычаги экономического влияния в регионе, но и США, не обладающие теми связями с КНР, которые могли бы позволить им поддерживать собственные интересы в Африке.

 

Поэтому, как представляется, кризисная ситуация в Мали позволила США и Франции пролоббировать выгодные для себя политические изменения в стране. Так, 22 марта 2012г. в Мали произошел государственный переворот, свергнувший Амаду Тумани Туре. Руководство переворотом осуществлял капитан Амаду Саного, проходивший военное обучение в США в рамках Пан-сахельской инициативы, программы по антитеррористическому сотрудничеству США и стран сахаро-сахельского региона. После передачи власти временному гражданскому правительству 8 апреля 2012г. во главе правительства Мали оказался шейх Модибо Диарра, гражданин США, ранее работавший в NASA и представлявший компанию Microsoft в Африке. Можно предположить, что эти деятели в какой-то мере являлись проводником интересов стран Запада (прежде всего, США) и во время нахождения у власти обеспечивали интересы американского и французского капитала.

 

 

Однако возникает впечатление, что к концу 2012г. интересы США и Франции в Мали перестали совпадать. Об этом позволяет говорить произошедшая в декабре отставка и арест премьер-министра Мали Модибо Диарра (гражданина США), и усиление власти профранцузски настроенного президента Дионкунда Траоре (незадолго перед французской интервенцией в Мали). Возможной причиной несовпадения интересов двух великих держав является вопрос об участии в интервенции. Согласно резолюции ООН №2085 основная роль в восстановлении контроля над северо-восточными районами Мали должна принадлежать африканским государствам, прежде всего, ЭКОВАС. Однако первыми интервенцию в Мали начали именно французские вооруженные силы, тогда как экспедиционный корпус стран-членов ЭКОВАС прибыл в страну лишь 17 января, когда значительная часть территории Мали уже была освобождена от исламистов. При этом основным донором стран ЭКОВАС является Нигерия, крупный региональный союзник США, чьи вооруженные силы составляют половину контингента блока в Мали. Сами вооруженные силы США (Африканское командование, AFRICOM), заняты обеспечением логистики и снабжения контингента ЭКОВАС, и в целом обладают решающим влиянием на эту региональную организацию. Поэтому та неактивная роль, которую ЭКОВАС сейчас играет в Мали, не может не быть не согласованной с Вашингтоном.

 

 

Такие действия вряд ли могут удовлетворить Францию. Ведь сахаро-сахельский регион, включая Мали и соседний Нигер, является крупным источником необогащенного урана, обеспечивающего атомную промышленность Франции (основному производителю энергии в этой европейской стране). Значение уранового сырья для Франции особенно велико в контексте снижения энергетической зависимости от России. Поэтому в интересах Франции поддерживать стабильность поставок урана из Мали и Нигера. При этом для Елисейского кабинета желательно не допускать переориентации экспорта этого стратегического сырья в Китай (как это происходило в последние годы), однако в целом его интересам соответствует политическая стабильность региона. США же по каким-то причинам не стремятся активно помогать Франции, в частности, в Мали. Кроме того, за три дня до начала визита Франсуа Олланда в Мали США и Нигер объявили о договорённости создать на территории этой африканской страны базу ВВС США для запуска дронов-беспилотников в дополнение к уже существующим базам в Джибути (Camp Lemonnier), Эфиопии, Сейшельских островах, Уганде, Мавритании и Буркина-Фасо. Подобное увеличение военного присутствия США в регионе традиционного доминирования Франции может означать начало конкуренции с ней за контроль над ресурсами Сахары и Сахеля. При этом основную тяжесть интервенции в Мали, скорее всего, придется нести Франции, поскольку страны-члены ЭКОВАС не хотят или не могут оказать реальную военную поддержку в освобождении Мали от исламистов. Боевые действия могут затянуться (по афганскому или иракскому сценарию), или, что ещё хуже для Франции, перекинуться на соседние страны. Кроме того, бывшей метрополии придётся брать на себя ответственность по решению социально-экономических проблем Мали, а также по урегулированию вопроса об автономии туарегов. А конкуренция с китайским капиталом вряд ли прекратится в ближайшем будущем, что позволяет говорить о возможном возникновении новых конфликтов интересов между США, Францией и КНР на африканском континенте.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся